RSS
Деятельность миссионера Николоза Самарганишвили в Осетии (20-е годы XIX века)
31.07.2012 14:24
Мзиа Ткавашвили
доктор исторических наук, научный сотрудник Института истории и этнологии Тбилисского государственного университета им. Джавахишвили

Российские власти для осуществления своего политического влияния на северокавказцев наряду с военными экспедициями и миграционной политикой успешно проводили и миссионерскую деятельность. С 10-х годов XIX века на Северном Кавказе началась массовая исламизация. По решению российского императора Александра I, для придания организованности распространению христианства среди горцев, в 1814 году была восстановлена «Осетинская духовная комиссия»3, 234 - в основу которой был положен проект горийского архиепископа Доситеоза Пицхелаури.4, 295

Грузинские духовные лица были активно включены в обращение языческого населения Кавказа в христианство. Разные награды получили протоиереи Николоз Самарганишвили, Иосеб Элиозисдзе, Петре Авалиани, Бесарион Илуридзе, Васил Церадзе, Атанасе Мачвариани, Гиорги Амиридзе, Захариа Мамацашвили, Иаков Ломоури, Александр Федоров; священники Габриэл Садзаглишвили и Иакоб Замтараули.2, 85

Высочайшее руководство России особо отмечало наибольший вклад Николоза Самарганишвили в христианизацию горских народов. Этот протоиерей вел среди дигорских и басианских осетин миссионерскую деятельность, в результате которой к 1820 году «два этих народа были готовы для принятия христианства и он в очень короткий период смог обратить в христианство 230 душ».1, 402

Николоз Самарганишвили считал, что наряду со сложным и ответственным делом обращения языческого осетинского населения в христианство он должен был активно участвовать в урегулировании его проблем. Российские власти создавали проблемы дигорским и басианским осетинам в торговле с Владикавказом и Моздоком. Запрещение связи горцев с долиной обрекало их на голод. Николоз Самарганишвили старался, чтобы дигорцы и басианцы получили такие же льготы, какими пользовались в тот период кистинцы, ингуши и тагаурцы.1, 403, 404

Осенью 1820 года Николоз Самарганишвили приехал в Тбилиси. Он привез с собой трех дигорских князей и добился их встречи с Ермоловым. Очевидно, переговоры не были безрезультатными - так как после этой аудиенции Николоз Самарганишвили письменно просил экзарха Теофилакта оказать помощь в налаживании экономических связей с Моздоком и Владикавказом для дигорских, басианских и куртатинских осетин.1, 403 Следует отметить и то, что грузинскии дьякон выступал даже истцом от куртатинских осетин - несмотря на то, что среди них он миссионерской деятельностью не занимался.

Николоз Самарганишили попытался решить еще одну, очень серьезную дигорских и басианских осетин проблему нападений черкесов - которые увидели в обращении осетин в христианство укрепление позиций России. Учащение нападений произошло в 20-х годах XIX века. Грузинский миссионер просил российские власти на Кавказе «принять меры для защиты народов, которые вскоре присоединятся к православной христианской пастве».1, 402

Ермолов экзарху Теофилакту в ответном письме писал 27 июня 1820 года: «Мне известен успех, достигнутый в обращении проживающих в горах осетин в христианство, но сейчас я не могу защитить их от черкесов, поскольку для этого необходимо постоянное нахождение наших войск в Кабарде - ибо черкесы избегают прямых сражений и скрываются в горах, оставаясь безнаказанными».1, 402 К терпению призывал Ермолов и приехавших в Тбилиси осетинских депутатов: «Много вытерпели от черкесов, потерпите еще немного».1, 402

В тот период для императорского двора была актуальна прокладка дороги от Салугардана до Цхинвали. Всяческие разведывательные работы всегда вызывали недовольство кавказцев. Хорошо знавшие об этом российские власти постарались использовать для решения этой проблемы авторитет Николоза Самарганишвили. Указом от 15 августа 1820 года ему был поручен сбор и передача сведении о наиболее коротком и удобном маршруте. По видимому, миссионер принял во внимание отрицательное отношение осетин к этому вопросу и уклонился от выполнения поручения. В письме от 6 октября 1820 года он писал, что «настолько был занят обращением дигорцев в христианство, что не смог выполнить это задание».1, 402

Вместе с тем грузинский миссионер постарался использовать интерес российских властей к этой дороге для удовлетворения потребностей осетин. Он писал эгзарху Теофилакту, что если власти России не решат проблемы дигорцев, басианцев и куртатинцев – те не позволят провести исследования посланному русскими инжинеру.1, 402, 403 Это возымело результат. Россия не могла предотвратить нападения черкесов, но осетинам предоставили неограниченную возможность торговать с Вдадикавказом и Моздоком.1, 403, 404

Источники:
1. Акты, собранные Кавказской Археографической Коммиссией, ред. Ад. Берже, т. VI, ч. I, Тифлис, 1874.
2. История грузинской иерархии с присовокуплением обрашения в христианство осетин и других горскаих народов по 1-е генвария 1825 года, М., 1853.
3. Э. Булбулашвили, Из истории деятельности «Осетинской духовной комиссии», сб. Вопросы новой и новейшей истории, 2, ред. Ав. Сонгулашвили, Тб., 2007.
4. М. Ткавашвили, вопрос владений Ксанских Эриставов в проектах «Осетинской духовной комиссии» Доситеоса Пицхелаури, сб.: Вопросы новой и новейшей истории, 2 (6), ред. Ав. Сонгулашвили, Тб., 2009.


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна