RSS
Новое правительство Грузии и перспектива урегулирования конфликтов
23.10.2012 16:02
Симон Киладзе

Мечта грузинских русофилов не сбылась: думали, что «Грузинская мечта» станет проводником четко выраженного прорусского курса, но ошиблись. Заявления, сделанные после парламентских выборов представителями новой власти Грузии в связи с долгосрочной политикой в области внешних связей, свидетельствуют, что евроинтеграция, вступление в Североатлантический альянс и, вообще, верность западному курсу по-прежнему остаются главным направлением внешней политики. Эти постулаты не новы – именно перечисленные направления были главным вектором дипломатии отверженных грузинским электоратом и потерпевших поражение «националов», хотя не изменяют данного курса и победившие «мечтатели». В то же время, многочисленные опросы среди населения Грузии свидетельствуют, что подавляющее большинство считает необходимостью налаживание отношений с северным соседом, и это мнение игнорировать нельзя. НАТО – это хорошо, и Евросоюз, США и Франция – тоже хорошо, но всем очевидно, что если проблемы во взаимоотношениях России и Грузии не будут разрешены, то на пути развития Грузии может возникнуть множество препятствий. Между прочим, именно так думает большинство западных политиков и экспертов-политологов.

Москва – Тбилиси: парадоксы отношений

Нынешние взаимоотношения России-Грузии воистину полны парадоксов: и вряд ли им можно найти аналог в истории международных отношений. С одной стороны, прямые политические контакты прекращены, Москва и Тбилиси до последнего времени одаривали друг друга «красивыми» эпитетами, острая конфронтация налицо; а с другой – России принадлежит львиная доля инвестиций в грузинскую экономику, в страну поступает весьма большое количество российской продукции, границы открыты, функционирует воздушное и сухопутное сообщение, очень много грузин отправляется в Россию на работу или в гости к близким и родственникам, часто приезжают в Грузию и российские граждане, неуклонно растет поток российских туристов.

Новая власть начинает восстанавливать связи с Россией через экономику и торговлю, культуру и контакты между людьми. В то время как эта идея вовсе не нова: сказанное выше свидетельствует, что отношения между Москвой и Тбилиси в сфере экономики, культуры и других гуманитарных областях (включая религию) более-менее налажены и развиваются, т.е. первый этап экономико-культурных-гуманитарных контактов пройден уже давно. Конечно, хорошо, если они углубятся – прямая торговля «Саперави» и «Боржоми» принесет грузинским бизнесменам и грузинской казне значительный доход. Но в то же время очевидно, что только лишь увеличением объема экспорта-импорта политических проблем не решить. Исходя из этого вполне логично и естественно, что последующим этапом в российско-грузинских отношениях должно стать восстановление непосредственно политико-дипломатических отношений.

Вот именно это и представляется весьма проблематичным.

С одной стороны, невозможно иметь дипломатические отношения со страной, которая оккупировала 20 процентов территории нашего государства и признала независимость Абхазии и Южной Осетии. С другой стороны, по иронии судьбы, хотим мы этого или не хотим, именно с Россией придется вести переговоры, так как без восстановления непосредственных отношений нельзя будет достичь нужного эффекта. Грузия –заинтересованная сторона, и поскольку нам надо решить проблему, то высокомерие и утверждение «я прав» при переговорах с Россией нам не помогут.

К сожалению, как неприятно было бы некоторым это осознавать, очевидно, что именно лжепатриотическая и недальновидная политика руководства «националов» сыграла роль катализатора в признании Россией независимости Абхазии и «Южной Осетии»: результатом августовской 2008 года авантюры Михаила Саакашвили стала потеря сначала Дальского (Кодорского) ущелья и Ахалгорского района, а затем это дало толчок последующему расширению ограниченного международно-правового статуса Сухуми и Цхинвали.

В результате, благодаря грубым ошибкам прежней власти, процесс урегулирования территориальной проблемы Грузии фактически зашел в тупик.

Слабый антисепаратистский эффект прозападного курса

Что в это время делает Запад, к союзу с которым стремится Грузия? Ведь новая власть, чтобы не дать США, НАТО и Евросоюзу повод для сомнений уже всенародно подчеркнуто заявила о желании тесных отношений и интеграции с ними.

То, что западный курс входит в интересы Грузии – это бесспорно, но исходя из нынешней ситуации возникает вопрос: восстановят ли целостность Грузии усилия западных государств или «обеспокоенность-возмущение-сожаление» международных организаций? Последние двадцать лет мы слышим со стороны Запада поддерживающие Грузию заявления, подтверждающие, что Абхазия и «Южная Осетия» признаны в составе Грузии, созданы группы стран-друзей Грузии, нам присылают миротворческие миссии, наблюдателей, в ООН и ОБСЕ принимаются выгодные для нас резолюции, Россию критикуют и призывают уважать территориальную целостность Грузии и нерушимость границ, от Москвы требуют отказаться от оказания помощи абхазским и осетинским сепаратистам, а нас призывают к диалогу... Совсем недавно, 15 октября, в Люксембурге, министры иностранных дел вновь подтвердили территориальную целостность Грузии, и для Тбилиси, уже в который раз, вновь возгорелась искра надежды.

Надежда надеждой, но несмотря на усилия международного сообщества, воз, как говорится, и нынче там. Более того - для Грузии ситуация ухудшается: Россия все больше поддерживает Сухуми и Цхинвали, углубляется их интеграция, марионеточные правительства Абхазии и «Южной Осетии» с удовольствием получают российские финансовые инъекции... Правда, признания со стороны Венесуэлы и Никарагуа и затерявшихся в Тихом океане островных Науру и Вануату ничего для них не значат, цхивальским и сухумским сепаратистам достаточно и поддержки Кремля, поскольку «Россия затмевает всех и вся», перед Россией не только Брюссель, но даже сам Вашингтон беспомощен.

В последнее время стало очевидным, что усилия руководства Грузии и Запада, направленные на пресечение процесса признания абхазо-осетинской независимости были малоэффективными. Более того, к нашему огорчению, прецедент признания Косово государствами Евросоюза и США оживил идею суверенитета Абхазии и «Южной Осетии», что выразилось в «кавказской мести» России, геополитика которой на Балканах потерпела поражение. Сколько бы не утверждали в Вашингтоне и Брюсселе о недопустимости увязывания статуса Косово и Абхазии-«Южной Осетии», факты говорят о другом: именно косовский прецедент дал своего рода толчок антигрузинскому шагу России. Единственный положительный момент – и в этом заслуга Запада - состоит в том, что дипломатическая волна признания наших сепаратистских регионов приостановлена. Вместе с тем, к сожалению, пока что никто не знает, что и как конкретно надо сделать, чтобы разрушить треугольник Москва-Сухуми-Цхинвали.

Поскольку в настоящее время Россию больше всего волнует западный курс Грузии, Грузия каким-нибудь образом должна убедить Россию, что западный вектор грузинской дипломатии не представляет угрозы для России. В этом смысле, наверное, в определенной степени следует перенять опыт государств Прибалтики – Литва, Латвия и Эстония давно уже являются членами Евросоюза и НАТО, а ведь с самого начала и у них были проблемы с Россией. Кроме того, более эффективно и плодотворно следует использовать и женевские дискуссии, где под эгидой ООН, ОБСЕ и Евросоюза обсуждаются вопросы безопасности и стабильности на Южном Кавказе. Следует отметить, что в этом плане весьма результативным оказался проходивший 10-11 октября очередной, 21 раунд переговоров, где было принято решение о подготовке совместного документа о неприменении силы в отношениях между Россией и Грузией. Кроме того, весьма интересное и важное заявление было сделано лидером «Грузинской мечты» Бидзиной Иванишвили, согласно которому Грузия не станет мешать проведению Зимней Олимпиады в Сочи, примет в них участие и сделает все, чтобы Олимпиада прошла мирно и без эксцессов.

Думаем, что именно развитие экономики и культуры Грузии должны сыграть главную роль в вопросе урегулирования конфликтов. Вернуть Абхазию и Цхинвальский регион военной силой мы не можем, так быть может это станет возможным экономическими и культурно-гуманитарными усилиями. Ясно, что в этой идее нет ничего нового, ее разделяли и «националы», но все стали свидетелями тому, к чему привели проведенные ими реформы в сфере экономики и культуры: граждане Грузии по-прежнему остаются одними из самых незащищенных в социальном плане людьми в регионе. Если Запад выделит Тбилиси значительные финансы на социально-экономическое развитие, то для целевого расходования этих средств они должны быть аккумулированы в специальном фонде, учрежденном странами-друзьями Грузии, и ни в коем случае не должны быть расходованы на развлечения и зрелища. Словом, для реинтеграции абхазов и осетин мы должны создать такую реальную, и, в то же время, льготную ситуацию, чтобы им было выгодно приезжать в Зугдиди, Кутаиси, Батуми и Тбилиси, чем в Москву и Петербург.

Отзыв признания независимости: прецеденты российской дипломатии

Сегодня многие зарубежные государственные деятели и политики призывают Россию отказаться от признания Абхазии и «Южной Осетии», то же самое заявляют известные эксперты и политологи... Но мы должны учесть, что отзыв признания независимости вообще и разрыв дипломатических отношений - шаг не из легких, тем более, когда речь идет о сепаратистских территориях: на чашу весов кладутся честь и авторитет государства, так как фактически тут дело касается признания допущенной ошибки. Трудно вообразить, чтобы российский президент уже сегодня или завтра объявил бы об аннулировании приказов №№1260, 1261 о признании независимости Республики Абхазия и Республики Южная Осетия, подписанных им 26 августа 2008 года, в одностороннем порядке денонсирует все подписанные договоры-соглашения, официально разорвет дипломатические отношения с сепаратистскими образованиями, выведет свои военные части...

И все-таки, каков на практике международный опыт в плане отзыва признания того или иного государства? Отзовет ли Россия свое признание? Не следует забывать, что Москва устами главы внешнеполитического ведомства уже заявила: мол, переговоры с Грузией о статусе Абхазии и Южной Осетии невозможны. Кремль считает, что абхазы и осетины должны сами решить судьбу собственных республик. «Когда мы решили признать их независимость, были уверены, что это был единственный путь их безопасности и, возможно, спасения», - таково мнение главы дипведомства России. Но Сергей Лавров тут намеренно забывает, что абхазские и осетинские сепаратисты приняли решение о независимости, не спросив мнения изгнанного из родных мест грузинского населения. Именно поэтому де-факто руководство абхазских и осетинских сепаратистов не хочет возвращения беженцев – знают, что тогда их независимости придет конец.

Интересно, имеются ли в дипломатической практике России прецеденты отзыва признания какого-либо государства? Предпринимала ли Россия когда-нибудь такой шаг? Обратимся к прошлому.

Следует отметить, что за последнее столетие, с учетом истории советской и российской дипломатии периода 1922-2012 годов, фактов отзыва де-юре признания независимости какого-либо государственного образования встречается крайне редко. Можно вспомнить лишь несколько прецедентов. Но они, по своему характеру, политической ситуации и международному фону различаются друг от друга.

Первый: 13 апреля 1941 года Советский Союз, для углубления отношений с Германией, сначала признал независимость северной провинции Китая Маньчжурии, которая была оккупирована союзником Третьего Рейха – Японией, а затем, в августе 1945 года, когда советские войска заняли территорию Маньчжурии, Кремль отозвал признание и вернул провинцию уже коммунистическому Китаю.

Второй: В феврале 1958 года, когда после интеграции Сирии и Египта официально было объявлено о создании Объединенной Арабской Республики (ААРП), Советский Союз официально признал новое государство, и упразднил акты о независимости Сирии и Египта, принятые в 1943-44 годы. Позднее, в 1971 году, после распада ААР, Москва вновь признала Сирию и Египет независимыми.

Третий: В сентябре 1962 года Советский Союз признал независимость Йеменской Арабской Республики (Северный Йемен), а в 1967 году – Йеменскую Народную Демократическую Республику (Южный Йемен). В 1990 году, после объединения и Северного и Южного Йемена в одну республику, Москва признала ее суверенитет и одновременно отменила Акт о признания Северного и Южного Йемена.

Четвертый: В октябре 1991 года, после слияния двух немецких государств – Федеративной Германии и Демократической Германии (ГДР и ФРГ), Советский Союз аннулировал Акт о признании независимости ГДР (1949 г.).

Как видим, перечисленные выше прецеденты не могут быть использованы в качестве критериев, на основе сравнительного анализа которых было бы возможным хотя бы теоретически восстановить дипломатические отношения между Грузией и Россией. Сегодня совершенно иные условия, политическая и международная ситуация. Соответственно, исторические прецеденты не смогут оказать нам в этом вопросе сколь-нибудь значительной помощи.

Что касается ведущих зарубежных государств, то и в их практике аннулирование признания независимости - явление весьма редкое. Подобные факты сравнительно чаще встречаются в отношении стран «третьего мира», например, Тайваня. Эта сепаратистская часть Китая признавалась (с целью финансовой выгоды) странами Африки, Азии и Латинской Америки, которые впоследствии разрывали с ней отношения.

Очевидно, что несправедливые приказы, подписанные президентом Дмитрием Медведевым, негативно отразились на международном имидже России. В то же время очевидно и то, что, по большей вероятности Россия не станет забирать своих слов обратно, и это может длиться долгие годы.

В данном случае, если Россия упрямо не заберет свое пресловутое признание, если международное сообщество не сможет вынудить Москву сделать этот шаг, Грузии может быть предложена какая-нибудь иная форма взаимоотношений с Абхазией, к примеру, правовое положение, которое, например, походит на международный статус Андорры.

Андоррская модель для Абхазии

Действительно, статус карликового европейского государства Андорра, затесавшегося где-то в Пиренейских горах, на границе Франции и Испании, весьма интересен. Перечисление исторических предпосылок может завести далеко, поэтому обратимся прямо к конституции Андорры, принятой 14 марта 1993 года:

- Андорра является правовым, независимым, демократическим и социальным Государством. Его официальное название Княжество Андорра. В соответствии с институциональной традицией Андорры Соправители являются, совместно и раздельным образом, главой государства и воплощают собой верховное представительство.

Соправителями, как в учреждении, уходящем корнями в Пареаж и претерпевшем историческую эволюцию, являются в личном и исключительном качестве Епископ Урхельский и Президент Французской Республики. Их полномочия, которые основываются на настоящей Конституции, равны. Каждый их них приносит присягу и обязуется осуществлять свои полномочия в соответствии с настоящей Конституцией.

Соправители являются символами и гарантами незыблемости и преемственности Андорры, а также ее независимости и поддержания традиционного духа паритета и равновесия в отношениях с соседними государствами. Они являются выразителями согласованности андоррского государства в его международных обязательствах в соответствии с настоящей Конституцией.

Соправители являются арбитрами и гарантами стабильности деятельности публичных властей и институтов. По инициативе одного из них они регулярно информируются о государственных делах.

Кроме случаев, предусмотренных настоящей Конституцией, Соправители не ответственны. Ответственность за их акты возлагается на органы, которые их контрасигнуют.

Соправители, при условии контрасигнации их актов главой Правительства или, в неотложных случаях, председателем Генерального собрания (Парламента – С.К.), на которых возлагается политическая ответственность:

- созывают избирателей на всеобщие выборы в соответствии с предписаниями Конституции;
- созывают избирателей на референдум в соответствии со статьями 76 и 106 Конституции;
- назначают главу Правительства в соответствии с процедурой, предусмотренной Конституцией;
- подписывают декрет о роспуске Генерального совета (Парламента – С.К.) в соответствии с процедурой, предусмотренной статьей 71 Конституции;
- аккредитуют дипломатических представителей Андорры за рубежом и принимают аккредитацию иностранных представителей в Андорре;-) назначают должностных лиц других государственных учреждений в соответствии с Конституцией и законами;
- санкционируют и обнародуют законы в применение статьи 63 настоящей Конституции;
- выражают согласие государства на принятие обязательств по международным договорам на условиях, предусмотренных главой III Титула IV Конституции.

Таков краткий международно-правовой статус Андорры. И как бы мы не назвали его - двойным подчинением, двойным протекторатом, или двойным сюзеренитетом, суть ясна: Андорра – независимое государство, но его суверенитет более-менее ограничен Испанией и Францией.

Тут же отметим, что в истории известны факты, когда Абхазия в определенной степени находилась в «двойном подчинении» (Абхазское феодальное княжество в определенный период находилось в подчинении Грузии и Османской империи, а Абхазская Договорная Советская Социалистическая Республика – в подчинении Грузинской ССР и Закавказской Федерации).

Послесловие

Новая власть Грузии должна учесть, что локальную ошибку, допущенную в политике, сравнительно быстро можно исправить, но когда к внутренней локальной добавляется еще и стратегическая внешнеполитическая, то на их исправление иногда требуются десятки лет.

Мы должны осознать одно: хотим мы этого или не хотим, приятно нам это или неприятно, но все границы на земле условны – это факт. Не существует однажды и навечно установленных для одного государства границ и территорий. Они перманентно изменяются на политической карте мира соответственно изменениям, произошедшим в расположении сил. Говоря иначе, положение границ находится в прямой зависимости от состояния государства: ослабло государство – меняются его границы, сокращается территория; окрепло – границы вновь меняются, но уже в противоположном направлении – территория расширяется... Все думали, что после окончания Второй мировой войны и особенно Хельсинского Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (1973 г.) границы европейских государств установлены окончательно, но после Совещания не прошло и двух десятков лет, как все изменилось... К сожалению, эрозийно-дезинтеграционные процессы коснулись Грузии в тяжелой форме. Были совершены ошибки, но главное сейчас – как можно с меньшими потерями переболеть этой «глобальной болезнью».

Улучшение грузино-российских отношений и нейтрализация абхазского и югоосетинского сепаратизма тесно связаны друг с другом, а в урегулировании проблемы сепаратизма может сыграть значительную роль экономическое восхождение Грузии (конечно, при содействии и усилиями западных стран). Грузия должна окрепнуть, но не виртуально, как это делают «националы», а реально –  повышением уровня жизни населения, резким улучшением социальных условий. Думаю, именно в таких условиях станет возможным ускорение решения проблем с северным соседом.


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна