RSS
И невежество, и фальсификация (ответ дуэту Шамба-Непрошин)
04.11.2011 13:57
Т. Берадзе, Б. Хорава, С. Киладзе

Недавно на имя «Клуба экспертов» пришло письмо московских профессоров Т. Шамбы и А. Непрошина под заголовком «Ответ грузинским «экспертам». В нем в качестве ответа на статью господина С. Киладзе «Договор между Грузией и Россией от 7 мая 1920 года и вопрос Абхазии», в очередной раз озвучены «юридические предпосылки», которые якобы легли в основу признания «независимости Республики Абхазия». В этом небольшом по объему «ответе» накручено столько заведомой лжи, в нем столько невежества, что даже не знаешь – смеяться или плакать…

Московские профессора так далеки от исторической истины и правды вообще, как далеки от самой Абхазии. Из их ответа «выясняется», что в истории был «Один из моментов, когда территория Закавказья, а именно, Картли и Кахетия, и некоторые другие княжества имели связи с Абхазией – это когда известный правитель Давид II Строитель (1089-1125 гг.) воссоздал на основе государств Колхиды и Иверии Самефо Апхазети». Очевидно, авторам этого опуса неизвестно, что «Абхазское царство», а не «Царство Абхазия» было создано задолго до правления Давида Агмашенебели – в 90-е годы VIII века. К тому же в тот период о существовании государств Колхида и Иверия (та же Иберия) в просвещенном мире было известно разве что нескольким ученым мужам, да и то - туманно. Московские профессора даже не знают, что грузинская историография «Абхазское» царство вовсе не называет «Абхазо-грузинским царством», а условно называет «Эгрисско-Абхазским царством», поскольку создано было оно на основе объединения Западной Грузии, Эгриси и Абхазии, и возглавила его абхазская, по происхождению, династия. Именно поэтому и получила она название «Абхазского» царства. То, что это государство было грузинским, явствует хотя бы из того, что государственным и богослужебным языком в нем был только грузинский (как устный, так и письменный) язык. Наверное, не является спорным и то, что Давид Агмашенебели «Абхазское царство» не «создал», а завершил объединение исторических земель Грузии в единое государство. Тут же следует вспомнить, что в длинной титулатуре Давида Агмашенебели «Царь абхазов, картвелов, ранов и кахов, армян, шарванша и шахан-ша и властелина всего Востока и Запада» - «царь абхазов» является только одной, составной частью.

Московские профессора отмечают, «Грузинская и абхазская стороны стараются вычеркнуть это время из памяти по следующим причинам: грузинская сторона не может согласиться, что на всем протяжении до XIV века государственной структурой всего Закавказья было именно «Абхазское» государство. Абхазов не устраивает подобная концепция, поскольку в этом, «Абхазском» царстве, правили не абхазы». Можем успокоить московских профессоров: они введены в заблуждение и грузинские историки вовсе не пытаются «вычеркнуть» этот факт из истории. Надо также отметить, что во время монгольского владычества, в середине XIII века, Грузия разделилась на две части: царство «Лихтамери» (Восточная Грузия) и «Лихтимери» (Западная Грузия), вместе с тем монгольское господство не распространялось на Западную Грузию. Царь Грузии Гиоргий V Блистательный (1318-1346) в 30-е годы XIV века освободил страну от монгольского господства и восстановил ее единство. А господам профессорам напомним, что «Абхазское» царство существовало с VIII века и в начале XI века оно объединилось в единое Грузинское царство. Основателем этого царства был Баграт III Багратиони (978-1014) - грузин по отцу и абхаз по матери; в 978-1010 годы - царь «абхазов». Между прочим, похоронен он в Абхазии, в Бедийском храме.

А почему абхазы «избегают» истории этого и другого периода, почему в Абхазии «отсутствуют какие-либо памятники, посвященные правителям этого периода: Давиду, Тамаре, Лаше …», - тоже хорошо известно. В позднее средневековье в Абхазии произошли радикальные этнические изменения: в результате смешения переселившихся из Западного Кавказа горских народов с местным населением сформировался современный абхазский (апсуа) этнос; поселившаяся здесь масса поглотила местное население, в результате чего сформировался новый этнический вид абхазов. Абхазы познего средневековья не являются потомками тех абхазов, которые участвовали в культурно-политическом строительстве феодального Грузинского государства. Известный грузинский историк академик Нико Бердзенишвили специально ввел в историографию термин «теперешняя Абхазия», тем самым пытаясь разделить «древнюю» и «новую» Абхазию (Н. Бердзенишвили, Вопросы истории Грузии, Тб., 1990, стр. 610-614). Поэтому и писал он о нынешних абхазах – «избегают собственной истории». Именно этого не хотят признать московские профессора.

Исследователи Т. Шамба и А. Непрошин, как видно, из недоступных для других источников узнали, что после Давида Агмашенебели «царство» (наверное, «Абхазское» царство) оставалось в подчинениии восточной провинции Византии - Трапезундской империи во главе с династией Комнинов. Наверное, московские профессора могли бы разъяснить, как «созданное» Давидом Агмашенебели «Абхазское царство» оказалось в подчинении Трапезундской империи Комнинов, существовавшей в 1204-1461 гг. - государства, которое, в свою очередь, на протяжении многих лет признавало верховенство Грузии. Кроме того, Трапезундская империя была не частью Византии, а независимым государством.

Как выясняется из ответа московских профессоров Симону Киладзе, «в середине XV века на кавказское побережье высадились османы, а греки, обитавшие в Причерноморских населенных пунктах с незапамятных времен, вынуждены были покинуть страну. Какое-то время служба в храмах велась на грузинском языке, но в самое короткое время епископы также покинули храмы страны и удалились в Хопи, Гелати, Гори, Кутаис и др., где не было турок, поскольку в Абхазии не для кого было вести службу: христиане – греко-римское население оставило этот край, а абхазцы постепенно приобщились к исламу. На этом его грузинизация в ту пору и закончилась».

И в этом случае знание истории московских профессоров весьма скудны. Они хотят убедить неосведомленного читателя, что на территории нынешней Абхазии проживали не грузины, а «греки», «греко-римляне». Господа профессора не знают, что «греки», «греко-римляне» остались в античности. Професор Т. Шамба мог бы по этому вопросу проконсультироваться со своим братом-историком Сергеем Шамба, чтобы не ставить себя в неловкое положение. Что касается османов, то они захватили северо-восточное Черноморское побережье Грузии, главный город Одишского (Самегрело) княжества Цхуми и его окрестности в 1578 году и создали т.н. «Сабегларбего». Именно в этот период турки назвали Цхуми «Сухуми». В 1580 году сухумское сабегларбего было упразднено, и турки покинули Черноморское побережье Грузии. Правитель Одиши Леван II Дадиани (1611-1657) соорудил систему крепостей - т.н. «Келасурскую стену» именно восточнее древнего грузинского города Цхуми, вдоль левого побережья реки Келасури и Кодорского хребта. Как пишет грузинский летописец Вахушти Багратиони (1696-1758), «чтобы абхазы не просочились».

Во второй половине XVII века абхазы (имеется в виду новосформированный этнос – «апсуа», который грузины по-прежнему механически называли абхазами) прорвали эту систему крепостей и расширили свои владения до реки Галидзга. Именно тогда грузинское население покинуло территорию от реки Келасури до реки Галидзга, чтобы спастись от погромов, грабежей и уничтожения. Об этом пишут зарубежные авторы: Арканджело Ламберти, Жозе Мария Дзампи, Жан Шарден, Иерусалимский патриарх Досифей и др. А Вахушти Багратиони отмечает: «Однако в Одиши было бедствие большое, как было описано, особенно от абхазов, ибо приходили они на судах и по суше и опустошали и захватывали (землю) вплоть до Эгриси (река Галидзга – авторы) и селились там. После этого в Дранде и Мокви не стало больше епископов». (Вахушти Багратиони, Описание царства Грузинского, «Житие Картли»).

Из этого сведения Вахушти Багратиони прекрасно видно, как приходили абхазы и «селились» на захваченных землях; хорошо видно, когда укоренились в этом краю абхазы (апсуа), когда епископы покинули северо-восточную часть Одиши (Самегрело) и по какой причине были упразднены Драндское и Моквское епископство. И еще… Распространение в Абхазии ислама начинается только лишь с XVIII века, и этот процесс никогда не достигал широких масштабов. Абхазы (апсуа), как и горцы абазино-адыгского происхождения Западного Кавказа, были язычниками. Богослужение на грузинском языке проводилось в Абхазии с начала VIII до конца XIX века. Именно поэтому, начиная с VIII века, церкви Абхазии украшают грузинские надписи, которые сегодня так стремятся уничтожить; да и на могиле последнего правителя Абхазии (1823-1864) в Моквском храме, «почему-то», встречаем грузинскую надпись, выполненную грузинским письмом «асомтаврули» - несмотря на то, что русскими генералами П. Усларом и И. Бартоломеем к тому времени уже была создана абхазская письменность; Михаил Шарвашидзе и его предки тоже писали на грузинском. Интересно отметить, что просьба правителя Абхазии Гиоргия Шарвашидзе (1810-1821) о принятии в подданство России также была написана на грузинском языке. Конечно, московские профессора все это прекрасно знают, но объясняют мифической «грузинизацией» абхазов.

По мнению профессоров, оказывается, наместничество Российской империи на Кавказе существовало уже в 1810 году, и Абхазия в нем занимала то же положение, что и «Картли, Эрети и Самегрело», и такое положение сохранялось до 1917 года. Наверное, авторы разъяснят, из каких источников им стало известно о существовании княжеств Эрети или Картли в начале XIX века. Выявление этого «скрытого» «факта» очень даже пошло бы на пользу грузинской историографии. «Великое открытие» авторов о существовании в 1810 году наместничества Российской Имприи тоже можно считать их вкладом в историографию.

Наверное, неосведомленностью авторов можно объяснить и трактовку отношений Абхазии и остальной Грузии в 1918-1920 гг. Вместе с тем, хотим отметить, что Абхазия, безусловно, не входила в состав т.н. Союза Горцев Кавказа. Об этом свидетельствует хотя бы Декрет №1 правительства Союза Горцев Кавказа, в котором отмечено, что решение о распространении власти временного горского правительства на Сухумский округ должно было быть принято в будущем Народным Советом Сухумского округа .

Декрет №1 Временного правительства Союза горцев Кавказа
4 декабря 1917 года
Правительство Горцев обсудило вопрос тех территории, на которых полностью распространяется ее государственная власть и постановило:
-1-
Государственная власть Временного правительства Горцев полностью распространяется на всю территорию Дагестанской области, на Хасав-Юртовский, Грозненский, Веденский, Назрановский, Владикавказский и Нальчикский округа и Кара-Ногайский участок Терской области, а также на территорию ногайцев и туркмен Ставропольской губернии.
-2-
В отношении Закатальского и Сухумского округов Временное правительство Горцев имеет власть по вопросам национально-культурного и политического характера, распространение теперь же и полностью государственной власти Горского правительства на эти округа представить на разрешение Закатальского и Сухумского советов.

Соответствующего решения Народного Совета Сухумского округа никто не видел.

Текста этого решения не было в Государственном архиве Абхазии, который, к сожалению, сгорел во время войны 1992-1993 гг. Документы, хранившиеся в этом архиве, в свое время хорошо были изучены грузинскими и абхазскими историками, и абхазские историки, обнаружив подобный документ, обязательно бы его опубликовали. Абхазия никогда не входила в состав Горской Республики (1918-1919). Иначе, как же Народный Совет Абхазии 20 марта 1919 года принял «Акт об автономии Абхазии», в силу которого, как мы уже отмечали, Абхазия вошла в состав Грузинской Демократической Республики на правах автономии при решении вопросов местного значения?!

Господа Т. Шамба и А. Непрошин особо отмечают, что правительство Грузинской Демократической Республики и Учредительное Собрание все решения по Абхазии приняли без участия представителей абхазского народа. К сожалению, они не осведомлены о том, что Акт о независимости Грузии от 26 мая 1918 был окончательно утвержден высшим законодательным органом республики - Учредительным собранием 12 марта 1919 года. От имени абхазского народа его подписали Варлам Шервашидзе, Арзакан Эмхвари, Васил Гурджуа. Московские авторы почему то не учитывают и те постоянные консультации, которые предшествовали принятию решения по Абхазии в 1918-1920 годы правительством и парламентом Грузии. Не упоминают они и о тех встречах грузинской и абхазской сторон, которые предшествовали признанию Абхазской автономии в составе Грузии по Конституции 1921 года.

Отношение Народного Совета Абхазии и абхазского народа к Грузинской Демократической Республике хорошо видно из поздравительной телеграммы Народного Совета Абхазии, посланной в связи с годовщиной независимости Грузии:

«Народный Совет Абхазии приветствует правительство Грузинской Республики от имени народа автономной Абхазии. В течение всего года правительство Грузии вело народ по пути утверждения демократического строя, охраняло его от внутренней анархии и контрреволюционной опасности. Совет глубоко убежден, что грузинская и абхазская демократия в тесном союзе сумеют защитить завоевания революции и достигнут братского союза с демократиями других народов. Да здравствует единство грузинской и абхазской демократии и братство между народами».

Председатель Народного Собрания Абхазии Шервашидзе

(газ. «Сахалхо сакме», 29 мая, 1919 г., №537).

По словам московских авторов, Грузинская Демократическая Республика ввела в Абхазию войска под командованием Джугели, Кониева, Мазниева, чему воспротивилась основная масса населения. Они пишут также, что «такое объединение Абхазии с границей до Туапсе входило в геополитические планы только Грузии, а не Абхазии».

Но генерал Г. Мазниашвили в своих воспоминаниях пишет, что в средних числах апреля 1918 года, когда он сражался с турками, вторгшимися в Аджарию и Гурию, к нему «пришла депутация из Сухуми. В депутацию входили глава города и три члена Национального Совета Абхазии. Депутация обратилась ко мне с просьбой очистить от большевиков как Сухуми, так и всю Абхазию». Г. Мазниашвили объяснил депутации, что решение этого вопроса превышает его полномочия и отправил ее в Тбилиси. Спустя два дня Г. Мазниашвили получил приказ председателя правительства Закавказья (а не Грузии) ввести часть войск в Абхазию. В Абхазию отправилась Народная гвардия во главе с В. Джугели, который изгнал большевиков из границ Абхазии и сам вернулся в Тбилиси (Г. Мазниашвили, Воспоминания, Батуми, 1990, на груз. яз., стр. 57). Генерал Г. Мазниашвили также вспоминает, что уже после объявления независимости Грузии, 16 июня, к нему вновь прибыла делегация Национального собрания Абхазии с просьбой помочь изгнать большевиков, вновь вторгшихся в Абхазию. Г. Мазниашвили и в этот раз направил делегацию в Тбилиси. 18 июня он получил извещение о назначении его генерал-губернатором Абхазии. Г. Мазниашвили сформировал в Абхазии территориальные войска из 300 абхазов. Вооруженные силы Грузии вместе с абхазским отрядом изгнали большевиков из Абхазии. На границе, у Пиленково, Г. Мазниашвили получил приказ из Тбилиси, а также Национального Совета Абхазии, занять Сочи и очистить от большевиков Черноморское побережье (Г. Мазниашвили, указ. соч. стр. 64). Вместе с тем, правительство Грузии всегда заявляло, что занятие Черноморской линии являлось временной мерой до наведения порядка в самой России.

Таким образом, как выясняется, Народный Совет Абхазии обратился с просьбой к правительству Грузии освободить Абхазию от большевиков и занять линию Черноморского побережья. Может, у московских профессоров имеются другие аргументы?!

Признание Абхазии неотъемлемой частью Грузии зафиксировано в Соглашении, которое было заключено между Грузией и Германией 28 Мая 1918 года в Поти, т.е. задолго до Договора от 7 Мая 1920 года между Грузией и Россией.

На самом деле Т. Шамба и А. Непрошин фактически признают правильность утверждения С. Киладзе: «Единственное, с чем мы можем согласиться, - пишут они, - так это с постулатом С. Киладзе: «Центральная власть Грузии четко контролировала территорию Сухумского округа де-факто и де-юре».

Московские авторы также пишут: «Мы согласны с аксиомой нашего критика (имеется в виду С. Киладзе – Авторы): действительно, этот договор определил положение Абхазии в международном сообществе (т.е. в составе Грузии). Это факт».

По нашему мнению, положения Договора от 7 Мая в вопросе признания границ и территориалтьной целостности полностью соответствуют международно-правовым принципам того периода… И если московские коллеги считают, что Россия нарушила какое-либо положение этого Договора, то в этом случае они должны критиковать не внешнюю политику официального Тбилиси, а дипломатические шаги, предпринятые в тот период Москвой.

Словом, документы подтверждают, что в 1918-1920 годы, и в частности во время подписания Договора между Грузией и Россией от 7 Мая 1920 года, Абхазия не была суверенным государством. И с этой реальностью согласны Тарас Шамба и Александр Непорошин.

Господа оппоненты пишут, что во время войны 1992-1993 гг. «грузинские мародеры и варвары» сожгли Государственный архив Абхазии. Конечно, о том, что сгорел архив, в котором было множество документов на разных языках, можно только сожалеть. Но почему же московские профессора не помнят того, как абхазские и русские «миротворцы» уничтожили Сухуми и, вообще, все грузинское наследие Абхазии, созидаемое веками. Московские профессора почему то забыли также, как уничтожали абхазские сепаратисты грузин, проводя этническую чистку. Эти бесчеловечные действия получили строгое осуждение со стороны ООН, ОБСЕ, Совета Европы и других международных организаций.

Т. Шамба и А. Непрошин - юристы по профессии. Поэтому и удивляют их рассуждения о правовых основах т.н. независимости самопровозглашенной Республики Абхазия. В последней части своего ответа они не приводят ни одного документа, подтверждающего законность оснований «независимости» Абхазии, не приводят в доказательство своих суждений ни один международно-правовой акт, который хоть как-нибудь оправдал бы этническую чистку. Московские профессора в своей реплике ссылаются на профессора Олега Дамения. Надо отметить, что речь идет о проректоре Сухумского государственного университета, которому в 1988 году представители грузинского национального движения предложили помощь в создании абхазоязычной средней школы, от чего он отказался. Абхазская школа была фикцией и остается таковой и сегодня, поскольку обучение в ней только с 1-го по 4-й класс включительно ведется на абхазском языке, а в последующих классах – на русском.

Странно слышать от профессиональных юристов, что «историю пишут победители». Тем более в ситуации, когда абхазский народ своей же элитой обречен на явную ассимиляцию – он никак не является победителем. Т. Шамба – один из тех абхазов, которые никогда ни словом не обмолвились о независимости Абхазии. Они только мечтали об отделении Абхазии от Грузии и присоединении ее к Краснодарскому краю России.

Наверное, тем и объясняется абсолютно безучастное отношение абхазских лидеров и научных деятелей к трагическим событиям, происходящим в последние десятилетия на Северном Кавказе.

Научное учреждение, в котором «творят» Т. Шамба и А. Непрошин, наверное, гордится своими заслуженными, умудренными, седовласыми профессорами. Ничего не поделаешь, действительно, ими можно гордиться – «Vivat academia! Vivant professores!».


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна