RSS
Абхазский сепаратизм зародился в лабиринтах КГБ. Часть XI
05.03.2012 13:26
Леван Кикнадзе

(Продолжение. См. части I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX, X)

Неизвестные детали войны в Абхазии. Часть VI

Сражение на Гумистинском фронте 15-16 марта 1993 года занимает особое место в публикациях на тему войны в Абхазии. Но многие по сей день не знают, что наступление сепаратистов на Сухуми должно было начаться на десять дней раньше - 5 марта.

Как известно, после заключения Соглашения о прекращении огня и не возобновлении боевых действий, подписанного в Москве 3 сентября 1992 года при содействии России и под эгидой ООН, грузинская сторона прекратила наступательные боевые операции. Речь не идет об отдельных локальных столкновениях, которые всегда происходят на линии фронта - война в Абхазии в этом не была исключением.

К тому времени грузинские военные формирования контролировали Очамчирский (частично), Гульрипшский и Сухумский районы, город Сухуми и Гагрскую зону, в то время как под контролем сепаратистов оставались Верхняя и Нижняя Эшера, Гудаутский район, часть Очамчирского района и город Ткварчели.

Следует отметить, что для абхазской стороны соглашения о прекращении огня были приемлемы в тактическом плане, так как помогали выиграть время и получить возможность тайно, при помощи России, подготовиться к решающим сражениям. Так оно и происходило раз за разом. Как только сепаратисты добивались при поддержке РФ усиления людьми и оружием, то прекращали обращать внимание на резолюции ООН, нарушали достигнутые соглашения о прекращении огня и начинали масштабные атаки.

Первое такое наступление сепаратисты, поддержанные Вооруженными силами России, казаками и северокавказскими боевиками, предприняли 3-5 октября 1992 года - спустя ровно месяц после подписания мирного соглашения от 3 сентября - что завершилось захватом города Гагра. Контроль над Гагрской зоной имел для сепаратистов стратегическое значение, поскольку открывал окруженной гудаутской группировке дорогу к российской границе, что в значительной мере облегчило Кремлю оказание помощи сепаратистам живой силой, оружием, военной техникой и боеприпасами.

За этим последовали новые резолюции и соглашения, которые также были нарушены сепаратистами, и в марте 1993 года они предприняли второе по счету широкомасштабное наступление - в этот раз уже на Сухуми, в операции по захвату которого решающая роль отводилась, опять-таки, регулярным войскам России. Атака на город началась 15 марта, а через два дня сепаратисты потерпели жесточайшее поражение.

Горькое поражение в мартовской военной кампании вызвало серьезную озабоченность генерального штаба министерства обороны РФ и вынудило внести качественно иные коррективы в очередной план захвата Сухуми. Подготовка и ведение наступательных боевых действий, в которых, кроме абхазских сепаратистов, было предусмотрено участие объединенных сил северокавказских боевиков и казаков, поручили штабу дислоцированной в Гудауте российской военной базы.

Эта операция началась в начале июля 1993 года с высадки морского десанта, состоявшего из абхазов и сил спецназначения министерства обороны России в прибрежном селе Тамыш Очамчирского района. Десант должен был соединиться с ткварчельской группировкой противника, после чего было намечено объединенными силами перекрыть автомагистраль, соединявшую Очамчире и Сухуми. Тем самым Сухуми оказался бы в кольце.

Столкновения, целью которых была подготовка штурма города, шли параллельно тамышским боям и завершились потерей стратегических высот Комани, Ахалшени и Цугуровки. Бои у Тамыша длились более недели и завершились полным уничтожением многочисленного вражеского десанта. Это сорвало очередной план захвата Сухуми, но опасность сохранялась, так как прилегающие к городу высоты уже контролировались сепаратистами.

Осуществление четвертого и последнего плана широкомасштабного наступления, который также был разработан генеральным штабом министерства обороны России, фактически началось летом 1993 года. На этот раз, убедившись в невозможности победы сепаратистов, несмотря на помощь конфедератов и казаков (российские войска открыто в войну не вмешивались), Кремль задействовал все имеющиеся ресурсы. В первую очередь Москва содействовала такому развитию событий, при котором тогдашнее руководство Грузии было вынуждено подписать явно проигрышный документ - соглашение от 27 июля 1993 года (см. часть X).

Далее, несмотря на взятые обязательства, предусматривавшие содействие разоружению вооруженных формирований иностранных государств и контроль над процессом их вывода из Абхазии, Россия перевела в активную фазу обеспечение сепаратистов живой силой и оружием. Кроме того, этот план отводил значительную роль российским спецслужбам, которые почти по всем направлениям активно задействовали внедренную в свое время в Грузии агентуру разных категорий, призванную проводить специальные оперативные мероприятия. Как известно, четвертое широкомасштабное наступление сепаратистов завершилось 27 сентября 1993 года падением Сухуми, а 30 сентября - окончательным захватом Абхазии.

Но вернемся к мартовским боям 1993 года. Абхазские сепаратисты начали подготовку к весенней военной кампании еще осенью 1992 года. План наступления на Сухуми предусматривал не только совместное участие в нем Вооруженных сил России, абхазских сепаратистов и поддерживающих их конфедератов с казаками. Значительная роль отводилась внешнеполитическому ведомству РФ, которая к тому времени прикрылась мандатом международных организаций и беспрепятственно вооружала сепаратистов.

19 января 1993 года правительство России приняло постановление, согласно которому министерству обороны РФ было поручено обеспечить доставку гуманитарных грузов из Сочи в Ткварчели и выделить вертолеты с опознавательными знаками Красного Креста для эвакуации жителей Ткварчели в Сочи. Поскольку ни одно транспортное средство с этим знаком не подвергалось досмотру, то, по имеющейся у нас информации, российские военные вместе с гуманитарным грузом доставляли в Ткварчели оружие.

Попытка грузинской стороны убедить миссию наблюдателей ООН в подлинности имеющихся сведений, чтобы проконтролировать грузы, не принесла результата. Более того, когда на Гумистинском мосту нами была блокирована большая колонна, ехавшая в сторону Ткварчели, то - при непосредственном вмешательстве представителей ООН - нам категорически запретили проверить ее. Позднее подтвердилось, что вместе с гуманитарным грузом колонна доставила в Ткварчели большое количество боеприпасов и оружия.

После этого инцидента Россия приложила максимум усилий, чтобы иметь мандаты ООН и Красного Креста для повторения подобных акций. Грузинская сторона так и не смогла противодействовать этому. Более того, ООН не учла просьбу грузинской стороны позволить ей участвовать в перевозке грузов и полностью передала это право России, в результате чего поставки «гуманитарных грузов» из РФ в Абхазию, особенно в Ткварчели, приняли интенсивный характер, приведя к ощутимому росту боеспособности сепаратистов на Ткварчельском, т.н. «Восточном» фронте. Что сыграло значительную роль в завершении войны в пользу сепаратистов.

Параллельно Кремль прилагал все усилия, чтобы представители гудаутской группировки могли активно вести деятельность по всем направлениям для подготовки запланированной военной кампании. С этой целью в Москве и других городах России создавались коммерческие структуры, основная задача которых состояла в приобретении и доставке в Абхазию военного снаряжения, боеприпасов и продуктов питания для незаконных вооруженных формирований, а также в найме боевиков. Бурную деятельность развернули созданные специально для этих целей фирмы: «Кавказ», «Отырба», «Континент», «Апсны». Финансовые операции по получению кредитов осуществлял банк «Тико» известного сухумского коммерсанта Цатуряна, и «Гагра-Банк» И. Аргуна. На высоком техническом уровне был организован информационно-корреспондентский пункт московской Академии общественных наук под руководством идеолога сепаратистов Тараса Шамба.

Сепаратистов не обделяла вниманием и администрация города Сочи. В гостинице «Жемчужина» и санатории «Зеленая роща», расположенной в окрестностях Адлера, разместились штабы, где велась вербовка и отбор боевиков, проходили заседания с участием руководителей казаков и конфедератов. В здании сочинского МВД функционировало представительство т.н. «МВД Абхазии».

Наши источники регулярно фиксировали движение автомобильного и железнодорожного транспорта с живой силой и вооружениями от пограничного перехода «Псоу» на российско-грузинской границе в направлении Гудаута-Эшера. Так, например, 22 декабря 1992 года этот участок границы пересекли и пришли в Гудауту 12 вагонов с тяжелой военной техникой. 25 декабря из Адлера в Гудауту вышла баржа с 500 вооруженными боевиками. 23 февраля 1993 года транспортный самолет доставил в аэропорт «Бомбора» 3 бронемашины, предназначенные абхазским сепаратистам. 25 февраля границу по Псоу пересекли 7 грузовиков «КАМАЗ» с автоматическим оружием. 26 февраля с железнодорожной станции Адлера в Гагру прибыл железнодорожный состав, в 4 вагонах которого находились российские военные с соответствующей экипировкой.

14 марта, для обеспечения атаки на Сухуми, с железнодорожной станции Туапсе в направлении Абхазии вышли вагоны с 17 цистернами топлива для бронетехники. В декабре 1992 года, по распоряжению заместителя командующего воздушно-десантными войсками России генерала Сигуткина, на гудаутский аэродром «Бомбора» прибыл самолет, доставивший штатный расчет батальона спецназначения (бойцов - 450, БМП - 25 единиц, вертолетов МИ-24 - 6 единиц, мобильные зенитные установки - 8 единиц). Из подмосковного аэродрома «Чкаловск» регулярно осуществлялись вылеты в Гудауту грузовых самолетов АТ-72 с оружием для сепаратистов, вывозившие на обратном пути раненных.

Крайне тяжелую ситуацию, вызванную навязанной нам войной, еще более усложняли негативные процессы, развернувшиеся почти во всех регионах страны, особенно - в Западной Грузии. В них явно прослеживался след российских спецслужб. Разобраться в лабиринтах их замыслов, а тем более - принять верное решение, было невообразимо трудно. Крайне острый общественно-политический кризис, который зачастую перерастал в гражданское противостояние, негативно отражался на боеспособности, из-за чего не удавалось разработать единый план действий, направленный на нейтрализацию возникших перед страной вызовов и адекватно отреагировать на них.

В тот период трудно было кого-либо убедить в том, что во всех планах захвата Сухуми, разработанных российским генштабом, свое место и роль были отведены группировке Лоти Кобалиа. А ведь об этом четко говорили факты, не говоря уже о полученной нами от разных источников оперативной (в ряде случаев – упреждающей) информации, которая указывала на явный альянс между вооруженным радикальным крылом сторонников Звиада Гамсахурдиа и гудаутской группировкой сепаратистов.

Вооруженные формирования, поддерживающие экс-президента, общее командование которыми было поручено Лоти Кобалиа, в этот период были расположены в Джихашкари, Ахали Сопели, Анаклиа, Зугдиди и полностью контролировали дороги, ведущие в Цаленджиха, Чхороцку и Зугдиди. В селах Рухи и Цаиши действовали круглосуточные посты. В феврале 1993 года в Зугдиди прибыла вооруженная группа из 80 жителей Местиа и Цаледжиха, которые присоединились к группировке Кобалиа. В этот же период командир бывшего Сенакского батальона Акаки Элиава переправил в Зугдиди хорошо вооруженный отряд из 25 человек.

Как отмечалось в предыдущих публикациях, после ввода грузинских формирований в Абхазию Лоти Кобалиа перекрыл движение через Энгурский мост. Это означало, что любой груз, пусть даже военного назначения, подвергался контролю и не мог быть доставлен в Абхазию без разрешения Кобалиа. В этих условиях также нельзя было и думать о ротации бойцов через Энгури, поскольку некоторым это могло стоить жизни. Поэтому военное руководство было вынуждено пользоваться только воздушным транспортом - что, естественно, было сложно и опасно. Кроме того, на всем протяжении войны Кобалиа искал поводы и, надо сказать, находил их так, что перекрытие движения через Энгури подозрительно совпадало по времени с возобновлением боевых действий сепаратистами.

Продолжение следует...


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна