RSS
«Грузинская мечта» сепаратистов
26.10.2012 15:22
Гиорги Циклаури

Переходный период в Грузии подошел к концу и власть уже официально находится в руках правительства Бидзины Иванишвили. К нему перешла и ответственность за государственную политику по оккупированным Россией регионам. Что сделает «Грузинская мечта» для возвращения Абхазии и Цхинвальского региона - покажет время. Но уже сегодня следует рассмотреть принципы стратегии по реинтеграции отторгнутых территорий на основе предварительных заявлений, прозвучавших со стороны политической коалиции.

Иванишвили, исходя из его высказываний, делает ставку на развитие т.н. «народной дипломатии» и общую привлекательность Грузии для оставшегося в оккупированной зоне населения. Со стратегической точки зрения в этом подходе нет принципиальной новизны - ту же политику декларировали прежние власти. Однако новое правительство может изменить тактику, придать процессу иные формы и другую динамику, наполнить его более конкретным содержанием.

Первая реакция на позицию Иванишвили уже имеется. Абхазский лидер Александр Анкваб блеснул каламбуром, прямо назвав «грузинской мечтой» планы коалиции «Грузинская мечта». А Москва через главу МИД Сергея Лаврова заявила, что Россия не будет обсуждать статус признанных ею «независимых республик». Впрочем, вряд ли такую реакцию со стороны российских верхов и опекаемых ими режимов можно назвать неожиданной.

Куда интереснее посмотреть, как реагируют на политические изменения в Грузии не официальные лица сепаратистов и РФ, а более свободные в выражении своих мыслей представители абхазского и цхинвальского обществ с активной политической позицией. Они сосредоточились, в основном, на высказываниях главного спикера «Грузинской мечты» по этому вопросу - которым на данном этапе является Паата Закареишвили, назначенный госминистром по реинтеграции.

На уровне общих тезисов с его стороны обозначены следующие приоритеты: убедить просепаратисткую часть населения Абхазии и Цхинвальского региона в отсутствии физической угрозы со стороны Грузинского государства; «развернуть» их в сторону от России с помощью Европы - реализовав концепцию «все кроме признания» и показав, что лучше быть с Грузией, нежели с Россией. При этом комментаторы с абхазской и цхинвальской стороны явно имели определенные ожидания в связи с назначением Закареишвили и оказались разочарованы тем, что он не стал говорить о признании оккупированных регионов независимыми государствами, а все свои заявления делал в соответствии с принципом территориальной целостности Грузии.

Сухумский журналист Антон Кривенюк, Facebook:

   - Вот только я возрадовался тому, что в руководство Грузии пришли адекваты и возможен диалог, как Paata Zakareishvili сказал следующее:
    «Я убежден, что как только будет сформировано новое правительство, через 5-6 месяцев общество увидит первые шаги. А через 2-3 года мы получим первые конкретные результаты, такие, что поймем, что начался необратимый и мирный процесс. А через 7-8 лет можем говорить о конкретном финише грузино-абхазских отношений. Это будет результат, который будет приемлем для грузинского государства и грузино-абхазской общественности. В этом я подразумеваю возвращение людей, а за возвращением людей само-собой последует возвращение территорий».
   
Никто меня не убедит в том, что Паата не разбирается в глубинной сути конфликта. Для кого он это говорит - для своих, чтобы усладить их слух? Нет, Паата, не стоит начинать этот процесс с лицемерия, пусть даже так необходимого, чтобы получить стартовый карт-бланш. Того результата, какой вы обещаете сейчас грузинскому обществе, быть не может. И вы это знаете лучше меня.

Экс-депутат абхазского «парламента» Батал Кобахия, LiveJournal:

    - Уважаемый Паата, если для того, чтобы удержаться во власти, вам необходимо выдавать такие вот скоропалительные предложения, то думаю, что в Грузии поменялось шило на мыло. Как говориться, веник вам в руки!
Абхазы будут строить отношение со всеми странами, которые найдут в себе силы и мужества быть честными, говорить с нами на равных и руководствоваться реалиями. Надеюсь, Грузия также освободится от удушающих объятий Америки, и сама будет выстраивать свои собственные отношения с соседями. Посмотрим, возможно абхазы пересмотрят свое отношения к вам, если ваша страна действительно станет свободной, прагматичной, и рассчитывать на собственные ресурсы, а ее политики перестанут витать в облаках, а реально смотреть на свои возможные отношения с нами. А это граница, таможня, визовый въезд - но все после того, как Грузия подпишет меморандум о неприменении силы и сделает шаг на пути признания независимости Абхазии и подтверждения нашего суверенитета. В этом случае мы подумаем. Без всяких своих обольщений. И пусть запомнят политики в Грузии, что дружить мы вправе с кем хотим, но жить будем сами. В своей стране. Пусть обольщают свой народ нереальными предположениями о территориальной целостности и будущем Абхазии, а пока дай вам Господь сил и разумения удержать без эксцессов первый мирный переход власти.
   Процитирую всеми уже известное заявление Бидзины Иванишивили:
«Мы грузины такие странные - мы привязаны к своей земле. Такой характер у нас. Вот у нас здесь, например, живут армяне. А я диву даюсь: вот у них родина рядом, а они здесь живут. Для вас, наверное, такого вопроса нет. А для меня непонятно». Так вот, мне тоже непонятно, почему в Грузии всем негрузинам предлагают выехать жить на Родину, а сами хотят выслать своих соплеменников на чужбину, в Абхазию, словно они не также любят свою родину. Это я о беженцах, о которых говорит новый депутат грузинского парламента.

Абхазский журналист Роин Агрба, Facebook:

- Такое ощущение, что наши соседи инопланетяне и новая избранная власть собирается управлять этой страной в инопланетном пространстве… Они не понимают, что абхазская независимость - не кремлевский проект, что у этого проекта чисто абхазские корни, что это продукт чаяние нескольких поколении абхазов… И причем тут имперская Россия?

Цхинвальский журналист Мария Плион, сайт Civil Forum:

- Все новое в Грузии - это хорошо и быстро забытое старое. Назначение Закареишвили министром по делам реинтеграции до его интервью говорило о неких положительных сдвигах в грузинском правительстве, так как Закареишвили имеет большой опыт работы в НПО. И он, в отличие от всех грузинских чиновников, не раз лично общался с представителями гражданских обществ и Южной Осетии и Абхазии. Казалось бы, что Закареишвили точно должен был оставить риторику: «Россия пришла - у нас испортились отношения, Россия уйдет - и все решится».

Осетинский блогер Роин Бибылты, сайт Civil Forum:

- Паата Закареишвили - человек, который считается одним из заслуженных экспертов по грузино-осетинскому конфликту у себя в стране. Но он убежден, что в налаживании контактов с осетинами доселе грузинам мешали исключительно русские. Простите, Паата, боюсь, мы к вам испытываем обычное человеческое равнодушие. К тем, кто считает, что осетины тяготеют к каким-то контактам и диалогам о совместной жизни. Возможно, в начале 90-ых такие инициативы и имели бы шансы, так как тогда мы испытывали ненависть - а это, как никак, чувство. Единственно возможный диалог - это начало переговоров о признании Южной Осетии. Все остальное нам интересно, не более чем программа Гузеевой «Давай поженимся».

Абхазский политолог Лиана Кварчелия, газета «Эхо Абхазии»:

- Вряд ли новая грузинская правящая команда не понимает, что для абхазов собственное государство - это жизненная необходимость, и что конфликт и в особенности война 1992-1993 гг. окончательно сняли с абхазской повестки дня вопрос сосуществования с Грузией в рамках единого государства. Так что, если новая грузинская политика и не слишком рассчитана на то, что поможет «вернуть» Абхазию, она, по крайней мере, на долгое время избавит новое руководство от необходимости решать болезненный для грузинского общества вопрос «статуса» Абхазии. В «болезненном» состоянии этот вопрос к тому же будут поддерживать и проигравшие «националы». Но в целом в Грузии и без того много дел. Опросы показывают, что для рядовых граждан приоритетной проблемой является безработица, а вовсе не «отколовшиеся территории».

Абхазский журналист Ахра Смыр, Facebook:

- Паата не похож на самоубийцу. Паата не станет называть вещи своими именами - особенно, став из публичного лица лицом официальным. Говоря коротко: пока в Грузии невозможно озвучить очевидное, ничего хорошего ожидать от этой страны нам не стоит. Грузия - больной человек Кавказа, но я верю, что болезнь отступит. Сначала это будет мирная передача власти, затем - начнется процесс называния явлений своими именами, после - осознание все ответственности, ну а потом да, финиш. Но он будет не таким, как его озвучивает Паата. Финиш должен быть настоящим, который по-настоящему выгоден всем. А всем выгодно одно - поставить наконец точку, и начать жить каждый своей жизнью. В этом смысле мой прогноз состоит в том, что Грузия таки признает нас, и произойдет это в течение десяти лет, не больше.

Цхинвальский политолог Вячеслав Гобозов, газета «Республика»:

- Нашему государству, всем структурам, которые определяют внешнюю политику, надо очень внимательно анализировать происходящие перемены и, безусловно, готовить свои тактические ходы. Никто лучше нас не разберется в наших национальных интересах (воззрения в сторону России в данных вопросах неуместны), а это неизменная стратегия, когда ни о каком вхождении в состав Грузии ни под каким видом (федерация, конфедерация и т.д.) речи быть не может, мы можем менять свою тактику, исходя из реалий, но не интересы.

Ту же мысль, что и Гобозов, озвучила Лиана Кварчелия. Она ожидает, что «переформатирование» подхода к конфликтам со стороны Тбилиси может создать «более открытую» для сепаратистов международную среду. И подчеркивает, что «многие увидят в этой открытости ловушку. Но за ловушками важно не проглядеть и новые возможности». С этим созвучны высказывания секретаря абхазского совбеза Станислава Лакоба. В интервью российским СМИ и в ходе ток-шоу на абхазском телевидении 19 октября он говорил о возможности получения существенных дивидендов от нового правительства Грузии - одновременно напоминая, что «некоторые яркие представители «Грузинской мечты»… не исключали независимости Абхазии». При этом Лакоба отмечал, что не надо ждать от Тбилиси многого, «пока там Саакашвили стоит с дубиной».

Что касается сферы интересов сепаратистов, то в их рассуждениях она обозначена довольно четко. В Сухуми и Цхинвали будут настаивать на повышении своего международного статуса - начиная с требования официального признания стороной конфликта; и будут добиваться прямых контактов с Западом - для выхода на трибуны международных организаций. Промежуточная цель - получить от Тбилиси закрепленное международными гарантиями двустороннее соглашение о неприменении силы - что не только решит для них вопрос безопасности, но и станет косвенным признанием Абхазии с «Южной Осетией». Это открывает сепаратистам (вернее - Москве) путь к дальнейшей международной легитимации самопровозглашенных режимов.

Однако важно понимать, что сепаратисты принципиально настроены на то, чтобы только получать. Они категорически не согласны ни на какие компромиссы и малейшее продвижение в существенных вопросах - даже взамен на серьезные политические уступки. Другими словами, в Сухуми и Цхинвали твердо настроены на продолжение старой игры в одни ворота - когда грузинскую сторону побуждают к односторонним шагам, не предоставляя ничего взамен.

Новое правительство Грузии ставит на «мягкую силу». Однако сепаратисты прекрасно понимают, что «мягкая сила» может создать предпосылки для компромиссного политического урегулирования в будущем - и именно поэтому превентивно исключают ее применение. Наглядный пример - ситуация на административной границе по Энгури. Абхазам запрещено выезжать за оккупационную линию, кроме как по специальному пропуску от спецслужб. Абхазское руководство стремится не допускать даже выезда больных для лечения в грузинских клиниках – власти позволяют это лишь в особых случаях, причем данный подход поддерживается абхазской общественностью. Более того - Анкваб уже сталкивался с серьезной критикой за то, что разрешает отдельные случаи выезда больных ради спасения их жизней.

Все предложения сотрудничества по гуманитарной либо экономической линии обкладываются неприемлемыми политическими условиями и т.д. Сегодня нет никаких оснований считать, что этот подход измениться. Лучше всего подвел черту Александр Анкваб, когда на совещании 23 октября исключил возможность прямых переговоров с Тбилиси и заявил: «Нас не интересуют вопросы территориальной целостности Грузии, тема беженцев и прочее, не имеющее отношение к сложившимся политическим реалиям. Мы можем обсуждать вопрос о юридически обязывающем соглашении о невозобновлении военных действий при международных гарантиях. Другие вопросы нас не интересуют».

Поскольку неверные тактические ходы способны повлиять на общую стратегию и в корне ухудшить положение дел, новому правительству Грузии придется трезво оценивать ситуацию и тщательно взвешивать, какие именно односторонние шаги и мирные инициативы можно предпринять в плане урегулирования конфликтов. Суть политики, которую ведут сепаратисты, заключается в игре с нулевой суммой - когда победитель получает все, проигравшему же достаются одни потери. На данном этапе абхазы и осетины могут придерживаться этой политики - благодаря России, они не испытывают необходимости уступать хоть в чем-то, предпочитая дожидаться, пока желаемый результат сам не упадет им в руки. Поэтому первейшая задача правительства Иванишвили - прагматично проанализировать ситуацию и исключить со своей стороны ошибки, способные осложнить возвращение Абхазии и Цхинвальского региона в будущем.


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна