11.05.2016 15:07
Что последует за цхинвальским «референдумом» о присоединении к России?

Жителям оккупированного Цхинвальского региона, по всей видимости, надоела "независимость" и начали работать над вопросом присоединения к России. Лидер марионеточного режима в интервью российским СМИ заявляет, что до августа проведет референдум о присоединении т.н. "Южной Осетии" к России.

Премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили, выступая в ПАСЕ, заявил: "Мы обеспокоены планами де-факто властей Цхинвали провести референдум по вопросу присоединения к России. Данное незаконное событие подорвет не только суверенитет и территориальную целостность Грузии, но и принесет тяжелейшие последствия для шаткой ситуации на всем Южном Кавказе".

Комментируя планы Цхинвали первый заместитель госминистра Грузии по делам примирения и гражданского равноправия Кетеван Цихелашвили заявляет, что Цхинвали является оккупированной территорией и все процессы, в том числе т.н. референдум, являются нелегитимными. "Этот т.н. референдум даже на практике никак нельзя связать с чьей-либо волей, так как в регионе фактически нет населения. 80% проживавшего до конфликта 90-х годов население не проживает сегодня в Цхинвальском регионе. Большинство из них беженцы, но другие покинули ее потому, что это самоизолированный регион".

По данному вопросу газета "Хроника+" записала интервью с представителем "Клуба экспертов" Ираклием Цкитишвили.

- Куда реально движется этот процесс?

- В первую очередь, это связано с тем, что господин Тибилов пытается сохранить лояльность России к своей персоне и укрепить определенные позиции к выборам, которые должны пройти в Цхинвали в будущем году. Во-вторых - Тибилов давно заявляет, что желает присоединения к России. После того, как подписал с Москвой соглашение о т.н. границах, изменил свой тон. В его заявлениях четко прослеживается, что будучи в Москве ему ясно заявили, что ни о каком присоединении не может быть и речи.

Между прочим, и Путин в своем многочасовом выступлении отметил, что речи о присоединении Цхинвальского региона нет. Однако, запретить провести им референдум они не могут.

Если посмотреть на ситуацию реально, Тибилову никто не может запретить провести на оккупированной территории референдум. Рычаги этого находятся у него. Поэтому, скорей всего он его проведет и получит результаты, которые угодны самому Тибилову. И это несмотря на то, что многие жители Цхинвальского региона совершенно не желают присоединяться к России. Они напоминают цхинвальскому лидеру, что воевали за независимость Южной Осетии.

Но это политический вопрос. Мы знаем, как проводятся подобные референдумы в странах, как Россия и где царит российская система. Всегда в итоге получается тот результат, который нужен руководству. Поэтому, уверен, этот референдум отразит позиции Тибилова.

С другой стороны, России на данном этапе нет нужды, нет желания и даже ничего не предпринимает для присоединения Цхинвалського региона. Россия выполнила свои стратегические задачи по направлению Цхинвальского региона. Тут размещается военный контингент и база, которая нужна России для контроля всего Закавказья и, в первую очередь, Грузии. По моему, на данном этапе там других задач Россия себе не ставит.

- Какие практические последствия могут иметь этот "референдум" с учетом вышеуказанной реальности?

- На практике Тибилов использует это, чтобы постоянно апеллировать к российским властям - вот, мол, мы провели референдум, осетинский народ выразил свое желание присоединиться к России, а вы ничего в этом направлении не делаете. То есть, в первую очередь он желает показать Кремлю свою лояльность, второе - выманить как можно больше денег, и третье - укрепить свою позицию и остаться на посту лидера Цхинвальского режима по результатам будущих выборов.

- Зачем это Тибилову? Его позиция усиливается? Какой процесс развивается в Цхинвали?

- На данном этапе я не вижу какой-либо оппозиции. Хотя и не совсем так, как было во времена Кокойты. Он все же играл роль первой скрипки и его слово имело больше влияния, нежели сейчас представляет из себя Тибилов. Но тогда в регионе имели место определенные процессы, были определенные движения, были неправительственные организации. их влияния и т.д. Но сегодня там уже ничего не происходит.

Кроме того, что я уже сказал по поводу интересов Тибилова, на данном этапе других причин не вижу. Никто ему не противостоит, никто его не призывает к отставке. Реально, с Тибиловым никто не борется. Поэтому, думаю, все это связано с финансовыми вопросами, его внутренней неуверенностью - он не уверен, что Россия поддержит его на будущих выборах.

- Вы отметили, что Россия не нуждается сегодня в присоединении Цхинвалського регионе. На каком этапе ей могут понадобиться результаты этого референдума?

- Подобного рода референдум ей может понадобиться в том случае, если, к примеру, Грузия вдруг окажется в рядах НАТО. В таком случае не исключаю, что Россия воспользуется этим рычагом и присоединит к себе Цхинвальский регионе; или в случае какого-либо геополитического демарша Грузии против России. До того же, ни с политической, ни с военной точек зрения Россия в этом нет никакой необходимости.

- Как следует оценивать заявления грузинской стороны по поводу этого "референдума"?

- Думаю, можно было сделать более громкие заявления и с более высоких трибун, но факт, что сделать что-либо, кроме заявления, грузинская сторона практически не может.

Мы не сможем помешать ни референдуму, ни получению тех результатов, которых добивается Тибилов. Поэтому, на данном этапе мы можем лишь заострить внимание международной общественности на указанных процессах и еще раз внести в международную повестку дня вопрос о наших конфликтных регионах.

- Как развиваются отношения Тбилиси с оккупированными территориями, в первую очередь подразумеваю гуманитарно-медицинское направление?

- Эти направления делают свое дело и по этой части есть определенное продвижение. Но сказать, что это изменить отношение к грузинам оставшихся на оккупированных территориях абхазов, или тех же осетин, было бы неправильно.

Я не ожидаю какого-либо изменения их отношения к Грузии. Они готовы использовать любые ресурсы, которые смогут улучшить их благополучие, но никогда не рискнут сказать вслух, что хотят дружить с грузинами и подумывают о возвращении в лоно Грузии. Они не посмеют этот сказать, так как никто из них не имеет гарантий, что останется в живых после этого.

- Повлияет ли на данный процесс безвизовое сообщение с Евросоюзом?

- Думаю, мало что изменится. Возьмем абхазов (так как в Цхинвали гораздо меньше населения). Те абхазы, которым требуется выехать за рубеж, итак выезжают. То есть, те, кто может и не имеет финансовых проблем, итак перемещаются и у них необходимости брать грузинский паспорт для перемещения без виз в ЕС нет. Во всяком случае, могут быть десятки, даже сотни случаев получения ими грузинского паспорта, но это будет растянутый во времени процесс. Так не будет, чтобы абхазы вдруг прибежали к грузинам и потребовали паспорта для поездок в Европу.

Так что, даже если они получат паспорта и будут выезжать отсюда, не думаю, что их отношение к грузинам на данном этапе изменится.

Безвизовый режим хорош, это большой шаг для нас, грузин, и политически для государства, но с точки зрения урегулирования конфликта, мне будет сложно подчеркнуть его какую-либо особую роль.

- В чем выход? Какие шаги должна предпринять грузинская сторона для урегулирования конфликтов и сохранения реальной перспективы сохранения территориальной целостности?

- Исходя из создавшейся в мире ситуации, Грузия не имеет каких-то особых рычагов решить этот конфликт сегодня-завтра или в ближайшие один-два года. Те, кто могут оказать определенное давление на процесс, находятся в пассивном положении. Имею в виду Европу и США. Они в пассивном положении исходя из того, какая ситуация создалась в самой Европы и в отношении России.

Нам следует думать не о том, как решить эти конфликтные ситуации сегодня и завтра, а о том, чтобы построить государство, в котором мы сами хотели бы жить. Мы должны строить демократическую, развитую Грузию. Сейчас у нас как-раз есть время не думать о другом и идти целенаправленно в этом направлении.

Естественно, в этом процессе мы не должны забывать конфликтные регионы и они должны находиться постоянно в международное повестке дня. Но перспективы, что эти вопросы выйдут на первый план для международной общественности, в ближайшее время ждать не стоит. Во всяком случае, пока не урегулируется ситуация в отношении Сирии, вопросов миграции и т.д., и пока мы сами, наше государство по своим демократическим принципам не станет соответствовать европейским стандартам.