RSS
Аспекты российско-грузинской «холодной войны»
19.07.2012 17:14
Симон Киладзе

фронт борьбы в международных организациях

После «горячей» войны в августе 2008 года противостояние Грузии и России вернулось в политическую плоскость, хотя и с радикальными коррективами: с разрывом дипломатических отношений, с острыми противоречиями на международной арене, каскадом обоюдных обвинений, с резкими заявлениями, с резолюциями… Одним словом, «горячую» войну заменила война «холодная»: с новой силой возобновилась беспощадная и бескомпромиссная борьба, спонтанно зародившаяся на военных фронтах еще в 90-е. Для Тбилиси в этой борьбе главными целями являются: перманентно обличать Россию в осуществленной четыре года назад агрессией, в утверждении последовавшего за агрессией оккупационного режима и в нарушении принципа территориальной целостности - основополагающей нормы международного права. Помимо этого, дипломатические усилия Грузии направлены на блокирование антигрузинской российской дипломатии, в частности - абхазо-осетинского лоббирования - с целью недопущения дальнейшей поддержки сепаратистов и их признание де-юре.

Линия фронта «холодной войны» между Москвой и Тбилиси проходит через международные структуры - ООН, ОБСЕ, ЕС и другие организации, на заседаниях которых рассматриваются проблематичные вопросы российско-грузинских отношений. Как известно, для реализации своих государственных интересов Грузия и раньше весьма активно использовала международную трибуну - в том числе и для осуждения сепаратизма - а на современном этапе главным вопросом по отношению к России представляется признание Абхазии и Цхинвальского региона (т.н. «Южной Осетии») оккупированными территориями. Естественно, в данном контексте Россия автоматически становится государством-оккупантом.

Что касается просепаратистских и антигрузинских аспектов российской дипломатии, то Москва, фактически, занята лишь реагированием на политику Грузии. Россия старается нейтрализовать фронтальное «наступление» Грузии и ее друзей как в ООН, так и в европейских структурах привычными для Кремля методами: вето на резолюции, или же игнорирование и отрицание. Помимо этого, усилия Москвы направлены на пополнение «клуба любителей абхазских и осетинских сепаратистов» новыми членами с довольно однозначной репутацией - начиная с марксистской Никарагуа и кончая утопающим Вануату. «Россия - не оккупант, а республики Абхазия и Южная Осетия являются независимыми государствами. Россия лишь защищает их безопасность и покой», - вот приблизительно так оправдывает себя Москва на мировой арене, когда ее уличают в подозрительных дипломатических играх.

Как мы помним, Грузия уже достигла определенных положительных итогов в вопросе признания Абхазии и Цхинвальского региона оккупированными территориями: тот факт, что эти регионы Грузии оккупированы Россией, отражен в официальных документах ряда отдельных государств (США, страны Евросоюза) и международных организаций (НАТО, Европарламент), а также в публичных заявлениях западных политиков. Конечно, Кремль недоволен такой формулировкой и раздражается – что обычно проявляется сначала в комментариях МИД РФ, а затем в «грозных» заявлениях сухумских и цхинвальских марионеток из-под московского зонтика…

Как российские власти, так и сепаратисты на днях получили еще одно удручающее сообщение: на прошедшей 5-9 июля в Монако 21-й сессии Парламентской Ассамблеи ОБСЕ была принята важная для Тбилиси резолюция («Положение в Грузии»), которая - кроме поддержки территориальной целостности нашего государства - зафиксировала статус Абхазии и «Южной Осетии» как оккупированных территорий Грузии. Вот текст этого документа:

ПОЛОЖЕНИЕ В ГРУЗИИ

1. Принимая во внимание Киевскую декларацию ПА ОБСЕ 2007 года, в которой подчеркивается значимость резолюции по урегулированию конфликтов на пространстве ОБСЕ;

2. Ссылаясь на обязательство бывшей Миссии ОБСЕ в Грузии содействовать политическому урегулированию напряженности и конфликтов на северных границах и территориях Грузии;

3. Подчеркивая территориальную целостность и суверенитет Грузии в рамках, признанных международным сообществом и установленных резолюциями СБ ООН;

4. Будучи обеспокоена гуманитарным положением перемещенных лиц как в Грузии, так и на оккупированных территориях Абхазии (Грузия) и Южной Осетии (Грузия), а также отказом в праве на возвращение в места их проживания;

5. Приветствуя дальнейшую демократизацию политической жизни в Грузии, в том числе - состоявшиеся 30 мая 2010 года выборы в местные органы власти, в большей мере отвечающие международным стандартам, конституционную реформу и процесс реформирования выборов, предусматривающий участие оппозиционных партий и направленный на создание условий для проведения свободных и справедливых парламентских выборов в октябре 2012 года и президентских выборов в 2013 году;

Парламентская ассамблея ОБСЕ

6. Призывает все участвующие стороны соблюдать принципы международного права, полностью выполнять Соглашение о прекращении огня, заключенное при посредничестве ЕС, и повышать эффективность Женевского процесса как наиболее всеобъемлющего международного механизма урегулирования затянувшегося конфликта и устранения его последствий;

7. Пастоятельно призывает правительство и парламент Российской Федерации, а также де-факто власти Абхазии (Грузия) и Южной Осетии (Грузия) предоставить Миссии наблюдателей Европейского Союза беспрепятственный доступ на оккупированные территории Абхазии (Грузия) и Южной Осетии (Грузия), как это было ранее оговорено в Соглашении о прекращении огня, а также в полной мере сотрудничать с МНЕС;

8. Призывает обеспечить безопасное и достойное возвращение в места их проживания всех внутренне перемещенных лиц с доступом, при необходимости, к международной гуманитарной помощи с целью постепенного сближения между обществами Грузии и Абхазии (Грузия), а также Грузии и Южной Осетии (Грузия);

9. Призывает государства-участники ОБСЕ восстановить Миссию ОБСЕ в Грузии как один из механизмов укрепления доверия;

10. Призывает власти Грузии обеспечить, чтобы предстоящие парламентские выборы в октябре 2012 года и президентские выборы в 2013 году были организованы в соответствии с обязательствами и рекомендациями ОБСЕ - в частности в плане создания равных условий для всех участников электорального процесса, а также свободной и независимой работы средств массовой информации.

Как мы видим, в 4-м и 7-м пунктах резолюции действительно четко указан международно-правовой статус Абхазии и «Южной Осетии» (оккупированные территории), еще раз подтверждена территориальная целостность Грузии и международные усилия по урегулированию конфликта.

Хотя, при ознакомлении с резолюцией, возникает определенное чувство недосказанности: когда Абхазия и «Южная Осетия» названы оккупированными территориями, разве нельзя тут же указать - кто является оккупантом? Правда, в 7-м пункте упомянута Российская Федерация, которую ОБСЕ призывает предоставить МНЕС беспрепятственный доступ на оккупированные территории - но и тут чувствуется, так сказать, «принципиальная воздержанность»: получается, что Россия якобы невиновна в оккупации, и ее обязанностью является лишь содействие процессу урегулирования. В документе также с малой принципиальностью отражена роль России в Женевском процессе - хотя она, как участвующая сторона, должна соблюдать нормы международного права и повышать эффективность этих переговоров. Исходя из этого, наверно, было бы лучше прямо прописать в этой части резолюции статус России как государства-оккупанта и зафиксировать деструктивные действия Москвы.

Интересным и даже интригующим было поведение делегации России при голосовании по резолюции ОБСЕ. В документе говорится об оккупированных территориях, которые Россия считает независимыми государствами, а российские делегаты в это время закрывают глаза на термин «оккупация» и только «воздерживаются». Парадоксальная ситуация: выходит, Москва изменила многолетней традиции и не пошла «против», а только лишь «воздержалась»?!

На этот довольно сенсационный поступок глава российской делегации, член Госдумы от «Единой России» Николай Ковалев в интервью ИА «Регнум» 10 июля сделал довольно неожиданный, двусмысленный и вместе с тем неопределенный комментарий: «в резолюции есть и разумные вещи, против которых нецелесообразно возражать… Поэтому в данном случае (при голосовании по резолюции по Грузии) позиция (делегации) сбалансированная, ни в коем случае не направленная на обострение взаимоотношений. Это позиция наша - не доводить до абсурда противостояние».

Очевидно, российская делегация не приняла бы такое решение самовольно: надо полагать, русские связались из Монако с Москвой, ознакомили Кремль с создавшейся обстановкой и затем поступили согласно полученной директиве - т.е. их решение воздержаться при голосовании было принято в Кремле.

И вообще, что значит «разумные вещи»? Пока что в Москве никто не конкретизировал, в чем выражается для России «разумность» в положениях резолюции ПА ОБСЕ. Поэтому многие эксперты и политики удивились «воздержанию» русских в Монако - а многие не смогли скрыть гнева: «В любой другой стране г-н Ковалев вылетел бы со своей должности руководителя делегации, как пробка. Но только не у нас. Он член партии «Единая Россия», тем более входит в ее руководство и поэтому является неприкасаемым. Так что будем ждать, какие еще «разумные вещи» поддержат верные солдаты «Единой России» на следующих заседаниях ПА ОБСЕ», - заявил бывший думец Виктор Алкснис.

Как и ожидалось, последовало резкое недовольство сепаратистов: «Почему не пошла Россия против резолюции и почему воздержалась? Высказывание Николая Ковалева, говоря мягко, вызывает удивление… Мы ждем объяснений соответствующих структур Российской Федерации», - заявил председатель комитета по международным отношениям «парламента» абхазских сепаратистов Юрий Зухба. Более категоричным оказался эксперт Беслан Кобахия: «когда в Парламентской Ассамблее ОБСЕ без сопротивления России принимают такой документ, в котором зафиксирована оккупация Южной Осетии и Абхазии, значит ли это признание «оккупации» Абхазии и Южной Осетии со стороны официальных властей России? Если это так, то тогда мы становимся свидетелями полного изменения позиции России по данному вопросу. Если верить логике, за «оккупацией» должна последовать «деоккупация», т.е. вывод российских войск из Абхазии и Южной Осетии… Думаю, МИД должен дезавуировать заявление Ковалева».

Почти так же высказались осетинские сепаратисты: «Для нас неприемлемы «разъяснения» Ковалева. Никакой момент не может быть разумным, если он противоречит интересам России, порочит ее авторитет и называет ее «оккупантом»», - заявил цхинвальский политолог Инал Плиев.

Создавшуюся в российских политических кругах и экспертном сообществе туманную обстановку вокруг голосования по резолюции ОБСЕ почти разрядил комментарий МИД России от 14 июля - в котором, в частности, сказано: «на недавней пленарной сессии Парламентской ассамблеи ОБСЕ в Монако принята резолюция «Положение в Грузии», в которой, в частности, воспроизводится заезженное пропагандистское клише об «оккупации грузинских территорий». Российская делегация выступила решительно против этого тенденциозного документа, заявив о его абсолютной неприемлемости».

Налицо очевидное несоответствие позиций. Николай Ковалев говорит, что во время голосования делегация «воздержалась», а МИД - что делегация выступила «против». Общеизвестна суть «воздержания» - в этом случае сторона проявляет нейтральную позицию - т.е. говорит ни «да», ни «против», избегает накалять обстановку. В то время как «против» означает радикальное «нет» и ясно отражает отрицательную позицию стороны по отношению к данному вопросу.

Так кому верить - руководителю делегации Николаю Ковалеву или ведомству Сергея Лаврова? К настоящему времени нет стенограммы сессии, по которой можно установить правду. Хотя можно предположить: видимо, Кремль почувствовал допущенную ошибку, обеспокоился ярко выраженной отрицательной реакцией сепаратистов в связи с «воздержанием» и решил «приукрасить» позицию Николая Ковалева. Именно с этой целью и появился комментарий МИД России. Обратим внимание: 9 июля приняли резолюцию, 10 июля появляется комментарий Ковалева, а 14 июля - спустя три дня – внешнеполитическое ведомство распространяет совершенно противоположную информацию.

Факт, что за странным заявлением Николая Ковалева должен был бы последовать странный и довольно скандальный шлейф - притом такой, который вызвал значительный международный резонанс. Встал вопрос достоинства и авторитета министерства иностранных дел России… Наверное, поэтому попавшего в водоворот интриг Ковалева заставили как-нибудь дезавуировать свое же заявление - а он взял и во всех грехах обвинил… грузинские СМИ: «Информация о том, что ряд российских представителей воздержались при голосовании, появилась в нескольких грузинских СМИ... Это наглая ложь, провокация! Россия голосовала строго против этой резолюции».

Насколько объективен Ковалев, установить не трудно: как указано выше, первым информацию о «воздержании» распространило российское ИА «Регнум» - которое имеет неоднозначную репутацию. В дальнейшем же эту информацию (с комментариями удивленных экспертов) тиражировала российское интернет-издание «Грузия сегодня», главным редактором которой является московский журналист Антон Кривенюк. Видимо, Николая Ковалева обмануло название издания… Что поделаешь - так тоже бывает, когда пропагандистский прием оборачивается против своих.

Насколько эффективен термин «оккупированные территории»? Является ли очередная зафиксировавшая «оккупацию» резолюция успехом внешней политики Грузии? В общем-то, да. Хотя за этим успехом, к сожалению, вряд ли последуют практические результаты - мы хорошо помним принимавшиеся за последних двадцать лет строгие резолюции, которые остались лишь на бумаге и в итоге переместились в архивы ООН и ОБСЕ. Современные международные отношения часто далеки от идеалов – также, как и признание-непризнание государства. А признание-непризнание какой-либо части государства происходит, в основном, не на уровне резолюций - а в соответствии с интересами отдельных стран. В дипломатии известны примеры, когда субъекты международного права игнорируют резолюции ООН или других влиятельных организаций и часто действуют сугубо в собственных интересах. Что касается «деоккупации» - то есть, в нашем случае, вывода оккупационных войск из Абхазии и «Южной Осетии» - то этот вопрос крайне сложно решить одними резолюциями. Необходима или добрая воля, или же мощное военно-политическое и экономическое давление на государство-оккупанта.

Еще один важный нюанс: резолюция Парламентской Ассамблеи ОБСЕ имеет лишь рекомендательный характер и ее исполнение не обязательно – т.е. выполнение документа зависит от доброй воли.

Во всяком случае, на данном этапе, в процессе текущей российско-грузинской «холодной войны» победа в локальных битвах все же должна приветствоваться. Хотя бы потому, что следующие поколения будут знать – нынешние грузины не смирились с отторжением Абхазии и Цхинвальского региона, и всеми методами старались вернуть «блудных сыновей».


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна