17.02.2012 16:36
Привычка лгать. Часть III

(Окончание. См. часть I, часть II)

«Объединение двух Осетий» - невоплотимая мечта


«Южная Осетия», «Северная Осетия»... Почему должны быть две Осетии? Разве нельзя объединить «Северную и Южную» в составе России? Вот уже несколько лет как эти вопросы не дают покоя осетинским политикам и исследователям. В то время как мечта об «объединении», как и все рассмотренное выше, возникла у осетин в 20-е годы прошлого века, но вовсе не при тех обстоятельствах, которые осетины хотят представить сегодня .

Проследим за событиями.

Идея объединения «Северной и Южной Осетий» первоначально возникла во Владикавказе, т.е. инициатива принадлежит «северным осетинам». Это произошло в январе 1925 года, на I съезде местных Советов, когда указанный вопрос был выдвинут официально. Естественно, следовало выяснить: в какую из республик – Российскую СФСР или Грузинскую ССР – должна войти Осетия? Также было необходимо узнать и мнение грузинского народа, поскольку - и это естественно - вопрос касался населенной осетинами грузинской территории в Шида Картли, а именно, северной части Горийского уезда.

Инициатива владикавказцев была рассмотрена и в Цхинвали: в конце марта 1925 года состоялся V съезд Советов рабочих и крестьянских депутатов Юго-Осетинской автономной области, на котором была рассмотрена информация представителя ЦИК Северной Осетии Харитона Каргиева о возможности объединения двух Осетий.

«Южные осетины» постановили:

«1. Выслушав заявление представителя ЦИК Северной Осетии тов. Харитона Каргиева о состоявшемся решении съезда Советов Авт. Области Северной Осетии об объединении Северной и Южной Осетии, 5-й съезд Советов Автономной области Юго-Осетии приветствует решение 1-го съезда Советов Автономной Области Северной Осетии и считает своевременным постановку этого вопроса;
2. 5-й съезд Советов Юго-Осетии мыслит осуществление этого объединения Северной и Южной Осетии только в пределах Грузинской ССР».

Согласно последующим пунктам Постановления, с целью изучения вопроса предполагалось создать специальную комиссию с участием владикавказцев и цхинвальцев, затем заключение комиссии должно было быть передано на обсуждение в Центральный Исполнительный Комитеты Южной и Северной Осетий. Цхинвали сообщил об этом Москве, а именно, Президиуму Всероссийского ЦИК (документы хранятся в Центральном Государственном Архиве Новейшей истории Грузии. Копии или оригиналы документы, естественно, хранятся во Владикавказе и хорошо известны осетинским ученым...).

Как видим, съезд Советов «Южной Осетии» четко и определенно выразил свое мнение – объединение Осетий должно было произойти только лишь в пределах границ Грузии! Какова же причина принятия такого постановления? Наверное, «южные осетины» хорошо знали: первое, в Грузии меньше всего существовала опасность ассимиляции осетин, и второе, - грузины никогда не смирились бы с присоединением части Горийского уезда к России по желанию осетин.

Всероссийский ЦИК не воспротивился идее объединения Осетий. С этой инициативой был согласен и областной Исполнительный Комитет Северной Осетии. Что касается Грузии: 15 июля 1925 года сессия ЦИК Грузии заслушала по этому вопросу доклад представителя Северо-Осетинской автономной области коммуниста Симона Такоева и единогласно одобрила идею объединения «Северной и Южной Осетий» в составе Грузии. Между прочим, вызывают интерес заявления эмиссара северных осетин на сессии в Тбилиси: «Северная Осетия изъявляет желание выйти из России и войти в состав Грузии... Может кто-нибудь знает, почему ориентация взята на Грузию? Потому что Осетия существовала и шла бок о бок с Грузией. Трудящиеся Северной Осетии воочию видят, что здравая национальная политика нигде не осуществляется так хорошо и целенаправленно, как в Грузинской Республике».

Кроме того, на сессии ЦИК Грузии были заслушаны аргументы «южных осетин»: «Трудящиеся Южной Осетии заявляют, что Грузинская Республика полностью и безоговорочно удовлетворяет их культурные требования и хозяйственные нужды. Поэтому они признают, что было бы совершенно бесполезно, и в этом нет никакой необходимости, осуществлять какой-либо новый эксперимент – отделиться от Грузии». Вполне естественно, что Москве сообщили и о решении тбилисской сессии...

Наверное, интересно, какую же роль сыграл генеральный секретарь Компартии Союза в вопросе объединения «Южной и Северной» Осетий? Скажем кратко: Симон Такоев встретился со Сталиным, который сначала был согласен с тем, чтобы Осетия объединилась в составе Грузинской ССР, но позднее, из-за категорически отрицательного мнения секретаря Северо-Кавказского Краевого Комитата компартии Анастаса Микояна, позиция Сталина была заметно поколеблена. Анастас Микоян уверял Сталина, что вхождение Северной Осетии в состав Грузии вызвало бы раздел всего Северного Кавказа – Грузия вклинилась бы в центральную часть Кавказа... «Включение объединенной Осетии в состав Грузии ставит под угрозу установившиеся межнациональные взаимоотношения, - писал Микоян Сталину. – Поэтому считаем политически целесообразным включение объединенной Осетии в состав РСФСР, а не Грузии». Кроме того, позицию Анастаса Миконяна фактически разделил и член Президиума ЦИК Закавказья Амаяк Назаретян, по заявлению которого, поскольку между Северной и Южной Осетией не было связывающей дороги, то такое объединение было бы фиктивным и не дало бы положительного результата.

В итоге события развернулись таким образом, что вопрос объединения двух Осетий был надолго «законсервирован»...

События середины 20-х годов переданы осетинскими историками весьма необъективно. Выше мы ознакомили читателя с докладом Симона Такоева, в котором он говорит о лучшем положении проживающих в Грузии «южных» осетин по сравнению с «северными». Но уже знакомый нам старший научный сотрудник Научно-Исследовательского Института Южной Осетии Иван Цховребов в статье под заголовком «Кто разделил Осетию?» («Осинформ», 9 января 2012 года) пишет иначе: «Большевистское руководство Грузии советского периода всеми средствами старались ассимилировать осетинский народ. В этих целях они ставили всяческие препоны экономическому и культурному развитию Осетии, закрывали осетинские школы в осетинских селах, на равнине между Гори и Игоети заставили поселиться многих осетин из Цхинвальского и Ленингорского районов. Но ни оного грузина из сел Осетии они не поселили в этих местах, хотя и те были не в лучших условиях. В этих селах, куда насильно переселили осетин, не было ни одной осетинской школы, наоборот, делалось все для того, чтобы как можно скорее эти осетины-переселенцы ассимилировались». Вот как искажаются факты в фальсифицированных трудах осетинских горе-ученых...

Что касается вопроса объединения Осетии, Иван Цховребов и тут неверно отображает ситуацию: он пишет, что Симон Такоев в 1925 году якобы категорически поставил вопрос об объединении двух Осетий, но не указывает, что объединение Осетии Такоев представлял только лишь в составе Грузии...

Вопрос объединения широко рассматривается и в книге Марка Блиева «Южная Осетия в коллизиях грузино-российских отношений (издана в 2006 году во Владикавказе). Автор обвиняет Иосифа Сталина в попытке создания грузинской империи – якобы Сталин хотел расширить территорию Грузии за счет Северной Осетии, но в то же время обходит стороной то обстоятельство, что идея присоединения Северной Осетии к Грузии принадлежит непосредственно владикавказским осетинам...

Насколько было бы оправдано объединение двух Осетий в составе Грузинской ССР с учетом современных реалий?

С одной стороны, тогдашнюю инициативу северных осетин следует оценить положительно: территория Грузия расширилась бы на несколько тысяч квадратных километров, но с другой стороны, этот процесс таил в себе определенные скрытые опасности. Во-первых, отсутствие транспортных коммуникаций вызвало бы определенные трудности в административном управлении (Рокский перевал был непроходим на протяжении 7-8 месяцев, так же на длительный период останавливалось движение и на Военно-Грузинской дороге в направлении Тбилиси-Владикавказ); во-вторых, в то время как осетинское население искусственно созданной «Южной Осетии», несмотря на т.н. «геноцид», более или менее было интегрировано с грузинами, жители Северной Осетии - носители русского менталитета стали бы для Грузии инородным телом; в-третьих, последствия нахождения объединенной Осетии в составе Грузии были бы особо тяжелыми в начале 1990 года, так как Цхинвальский регион мы потеряли бы намного раньше: при подстрекательстве Москвы осетины вышли бы из состава Грузии и присоединились к России.

Между прочим, позднее, в 1944 году, когда по приказу Кремля к Грузии были искусственно присоединены части Карачаево-Черкесии и Чечни – Клухорский (нын. Карачаевск) и Ахалхевский (нын. Итум-Кале) районы, четко проявилось, как сложно - в условиях отсутствия коммуникаций - было бы управлять частями Грузии, находившимися по ту сторону Кавказского хребта. Стало очевидно: Грузии, имевшей сравнительно малый демографический ресурс, трудно было освоить дополнительные территории, тем более такие, которые исторически никогда не находились непосредственно в пределах государственных границ Грузии...

P.S.
29 января 2012 года югоосетинское информационное агентство „RSOnews“ распространило информацию под заголовком «211 лет назад был выпущен манифест о присоединении Грузии к России». В ней дано краткое содержание Манифеста от 29 января 1801 года и причины подписания его императором России Павлом Первым. Естественно, в этом материале нет ничего нового – документ давно знаком исследователям и соответствующие труды по этому вопросу уже опубликованы.

Но главное в том, что осетинские сепаратисты никак не могут успокоиться: в информации агентства „RSOnews“ имеется редакционное примечание о том, что территории, которые теперь находятся под юрисдикцией Республики Южная Осетия и Республики Абхазия, на момент издания манифеста не входили в состав Грузии. «Осетия вошла в состав Российской империи еще в XVIII веке, в 1774 году», - отмечено в примечании. У читателя создается такое впечатление, что под термином «Осетия» якобы подразумеваются обе Осетии – и Северная, и т.н. Южная. В то время как в 1774 году, во время переговоров в Моздоке, к Российской Империи присоединилось только осетинское образование, находившееся на территории нынешней Северной Осетии.

Что касается обстоятельств присоединения к России «Южной Осетии», т.е. северной части Шида Картли: редакция «RSOnews“, как видно, намеренно «забывает», что манифест 1801 года касался конкретно только лишь Картлийско-Кахетинского царства, в состав которого входила Шида Картли с существовавшими на ее территории княжествами, в частности, Самачабло. Исходя из этого, во услышанье осетинским сепаратистам подчеркиваем: в 1801 году в Картлийско-Кахетинском царстве никакой Южной Осетии не существовало, было только лишь Самачабло - одна из частей Картлийско-Кахетинского царства, которое в составе Российской империи, естественно, оказалось вместе с Картлийско-Кахетинским царством.

Впрочем, не исключено, чтобы в умах некоторых осетинских ученых и политиков созрело какое-нибудь подобное абсурдное мнение, которое потом может быть опубликовано в Интернете.