RSS
Вопрос политической принадлежности Двалети в конце XVIII - начале XIX века. Часть II
21.09.2012 17:38
Мзиа Ткавашвили
доктор исторических наук, научный сотрудник Института истории и этнологии Тбилисского государственного университета им. Джавахишвили

…Ранее уже выдвигалось мнение о том, что административное деление Двалети между Картлийско-Кахетинским и Имеретинским царствами имело место до 30-х годов XIX века, а именно - до «Описания Картл-Кахети» Иоанэ Багратиони. Однако ознакомление с целым рядом документов приводит к выводу, что этот факт требует дальнейшего изучения и хронологической конкретизации.

Дальнейшие сведения о политико-административной принадлежности Двалети датируются началом XIX века и их авторами являются русские царские чиновники - представители российского самодержавия на Кавказе.

После смерти Георгия XII император Александр I манифестом, обнародованным в России 12 сентября 1801 года, упразднил династию Багратиони и восточногрузинское царство. Обнародовать этот кабальный акт в Грузии планировалось в май 1802 года. Российское самодержавие прекрасно понимало, что грузинский народ не смирится с потерей своей многовековой государственности и упразднением грузинского царского дома - и что этот акт повлечет за собой активизацию антироссийского движения. Русских особенно пугало то обстоятельство, что представители грузинского царского рода Багратиони - после смерти Георгия XII вступившие во взаимное противоборство и занятые, в основном, проблемами престолонаследия - осознав коварные замыслы российских властей, умерили свои амбиции и сплотились в борьбе против общего врага в лице российского самодержавия. Все это создавало серьезную угрозу русскому колониализму на Южном Кавказе. Поэтому в высших эшелонах имперской власти было решено, до провозглашения Манифеста, установить реальное господство на всей территории Картли и Кахети. В первую очередь - обратить в сферу своего влияния ту часть населения Грузии, среди которых были особенно сильны симпатии к династии Багратиони и которые являлись главной опорой грузинских государей. В этом плане русской администрацией наиболее неблагонадежными были признаны северные районы Картли, в то же время имевшие для России важнейшее стратегическое значение. С целью усмирения непокорного региона российское правительство спланировало специальную военную операцию. Официальные документы русских чиновников, отражающие подробности этой экспедиции, воссоздают нам реальную картину обстановки на северных рубежах нашей страны на момент ее присоединения к Российской империи. Именно один из северных участков Картли граничил непосредственно с территорией исторической Двалети.

Военная экспедиция, в соответствии с планом, была осуществлена в феврале 1802 года. Ход операции отражен в целом ряде официальных писем и рапортов русских чиновников, в которых неоднократно зафиксирована «законность» их действий и то обстоятельство, что они всего-навсего пытались «усмирить» население и привести его в повиновение «законным властям». Тем самым подчеркивается, что Россия не покоряет, а просто «наводит законный порядок» и восстанавливает юрисдикцию на собственной территории (то есть в Картли и Кахети), присоединенной к ней согласно Манифесту российского императора. Исходя из этого, именно маршрут русской военной экспедиции дает нам ясное представление о тогдашних северных границах Картли, в перечне которых фигурируют и четыре ущелья исторической Двалети: Зака, Зрого, Зрамага и Нара. В результате этой экспедиции русские покорили осетин, проживавших на южных склонах Кавказского хребта, в частности в ущельях Диди (Большая) и Патара (Малая) Лиахви, Ксани, Пца и Меджуда и в верхнем течении Арагвского ущелья, и заставили их присягнуть в верности российскому государю.

Как уже отмечалось, к числу территорий, на которые стремилось распространить свою юрисдикцию российское самодержавие, относились и четыре двалетских ущелья. Из-за обильных снегопадов (снег выпал в июне) русской экспедиции не удалось преодолеть Кавказский хребет, поэтому осетины Нарского моуравства, ущелий Генати, Зрамага, Зруги и Зага дали «клятвенное обещание» верноподданства «Его Императорскому Величеству» несколько позднее, для чего к ним был направлен сотник Боков с переводчиком Ялгузидзе. Приведем отрывок из рапорта подполковника Симоновича генерал-лейтенанту Лазареву от 2 августа 1802 года, в котором перечислены и другие территории, населенные осетинами, которых, наряду с жителями исторической Двалети, Боков и Ялгузидзе привели к присяге верности российскому императору: «… сверх ущелий по сию сторону снегового хребта Джомагского и Мацхарского, и не приведенных к присяге, будучи приписанными к части кап. Рейху, урочищ: Уршуар, Згубири и Зба и Магламдовлетского моуравства в ущельях Телеури, Брутаули, Ерема, Ходжа и Едиши, - привел он к присяге и за горами расположенных, сверх предписанного ему моуравства Нарского, ущелья Генатское, Зрамагское, Зругское и Загинское, внуша сим обывателям нужные наставления по предмету присяги, особливо же о спокойном житье и послушании начальникам, какие над ними поставлены будут».

Факт принадлежности ущелий исторической Двалети: Нара, Заха и Згубири – Восточной Грузии прямо фиксируется в письме генерал-майора Лазарева генерал-лейтенанту Кноррингу от 5 марта 1802 года: «К северу окружаются они (осетины Большой и Малой Лиахви. – М. Т.) Кавказским снеговым хребтом, за которым живут Осетинцы уездов Нара, Заха и Згубири, подвластные же Грузии».

Перечисленные здесь владения исторической Двалети: Нара, Генати, Зрамага, Зруги и Зака - это территории, которые к моменту покорения Россией Картлийско-Кахетинского царства входили в состав последнего. Примечательно, что русские чиновники, выполняя свои служебные обязанности, не нарушают границ, в которых в начале XIX века, согласно Иоанэ Багратиони, реально подразумевалось Картлийско-Кахетинское царство. Нам не известен ни один официальный документ этого периода (до 1810 года), в котором хотя бы вскользь содержалось указание на попытку распространения имперского влияния на остальные два ущелья исторической Двалети – Жгеле и Касара. Русская военная экспедиция Симоновича 1802 года даже не пытается проникнуть в ущелья Касара и Жгеле, несмотря на то, что они расположены вблизи пути следования экспедиции. Данное обстоятельство, вероятно, можно объяснить тем, что ко времени объявления манифеста эти ущелья не входили в Восточную Грузию, которая включала только уже упомянутые нами четыре ущелья исторической Двалети. Поскольку российская администрация действовала в соответствии с манифестом (в данном случае мы не затрагиваем вопроса законности манифеста о присоединении Восточной Грузии к Российской империи), то, с правовой точки зрения, Россия была правомочна восстановить свою юрисдикцию только на указанной территории (ущелья Нара, Зака, Зрамага и Зрого), что она и осуществила. Россия к тому же не хотела вызвать недовольство Соломона II.

Данное соображение подтверждают действия, предпринятые русской администрацией Кавказа по согласованию с российским императорским двором после упразднения Имеретинского царства.

После ликвидации Имеретинского царства (1810 год) российское правление обратило его владения в сферу своего влияния. В докладах и письмах русских чиновников появляются сведения о «принадлежащих Имерети», или «подданных Имерети осетинах», или просто «имеретинских осетинах». Например, в рапорте генерал-майора Симоновича генералу Ртищеву от 20 августа 1812 года читаем: «Имеретинские Осетинцы, живущие в ущелье Цедиси, лежащей в Рачинской провинции и примыкающей одной стороною к хребту Кавказских гор, а другою стороною к жилищам Осетинцев, принадлежащих к Грузии…».

23 февраля 1811 года Симонович писал генералу Тормасову: «Имел я честь донести в. выс-у, что вызов царевича Юлона сына Левана по предложению моему принял на себя сахлтухуцес кн. Зураб Церетели. По отъезде его недавно в вотчину свою Сачхере, получил я от него письмо, в коем изъясняется он, что будто бы «о предприемлемых со стороны нашей мерах узнали Осетинцы и человеку его с письмом нельзя было пройти к Левану, почему оной и возвратился». В таком случае признал я полезным возложить дело сие на усердного и преданного нам кн. Антона Эристова, потому более, что жители Рачинской провинции и все Осетинцы, предками его управляемые, совершенно к нему привержены, и как вижу я из рапортов майора Гедримовича, явно и единогласно просят его к себе начальником. Между тем, как донесено мною в выс-у, что кн. Зураб Церетели присвоил себе управление Рачею иОсетинцами после побега с царем племянника его кн. Кайхосро Церетели; прежде же он ими никогда не управлял; кн. же Антон Эристов влиянием своим на народ весьма много способствовал нам к удержанию в порядке всей Рачинской провинции, то я полагал бы, что управление Рачею и Осетинцами нужно бы было ныне же предоставить ему, Эристову, особливо по случаю ожидаемых будущим летом военных действий, на что и имею честь испрашивать от в. выс-а разрешения».

Из этого документа не видно, о каких осетинах речь. Как известно, в указанный период осетины проживали и на территории Имерети. Для доказательства того, что под подданными Антона Эристави и его предков (и постольку под осетинами, жившими на территории Имерети) подразумевались и жители двух ущелий исторической Двалети - Жгеле и Касара, необходимы дополнительные аргументы.

Мы отыскали официальный документ, который не только подтверждает приведенное нами сведение, но и содержит дополнительную информацию по указанному вопросу. После подавления Имеретинского восстания 1819 года позиции русских в Рача упрочились, вследствие чего, в соответствии с устным приказом управляющего Имерети Горчакова, летом 1821 года под предводительством капитана Кадникова была организована военная экспедиция в сопредельный Рача «осетинский вилайет Двалети». На верноподданство российскому престолу присягнули жители следующих деревень ущелья Жгеле: Жгеле, Лесре, Тебе, Калаки, Канцхути, Гуршеви, Тли. После клятвоприношения жители этих ущелий потребовали назначить им моуравом Антона Эристави. Кадников рапортовал Горчакову: «По принятии присяги все жители просили меня поставить над ними моуравом подполк. кн. Антона Эристова, объявляя, что и предки их издревле были подданными сему дому, и хотя еще при царях Имеретинских вышли из повиновения Эристовых и сделались ни от кого независимыми, но и поныне почитают сию фамилию».

Исходя из личных соображений Горчаков не согласился с просьбой двалетского населения и рекомендацией Кадникова о назначении моуравом Двалети Антона Эристави (причина отказа из документа неясна. – М. Т.). 1 августа 1821 года в рапорте генерал-лейтенанту Вельяминову он писал: «На назначение подполк. кн. Эристова моуравом над сими деревнями по многим причинам я не согласен, а имею в виду назначить из семейства кн. Сачино Джапаридзе, которые и ныне управляют частью пограничных Осетин». Из этого рапорта становится известна личность еще одного грузинского управителя граничащих с Рача ущелий Двалети – Сачино Джапаридзе.

Сведение из рапорта Кадникова о том, что жители ущелья Жгеле просят назначить им моуравом не кого-либо из рода Эристави, а конкретно Антона Эристави, свидетельствует о том, что они хорошо знали этого человека и ценили его личностные качества. В свою очередь данный факт говорит о том, что упомянутый «Антон Эристави и раньше был их моуравом. Исходя из этого вполне очевидно, что Имеретинское царство не так давно утратило над ними контроль (предположительно не раньше конца XVIII – начала XIX века). Не будем вдаваться в рассуждения по поводу значимости сведения этого официального документа относительно того, что упомянутое ущелье Двалети с давних пор управлялось предками Антона Эристави. Многозначительно само то обстоятельство, что это моуравство подразумевается в пределах Имеретинского царства».

Приведенный документальный материал, в частности, тот факт, что жителям Жгеле был хорошо знаком грузинский моурави, позволяет полагать, что он не был формальным управляющим. В документе не уточняется, каковы были функции моурава. Однако, с учетом аналогичных обстоятельств, мы можем только предполагать, что он совмещал функции судьи: рассматривал тяжбы и прочие бытовые вопросы, примирял спорящие стороны, регулировал отношения между подчинявшимся ему населением и грузинским государством, в случае необходимости помогал разрядить конфликтную ситуацию и т. п.

Таким образом, благодаря рассмотренным двум рапортам, мы получили очень интересное и важное сведение о факте управления грузинской знатью (в ближайшем прошлом – представителями рода Эристави, в настоящем – Джапаридзе) осетинами, проживавшими по соседству с Имерети.

Исходя из приведенного документального материала мы можем заключить: несмотря на коренные изменения, происшедшие в этническом составе населения исторической Двалети на протяжении XVI-XVIII веков и целый ряд актов неповиновения жителей этой области грузинским властям, до 1859 года территория исторической Двалети де-юре входила в пределы грузинского государства. Двалети была поделена на сферы влияния между царствами Восточной и Западной Грузии, и ею, возможно номинально, но все-таки управляли именно грузинские царские чиновники.


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна