13.02.2014 11:14
Сочинский округ и Абхазия (Грузия) - ч.II

Сочи - субтропический курорт Российского Черноморья, расположен всего лишь в 10 километрах от грузинской границы (от реки Псоу). 7 февраля в Сочи произошло событие мирового значения – состоялось торжественное открытие Зимних Олимпийских игр, в которых, несмотря на сложные политические отношения с Россией и отсутствие дипломатических связей, участвует также и спортивная делегация Грузии. Удивительное совпадение – ровно 95 лет тому назад, 7 февраля 1919 года, грузинским войскам после неравных боев с русской Добровольческой армией (белогвардейцами) пришлось оставить город Сочи, а также Сочинский округ Черноморской губернии и отступить в направлении городов Гагра- Сухуми.

Сочи-Туапсе в составе Российской империи

Нынешние Сочинский и Туапсинский районы в древности, как известно, были частью северо-западной территории Грузии - входили в состав Абхазии. Вспомним, что грузинские земли начинались на севере Черного моря – Никопсии, но это было много веков назад… После установления господства России на Кавказе, в 90-е годы XIX века на упомянутой территории была создана Черноморская губерния, в которую вошли три административные единицы – Новороссийский, Туапсинский и Сочинский округи. Центром губернии стал город Новороссийск, а его южная административная граница, которая примыкала к Сухумскому округу (Абхазии), проходила по реке Мзымта. 25 февраля 1904 года по решению российского правительства эта граница была передвинута на юг - к Черноморской губернии была присоединена часть Сухумского округа, включая территорию, прилегающую к Гагрской климатической станции - всего около 150 тысяч десятин земли, покрытой лесами и альпийскими пастбищами. Естественно, такие действия Петербурга были неодобрительно встречены грузинским обществом, но поскольку территориально-административное изменение было осуществлено на основании планов и соображений основателя Гагрской климатической станции принца Александра Ольденбургского – приближенного российского императорского двора - то какого-либо открытого протеста со стороны грузин не последовало. Такая ситуация сохранилась до 1917 года.

После т.н. Февральской буржуазно-демократической революции в России было сформировано Временное правительство. Для осуществления управления в уже бывшем Кавказском наместничестве было принято решение о создании специального краевого органа т.н. «ОЗАКОМ» (Особый Закавказский Комитет). Во вновь созданном органе особым влиянием пользовались грузинские политики (главным образом социал-демократы). По их требованию 30 октября 1917 года на заседании ОЗАКОМа на основании ходатайства Сухумского окружного исполкома крестьянских депутатов (который позднее объединился с исполкомом рабочее-солдатского совдепа) и местных лесничих, поддерживаемых жителями Старой Гагры и села Алахадзе, было принято решение о восстановлении старой административной границы Сухумского округа, существовавшей до 1904 года. Постановление подписал председатель ОЗАКОМа Акакий Чхенкели. Таким образом, административная граница Сухумского округа, т.е. Абхазии вновь прошла у Адлера, по реке Мзымта.

Перед вступлением в Сочи: восстание большевиков в Абхазии

В марте 1918 года абхазские большевики Ефрем Эшба, Нестор Лакоба и другие под предлогом неправильного проведения земельной реформы организовали мятеж части крестьян Гудаутского уезда (абхазов, армян и русских) против Закавказского сейма (парламента) и комиссариата (правительства). Восставшие объявили советскую власть, создали ревком, не скрыв, к тому же, желания присоединиться к Советской России. Польстившись на обещания абхазских большевиков, хорошо вооруженные крестьянские отряды при поддержке северокавказских коммунистов 26 марта заняли город Сухуми. 8 мая Сухумский Совет рабочих и крестьянских депутатов принял постановление о присоединении к Советской России. Кроме того, в качестве ближайшей цели восставшие рассматривали план свержения Закавказского комиссариата. Лозунг абхазских большевиков «Землю – крестьянам» подхватила также часть самурзаканских крестьян (Гальский уезд), что еще более обострило обстановку. В сложившейся ситуации Закавказский сейм принял решение о восстановлении порядка в Сухумском округе. Особое внимание следует обратить на тот факт, что данное постановление было принято сеймом по просьбе Абхазского Народного Совета (местный управленческий орган Сухумского округа). Его члены - влиятельные князья А. Шервашидзе, Т. Маршания и другие, правда, не были сторонниками подчинения Тбилиси (их больше привлекал союз с Горской Республикой), но в борьбе с большевиками все-таки возлагали надежды на грузинских меньшевиков.

Вот что пишет об этом грузинский военачальник генерал Георгий Мазниашвили в своих воспоминаниях: «… В средних числах апреля, когда штаб моего отряда пока еще находился в Натанеби, ко мне пришла депутация из Сухуми, которая состояла из сухумского моурави и трех членов Абхазского Народного Совета. Они обратились ко мне с просьбой очистить от большевиков как Сухуми, так и всю Абхазию… Я заявил делегации, что решение этого вопроса вне моей компетенции и вопрос Абхазии зависит от грузинского правительства». (подразумевается Национальный Совет Грузии – С.К.).

Следует отметить, что выполнение намеченной военной задачи – положить конец анархии в Абхазии и установить порядок - Грузинский Национальный Совет, в котором доминировали социал-демократы, по некоторым политическим соображениям сначала было поручено начальнику Народной гвардии Валико Джугели.

Биографическая справка:

Георгий Мазниашвили, генерал-майор, участник Русско-Японской войны. Будучи тяжело раненным, он проходил лечение в петербургском госпитале. Восхищенный его храбростью император Николай II приставил к нему своих дочерей в качестве сестер милосердия. Мазниашвили принимал участие в Первой мировой войне. Вернулся на Родину в 1917 году. По заданию Грузинского Национального Совета приступил к формированию первой грузинской дивизии. Летом 1918 года командовал Черноморским фронтом Грузии, а в декабре 1918 года – был командующим на армянском фронте, затем был назначен начальником Тбилисского гарнизона. В феврале 1921 году во время советского вторжения в Грузию Мазниашвили был командующим Соганлугской группировкой войск. В марте того же года, после того как турки заняли Аджарию, грузинские военные подразделения под командованием генерала Георгия Мазниашвили очистили Батуми от неприятеля. С апреля 1921 года Мазниашвили занимает различные должности в грузинской Красной армии. В 1922 году он был арестован чекистами по обвинению в командовании войсками Грузинской Демократической Республики. После освобождения Г.Мазниашвили уехал за границу, но вскоре вернулся на родину. В 1937 году он вновь был арестован, а затем расстрелян.

Валико Джугели, член Учредительного собрания Грузии от социал-демократической партии, командующий Народной Гвардией Грузии. Непосредственный участник почти всех боев, имевших место в 1918-1921 гг. С марта 1921 года находился в эмиграции. Вернулся в Грузию для подготовки восстания 1924 года, но был арестован ЧК и в марте того же года расстрелян.

16 мая военные силы Закавказской Федеративной Республики (считать, Грузии- С.К.) подошли к реке Кодори. Валико Джугели и полковник Кониашвили поставили перед большевиками ультиматум - сложить оружие до 5 часов вечера, на что абхазские коммунисты ответили артиллерийским огнем. В результате тяжелого боя гвардейцы заняли Кодорский мост и откинули неприятеля. Как передал Валико Джугели телефонограммой в Тбилиси, было захвачено «..10 пушек, 7 пулеметов и большое количество пленных». 17 мая грузинские военные части вошли в Сухуми. Жители города встретили грузинских гвардейцев овациями. «Большевики бросили на поле боя еще 11 пушек, 21 пулеметов, большое количество винтовок. Кроме того, наш военный корабль задержал большевистский корабль у Гудауты», - писала газета «Ертоба» в военной сводке, опубликованной 21 мая 1918 года.

Благодаря стремительной атаке грузинская Народная гвардия освободила Гудауту и Новый Афон. Хотя абхазские большевики тоже не сидели сложа руки и обратились за помощью к северокавказским коммунистам (к тому времени уже были провозглашены Кубанская и Черноморская советские республики). Помощь пришла оперативно – из Сочи на автомобилях были перекинуты подразделения в составе около двух тысяч человек. Следует отметить, что с этими событиями совпало восстание в Душетском уезде, которое было организовано большевиками. В данной ситуации правительству в срочном порядке пришлось отозвать военные части и перебросить их в Душеский уезд для подавления восстания. В результате в Гудауте остался лишь малочисленный гарнизон. 18 июня большевистские отряды взяли в окружение грузинских гвардейцев и открыли по ним огонь. После двухдневных боев грузины были вынуждены отойти назад, к сожалению, часть из них была захвачена в плен. 20 июня противник занял также и Новый Афон, в результате под угрозой оказался и город Сухуми. Надо было принимать радикальные меры.

18 июня генерал Георгий Мазниашвили получил из Тбилиси приказ о своем назначении генерал-губернатором Абхазии и одновременно командующим войсками Черноморского фронта Грузии. По его приказу регулярные грузинские армейские части, находившиеся в процессе формирования, в частности первая стрелковая дивизия, были брошены в направлении Гудаута, а 19 июля в Сухуми вошел и сам Мазниашвили.

Примечательно, что для оказания помощи генералу Мазниашвили в боях с большевиками Абхазский Национальный Совет отправил абхазские кавалерийские подразделения в составе 300 всадников…

22 июня в результате хорошо подготовленной операции был освобожден город Гудаута, 28 июня – Гагра, в тот же день боевые грузинские части вошли в Поленково (нынешний Гантиади), перешли реку Псоу, заняли село Веселое и подошли к реке Мзымта – разделительной границы между Абхазией (Сухумским округом) и Сочинской округом.

Взятие Сочи

В своих воспоминаниях Георгий Мазниашвили пишет: «Я получил приказы как из Тбилиси, так и от Абхазского Национального Совета – продвинуться вперед и занять Сочи. Причиной, как мне передали по прямому проводу, были будто бы просьба и мольбы живущих в Сочи грузин, а некоторые члены Абхазского Национального Совета уверяли меня, что Сочи не только когда- то принадлежал Абхазии, но в древности границы Абхазии доходили до Анапы. С получением приказа целую неделю стояли, не двигались вперед, но потихоньку приступили к подготовке для взятия Сочи… Нам говорили, что живущие там грузины с нетерпением ждут прихода грузинских войск… Кроме того, пока большевики находились в Сочи, опасность провокаций и нападений с их стороны была постоянной».

Приведем один интересный документ:

Постановление Абхазского народа совета о необходимости занятия сочинского и туапсинского округов.
24 июня 1918 г.

Абхазский Национальный Совет, обсудив политический момент и учитывая, во-первых, то, что большевистская анархия, которая раздирает Абхазию уже в течение трех месяцев, питается главным образом Сочинским и Туапсинским округами и, во-вторых, учитывая также то обстоятельство, что большевистское настроение создалось и поддерживается на почве продовольственных затруднений, возникающих с момента занятия порта Туапсе большевиками, прекратившими сообщение с Северным Кавказом и задерживающими продовольственные грузы, идущие с Северного Кавказа для Черноморского побережья Абхазии и Грузии, постановил: для водворения прочного порядка в Абхазии и разрешения продовольственного кризиса как в Абхазии, так и в Грузии признать необходимым занятие Сочинского и Туапсинского округов с портом Туапсе. О настоящем постановлении довести до сведения Правительства Грузинской Демократической Республики и командующего отрядом генерал-майора Мазниева.
Председатель Абхазского Национального Совета
В.А.Шервашидзе (ЦГАА, ф.И-39, оп.1, д.6, л.13).


И вновь наступление. 29 июня грузинские вооруженные силы после ожесточенных боев заняли Адлер. Неприятель понес потери в количестве 400 человек.

Несмотря на это, ситуация в тылу грузинских войск серьезно осложнилась – турки высадили в Абхазии вооруженный десант. Его удалось уничтожить, и все силы вновь были брошены в сочинском направлении. 5 июля грузинские войска заняли Хосту, 6 июля вошли в окружной центр - город Сочи.

Что представляли собой город Сочи и Сочинский округ до 1918 года?

Какое значение имела эта территория для Грузии в политическом, экономическом и культурном плане?

Справка: К началу XX века правительство Российской империи стало уделять значительное внимание развитию Кавказского Черноморья, которое в указанный период уже часто упоминалось как «русская Колхида» и «русская Ривьера», подобно Средиземноморскому Лазурному берегу. В 1904 году министр земледелия и государственного имущества Александр Ермолов обратился с просьбой к известному в то время московскому коммерсанту А. Тернопольскому построить на свои средства курортную инфраструктуру в Сочи. Естественно для этого Тернопольский получил от правительства льготы – сократили размер налогов, по низким ценам передали наилучшие земли и т.д. Летом 1906 года Тернопольский нанял архитектора Андрея Иона, под руководством которого в России началось грандиозное для того времени строительство курортного комплекса, которое окончательно завершилось через 6 лет. К 1913 году построенный на инвестиции Тернопольского гостиничный комплекс «Кавказская Ривьера» состоял из 4 гостиниц с 250 номерами с собственным медицинским центром, электростанцией, водопроводом с водой из горных источников, объектами питания, пляжем, плавательным бассейном, спортивным залом, библиотекой, 650-местным концертным залом, в котором часто проходили не только концерты русских и зарубежных исполнителей, но и театральные представления. Гостиница располагала также ботаническим парком с тропическими растениями, где для отдыхающих устраивались короткие экскурсии. Следует заметить, что экскурсии также охватывали и окрестности Сочи. Обслуживали отдыхающих автомобили и автобусы, принадлежащие гостинице. «Кавказская Ривьера» по своим показателям не уступала известным гостиницам европейских курортов. Достаточно сказать, что в то время нигде на побережье Черного моря таких грандиозных комплексов еще не было. Кроме «Кавказской Ривьеры» в Сочи в те годы были построены также гостиницы «Гранд–Отель», «Пассаж», «Европа», «Лондон», «Бельвью», «Россия», «Калифорния»… Также пансионаты «Элита», «Бельведер», «Сальве»… Всего около 20-и гостиниц и пансионатов. К 1914 году в Сочи отдохнуло уже около 20 тысяч человек.

Что касается учреждений культурной и образовательной сферы, то в Сочи функционировала Высшая сельскохозяйственная школа со своей инфраструктурой, женская и мужская гимназии, начальное городское училище, грузинская, греческая и армянская школы, одна городская и три частные библиотеки, три кинотеатра.

В Сочи действовали две типографии, регулярно выходило несколько газет, в том числе «Сочинский курьер», «Сочинский листок» (последняя распространялась почти по всему Черноморскому побережью России, от Анапы до Батуми включительно), иллюстрированный журнал «Черноморская здравница» и др.

Что касается промышленности: в Сочинском округе было несколько заводов по производству строительных материалов (цементный, кирпичный, шиферный и т.д.), продукция которых в основном шла на развитие курортной инфраструктуры. Кроме того, город имел свою электростанцию, работали кожеобрабатывающая и табачная фабрики, винный завод, предприятия по производству натуральных фруктовых соков, сухофруктов и розливу минеральной воды. Следует отметить, что владельцами многих из них были грузины (Гогишвили, Топурия, Лолуа и др.).

В городе действовали почта и телеграф. В качестве обязательного атрибута морского города в 1909 году в Сочи был построен новый морской вокзал, в 1912-1913 гг. был произведен капитальный ремонт шоссейной дороги Сочи-Сухуми и Сочи-Туапсе (с регулярным автомобильно-автобусным сообщением), одновременно приступили подготовке проекта строительства железнодорожной линии Туапсе-Сочи. Несмотря на начало Первой мировой войны, развития курорта не остановилось. Тут же следует добавить, что с неменьшей интенсивностью развивались другие курорты Сочинского края – Адлер, Хоста, Мацеста, Дагомыс.

Что касается населения, то к 1916-1917 гг. в городе постоянно проживало около 10 тысяч человек, в их числе - около 6 тысяч русских, около 2 тысяч грузин, затем, соответственно количеству, – армяне, эстонцы, греки, евреи и представители других национальностей. Что касается населения края, то 4 тысячи из 35 тысяч жителей были грузины. Близ Сочи располагались села, большей частью населенные грузинами – Пластунка и др.

Таким был Сочинский округ ко времени установления на этой территории контроля грузинских властей. Исходя из этого, думаю, ответ на поставленный выше вопрос однозначен: Сочинский округ для нашей страны имел огромное значение по всем критериям.

За успех, достигнутый в боях за Сочи, Правительство Грузии поощрило много бойцов, повысив в звании множество офицеров. А сам генерал-майор Георгий Мазниашвили, как сообщала тбилисская газета «Возрождение» 11 июля 1918 года, за освобождение побережья Черного моря и взятие городов Сочи и Адлер чрезвычайным постановлением правительства был награжден орденом Станислава I степени и саблей (в этот период государственных наград Грузии еще не существовало).

Взятие Туапсе и Белореченска

26 июля, в 20 часов вечера, после 12-часового упорного боя большевики были изгнаны из города Туапсе. «Враг оказывал жестокое сопротивление, и каждую возвышенность приходилось брать боем. Взяли много пленных, захватили 4 пушки, 18 пулеметов, огромное количество гранат и боеприпасов, корабли, автомобили, паровозы и вагоны… Наши потери незначительны. Неприятель сбежал из Туапсе в Армавир», - сообщал Георгий Мазниашвили военному министру Грузии.

Справка: Туапсе и Туапсинский округ (площадью 1561 квадратных верст) к 1918 году представляли собой торгово-курортный и сельскохозяйственный район. Социально-экономическое развитие района началось в 1902 году, ему прочили большое будущее, особенно в силу того обстоятельства, что растущий экспорт кубанской сельхозпродукции осуществлялся именно через туапсинский торговый порт. Экономический прогресс значительно ускорило вступление в строй в 1913 году железнодорожной линии Екатеринодар (Краснодар) – Армавир - Туапсе. В городе было открыто крупное железнодорожное депо и мастерская. Кроме того, заработал цементный завод. Естественно, что в Туапсе, как и в других курортных городах, довольно таки хорошо была развита сфера здравоохранения – работали четыре больницы, несколько пансионатов, значительные гостиницы «Европа», «Ориенталь», «Сан-Ремо», «Москва», «Вена». Первые две имели собственный автопарк.

В городе функционировали культурно-просветительские учреждения – библиотека, музеи, два кинотеатра, две школы-гимназии, садоводческое и винодельческое училище, две типографии, почта и телеграф и др. Действовало грузинское просветительское общество с читальным залом. Население города насчитывало примерно 20 тысяч человек, половину из которых составляли русские. Остальное население было представлено другими национальностями. Следует отметить, что грузины проживали и в Туапсинском крае, но их было меньше, чем в Сочи – примерно 800 человек из 35 тысяч жителей.

Но вернемся к театру военных действий, развернувшихся на Черноморском побережье. Как явствует из доклада Георгия Мазниашвили, потерпев поражение, неприятель отступил на Северный Кавказ. Из Тбилиси на имя генерала был получен очередной приказ: преследовать неприятеля и перейти на территорию Кубани. Возникает вопрос: стоило ли пускаться в такой длительный рейд? Могли ли эти действия вызвать политические осложнения? Кроме того, ведь части грузинской армии далеко оторвались от своих тылов, и перейди они на Северный Кавказ, оказались бы в непривычной для себя среде.

Но приказ был получен, его надо было выполнять. Грузинские воинские подразделения молниеносно пересекли Гойтхский перевал, воспользовавшись железной и автомобильной дорогой, перегруппировали силы и без боя заняли сначала поселок Хадыженск, а затем крупный город Белореченск.

Интересен тот факт, что сам генерал Г. Мазниашвили в силу военных соображений взятие Туапсе и поход на Северный Кавказ считал излишним. По его мнению, было достаточно возвести оборонительные сооружения на берегах реки Шахе, разделявшей Сочи и Лазаревское, тем самым защита Сочи от неприятеля была бы обеспечена. Естественно, о своих соображениях он доложил правительству. Но как пишет генерал в своих воспоминаниях, «Мои соображения могли быть одобрены правительством, если бы не острая нехватка зерна и нефти, которую испытывала тогда Грузия. В тот период в Сочи прибыл представитель Кубанского правительства Лапин, который мне и Гизо Анджапаридзе – поверенный правительства Грузии в Сочинском крае - заявил, что Кубанское правительство готово продать нам хлеб по приемлемым ценам, если Грузия поможет в освобождении Майкопа от большевиков». По словам Лапина, на железнодорожной станции в Майкопе стояли эшелоны с нефтью.

Таким образом, грузинские военные подразделения расположились в Белореченске и начали подготовку для взятия Майкопа, от которого их разделяли какие-то 50 километров. Именно в это время на военно-политическом горизонте появляются представители Добровольческой армии России генерал Антон Деникин и Михаил Алексеев, которые в ультимативной форме потребовали от грузин отступить.

Справка: Антон Деникин, русский генерал-лейтенант, окончил Академию российского Генштаба, участник Первой мировой войны, командующий Западным фронтом. После организованного Лениным большевистского переворота в Петрограде в начале 1918 года сформировал Добровольческую армию, целью которой было восстановление в России монархии под девизом «Единая и неделимая Россия». С января 1920 года Антон Деникин объявил себя верховным правителем России, но потерпел поражение в гражданской войне и сбежал за границу. Скончался в 1947 году.

Естественно, восстановление единой монархической России грозило Грузии большой опасностью, тем более что Антон Деникин считал Черноморскую губернию, в частности Туапсинский и Сочинский край, неделимой частью России.

Добровольческая армия сильно притеснила большевиков, укрывшихся в Кубанском крае. Таманская Красная армия под командованием Е.Ковтюха была вынуждена вновь повернуть на Туапсе. В конце августа 1918 года красноармейцы столкнулись с грузинскими частями, которые по тактическим соображениям командования повернули назад - сначала оставили Туапсе, а затем перешли в атаку и вновь изгнали красных. А 6 сентября деникинцы расположились на подступах к городу. Чтобы избежать большого кровопролития генерал Мазниашвили отодвинул войска к станции Лоо, а в Туапсе вошли части Добровольческой армии…

Ультиматум на переговорах в Екатеринодаре

В средних числах сентября 1918 года для проведения переговоров с представителями Кубанских властей по вопросу упорядочения границ и обмена продукцией в Сочинский край по заданию правительства отправился министр иностранных дел Грузии Евгений Гегечкори. Что касается Добровольческой армии Деникина, то Тбилиси пока что не признавал ее стороной переговоров, хотя брал во внимание будущую опасность. Директивы были следующие: относительно границ - Грузия должна была потребовать максимум Туапсинский округ, но Сочинский округ и Гагрский район ни в коем случае не уступать. По прибытии в Сочи Евгений Гегечкори вместе с Георгием Мазниашвили и Гизо Анджапаридзе встретился с представителями местного населения и политических партий. Во время разговора с ними выяснилось, что «Вообще, душевное состояние населения в пользу Грузии… Как видно, причиной этому является то, что до них доходили слухи о действиях Добровольческой армии, которая проявляла жестокость как к большевикам, так и к меньшевикам и другим политическим партиям. В Сочи мы устроили митинги, я прочитал доклад о текущем моменте, ознакомил с нашим положением. Выступил и Валико Джугели…», - сказано в статье, опубликованной 17 сентябре 1918 года в газете «Ертоба» («Единство»).

К этому времени угрозы со стороны деникинцев приняли частый характер. 18 сентября в Сочи состоялось заседание Совета местных политических партий. В принятой резолюции сказано, что Грузия является единственным государством на территории бывшей Российской империи, где соблюдаются демократические принципы, и поскольку Сочинскому округу угрожает деникинская военная диктатура, то Совет выражает желание, чтобы правительство Грузии незамедлительно специальным декретом оформило временное присоединение Сочинского округа…»

Аналогичные резолюции были приняты также на общем собрании населения Сочи 20 сентября, а позднее и на съезде крестьян округа.

В телеграмме, адресованной Ноэ Жордания, Евгений Гегечкори отмечает: «Было бы непростительной ошибкой не воспользоваться создавшейся конъюнктурой. В свое время все население города с восхищением встретило наши войска, но сейчас, с появлением Деникина, ситуация осложнилась… По моему глубокому убеждению, мы должны воспользоваться единственным козырем – поддержкой населения и политических партий и присоединить округ декретом. Было бы преступлением упустить этот момент… Присоединение округа поставит командование Добровольческой армии перед свершившимся фактом… Мой долг сказать вам: если мы не укрепим Сочинский округ, его могут у нас отнять. В связи с этим, сообщаю вам первый пункт подписанного Антоном Деникиным приказа: до восстановления верховной власти в России Черноморскую губернию со всеми своими округами подчинить командованию Добровольческой армии».

Правда, реализация предложения министра иностранных дел о передаче Сочинского округа Грузии на основании соответствующего декрета запоздали, но политико-дипломатическая борьба продолжалась. Грузинская делегация была вынуждена начать переговоры с руководством Добровольческой армии.

25 сентября 1918 года в Екатеринодаре состоялось заседание, в котором с грузинской стороны участвовали Евгений Гегечкори и Георгий Мазниашвили, а со стороны Добровольческой армии – Михаил Алексеев, Антон Деникин, Лукомский и др. Гегечкори заявил: «…Наша задача при взятии Черноморья состояла в борьбе с большевиками… Наша цель – защитить свои границы и Республику от всех вражеских сил. Необходимо также защитить интересы грузинского населения… У нас нет перспективы широкого захвата». Министр отметил, что территорию округа Грузия заняла временно – до установления на Северном Кавказе мира и спокойствия. Несмотря на это, Деникин вновь в ультимативной форме потребовал освободить Сочинский округ, мотивируя это тем, что в нем проживает больше русских, чем грузин, а также Гагрский округ до реки Бзыбь – мол, здесь русское правительство затратило огромные средства на благоустройство курортов. Добровольцы не вняли желанию населения Сочинского округа присоединиться к Грузии.

Таким образом, переговоры завершились безрезультатно. Деникин категорически запретил кубанскому правительству торговлю с Грузией, экспорт нефти и продовольствия до тех пор, пока Сочинский округ полностью не будет очищен от грузинских войск.

(продолжение следует…)