RSS
Мухаджирство дагестанцев в 60-х годах XIX века. Часть I
13.10.2011 12:39
Мзия Ткавашвили
доктор исторических наук, научный сотрудник отделения новой и новейшей истории Института истории и этнологии Университета им. Джавахишвили

После Крымской войны (1853-1856 гг.) перед политической и военной элитой России возник вопрос о скорейшем окончании Кавказской войны. Согласно проекту наместника на Кавказе Барятинского и главнокомандующего левого фланга Кавказской линии генерала Евдокимова, самым эффективным методом скорейшего и окончательного завершения войны было массовое заселение - большими аулами по 200-300 домов - кавказцев в равнинные места, в хорошо контролируемые Россией районы, и усиленное переселение на Кавказ казаков. Российская империя успешно применяла миграционную политику на всем протяжении процесса покорения Кавказа, хотя особые масштабы этот процесс принял на завершающем этапе войны.

Императорский двор изменил также и стратегию военных действий на Кавказе. Было принято решение первоначально осуществить главную атаку на северо-восточный Кавказ. Действительно, главное командование Кавказа к 1857 году основной состав вооруженных сил России перебросило на левое крыло Кавказской линии, к территории Чечни и Дагестана. Планомерные атаки на горную часть северо-восточной Грузии осуществлялись и со стороны Закавказья, т.н. кордонной линии Лекети.

Параллельно с боевыми операциями, осуществляемыми против чеченцев и дагестанцев, главное командование Кавказской армии применяло один из испытанных и эффективных методов захватнической политики России – заселяло горцев в низменность. В 1857-1858 годы, после кровопролитных боев с чеченцами русские насильственно переселили большинство чеченского населения в низменность в северо-восточной части Кавказа и на побережье реки Дон. На военные операции русских и насильственную миграцию в 1858 году чеченцы ответили сопротивлением. Чечня была кормилом и стратегическим ключом для Дагестана. Ее покорение нанесло большой удар по национально-освободительному движению северокавказцев под руководством имама Шамиля.

Параллельно осуществлялись военные экспедиции для покорения пока еще свободных горских общин Дагестана.

В 1857, 1858, 1859 годы Россия предпринимала беспрерывные атаки на высокогорный Дагестан. Население оказывало врагу самоотверженное сопротивление. Русские сжигали и разрушали богатые и многочисленные аулы, уничтожали продовольствие и обрекали население на голодную и холодную смерть. Изгнание из родных мест, покоренных людей носило систематический характер. Их переселяли в низину, в частности в Кахетию, на кордонную линию Лекети.

Шамиль отступал и оставлял стратегически важные пункты. 14 февраля 1859 года с малочисленным отрядом мюридов он из Ведено перебрался в Гуниб. Российская армия следовала за ним по пятам. В августе Гуниб был окружен 10- тысячным российским гарнизоном. В августе 1859 года к Губину подошел наместник Кавказа Барятинский. Он непосредственно руководил операцией по захвату в плен имама Шамиля. 25 августа 1859 года, в 4 часа дня Шамиль сдался Барятинскому.

Несмотря на то, что северо-западные кавказцы продолжали сопротивляться и не сдавались добровольно русским, пленение Шамиля было оценено как поражение национально-освободительного движения всего населения Кавказа.

Часть историков, главнейшим фактором начала мухаджирства, переселения населения Северного Кавказа в Османскую империю считает именно пленение Шамиля.

В связи с вызвавшими этот процесс причинами иное мнение высказывает временный исполнитель обязанностей наместника царя на Кавказе Григол Орбелиани. По его мнению, мухаджирство было вызвано крайним притеснением кавказцев российскими властями. Заселяя казаками территории вокруг горских аулов, на посевных землях и пастбищах российские власти лишали местных жителей жизненной перспективы. Не в лучшем положении были и переселенные на равнину горцы. Российские власти их так притеснили, что часть была вынуждена вернуться назад – в горы. Большинство избрало переселение в Османскую империю.

Официальные документы свидетельствуют, что российские власти ставили перед кавказцами, оказавшимися в безвыходном положении в результате военных экспедиций, ультиматум, принуждая избрать одно из двух - или переселиться на равнину, или покинуть родину и уйти в Османскую империю. В случае отказа, им угрожали полным уничтожением. Кавказцы были вынуждены покинуть родину.

Изначально в Османскую империю ушли самые непримиримые противники России. В результате подстрекательства российских властей, усиленного заселения Кавказа казаками и другого рода преступными действиями миграция в 1858-1865 годы стала неуправляемой и переросла в массовое переселение кавказцев в Турцию.

После покорения северо-восточного Кавказа здесь начали осуществление административной реформы. Для управления краем было создано русское правление, что было неприемлемо для местного населения, и оно приняло решение о переселении за границу, в основном в Османскую империю.

Требования о переселении за границу сначала, в конце октября 1859 года, прозвучали в Дербентской губернии. Они были вызваны обложением населения налогом. Жители Дербента хотели переселиться в Персию. Они не осмеливались заявить российским властям об истинных причинах переселения из родины в Персию и объясняли отъезд за границу желанием посетить родных и близких и святые места.

С ноября 1859 года стремление в Османскую империю проявило население Дарго и Чайтаг. Управляющий по военным и гражданским делам генерал-майор Асеев в письме на имя начальника войск и гражданских дел генерал-лейтенанта князя Меликова, датированном 18 декабря 1859 года, писал, что призывы переселиться в Османскую империю начали распространяться среди народов Дагестана со стороны центральной части кавказской линии. Это движение, говорилось в письме, на местах разжигают представители духовенства и некоторые гражданские лица. Они надеются, что власти по достоинству оценят их деятельность во главе движения в том случае, если переселение дагестанцев в Османскую империю завершится благополучно. Они уверяют народ, что исходя из единой веры, их поселят вблизи Мекки, что у них будут значительные привилегии и богатые, обширные земельные угодья. Распространяются слухи, что в следующем году османские власти направят в Дагестан 5 пашей, которые будут руководить процессом переселения желающих.

Население общины Башли направило письмо проживающему в Константинополе соотечественнику некоему Агкаю. Его просили добиться от султана разрешения на переселение в Османскую империю жителей Чайтаги и Дарги, часть которых он поселил бы у себя.

Представители высшей и местной власти Дагестана пребывали в неопределенном положении. У них не было указаний от наместника царя относительно того, что ответить желающим навсегда уехать с родины. Они, как это еще издавна было заведено, выдавали разрешение (от 6 месяцев до года) на выезд за границу только лишь паломникам в Мекку, остальным по разным причинам создавали препятствия.

До получения соответствующего приказа наместника царя Барятинского, русские чиновники тайно следили за событиями и обращались к мягким административным мерам в отношении тех, кто активно побуждал людей к переселению. Например, в начале 1860 года население Кайтаги призывали к переселению в Османскую империю Ахмед–паша и его сын. Поскольку переговоры с ними – до получения приказа Барятинского, который требовал прекратить побуждать население переселиться в Османскую империю, не дало никаких результатов, военный и гражданский правитель Дербента Асеев сообщил Меликову, что необходимо на некоторое время изолировать Ахмеда-пашу от населения и до получения приказа отозвать его в Темир-Хан - Шура.

Меликов предусмотрел совет Асеева. Ахмед-паша был на некоторое время задержан в Темир-Хан-Шура, а потом весной 1860 года из-за непримиримости к российским властям, ему разрешили продать все имущество и с семьей переселиться в Османскую империю. Русские чиновники изолировали подстрекателей от населения и параллельно вели пропаганду против переселения.

В отличие от Ахмеда-паши, трагичной была жизнь жителя аула Башли Дербентской губернии Шахмардана-Кади, который активно пропагандировал переселение в Османскую империю. По приказу наместника царя А. Барятинского от 2 ноября 1860 года он был арестован и сослан в Тамбов. Позднее он был переведен в Вологду. Шахмардан-Кади не раз обращался к русским властям с просьбой, если не помиловать, то, хотя бы, переселить его поближе к родине, в Астраханскую губернию, чтобы он имел возможность видеться с семьей. Шахмардан-Кади был духовным лицом, и по этой причине русские власти не доверяли ему. Поэтому его просьба не была удовлетворена.

Эти мероприятия русских властей возымели действие, и среди населения воцарилось спокойствие. Как отмечали местные представители администрации, население перестало обращаться за разрешением на переселение в Османскую империю и «жалело о своем поведении».

Продолжение…


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна