RSS
Оккупация Грузии Россией (1921 г.) и отношение государств Европы (Часть – I)
05.11.2012 13:04
Лела Саралидзе
доктор исторических наук, старший научный сотрудник отдела новой и новейшей истории Института истории и этнологии им. Иванэ Джавахишвили

Бездействие европейских дипломатов подвигло большевистские власти осуществить нападение на Грузию. Еще в конце 1920 года британский премьер Ллойд Джордж заявил советскому послу, что Великобритания считает Кавказ сферой влияния России. 16 декабря 1920 года на съезде Лиги Наций Грузии было отказано в членстве этой организации. Двери Лиги закрылись для Грузии до следующей сессии - сентября 1921 года. Европейские государства осудили агрессивную политику России. Когда с самого начала Европа отвернулась от России, последняя обратила свой взор на восток. Завладев Кавказом и укрепив линию Баку-Батуми, параллельно 26 февраля 1921 года Россия подписала договор с Ираном, 28 февраля 1921 года – с Афганистаном, 16 марта 1921 года – с Турецкой империей. Таким образом, она укрепила свои позиции на востоке. Затем обратила взор на Европу: 16 марта 1921 года Англия – первая из европейских государств подписала с Россией договор о торговых отношениях. В первых числах декабря 1921 года правительство Великобритании позволило представителю большевиков Леониду Борисовичу Красину прочитать в Оксфордском университете доклад об экономической помощи России. В своем выступлении Красин стал доказывать необходимость оказания Европой помощи России, поскольку большевистское правительство было создано народом России. На это откликнулась европейская пресса. Французское издание «Le Temрs» писало: «Мы не станем подробно рассматривать слова господина Красина, только отметим, что сама почва, на которой стоит Красин, является ложной: правительство Ленина и Троцкого вовсе не создано народом России, как это он утверждает. Его насильно навязали российскому народу, заранее лишив его личных и политических прав. Этому правительству без ЧК, террора и Красной армии не просуществовать даже одного месяца. Меньшинство нации, каковой являются большевики, нуждается в Красной армии и ЧК, чтобы установить свое господство, поэтому именно ему приносятся в жертву интересы всего народа и государства».

В 1922 году глава грузинского правительства Ноэ Жордания, находясь в эмиграции во Франции, направил президенту Лиги защиты прав народов специальное обращение, в котором сказано: «Мы обращаемся к правительствам стран Европы с просьбой выдвинуть вопрос о выводе российских войск из Грузии в качестве предварительного условия ее признания со стороны Московского правительства. Мы просим, господин президент, направить весь авторитет и моральную силу Лиги защиты прав народов на защиту справедливых требований Грузии».


Грузинскому национальному правительству потребовались большие усилия, чтобы донести до политических кругов Европы правду о реальной ситуации в Грузии. С этой целью в январе 1922 года по заданию грузинского национального правительства в международные рабочие организации был направлен известный социал-демократ Ираклий Церетели. Ираклий Церетели имел встречи с руководителем Рабочей партии Великобритании Эндерсоном, а также общественными деятелями, которые пообещали ему оказать соответствующую помощь. Объединенный Британский национальный совет, представлявший собой рабочую фракцию, состоящую из Рабочей партии, тред-юнионов (профессиональных союзов) и Палаты общин, подтвердил постановление, многократно выдвигавшееся конференцией Британского рабочего союза, согласно которому положительное решение территориальных вопросов было возможно только лишь через демократические и свободные выборы. Национальный совет Великобритании считал, что указанный принцип должен был быть использован и при обсуждении вопроса о Грузии. Совет настоятельно требовал от британского правительства, которое в свое время «де-юре» признало независимость Грузии, принятия на Генуэзской конференции такого постановления, которое соответствовало бы демократическим принципам. Рабочий класс Великобритании, с которым сами русские большевики связывали большие надежды, требовал освобождения Грузии от русского агрессора.


После оккупации Грузии лицом к лицу с государствами Европы руководство России на международной арене оказалось на Генуэзской (10 апреля – 19 мая 1922 года), а затем Лозаннской конференции. В 1920-1921 гг. Капиталистические государства охватил послевоенный первый экономический кризис. Это обстоятельство вынудило страны Антанты созвать конференцию по экономическим и финансовым вопросам. Правительство США отказалось от участия в работе конференции, но направило своего наблюдателя. На конференцию с участием представителей 34 государств, была приглашена и Советская Россия. Россия своими проверенными дипломатическими уловками пыталась настроить европейские государства друг против друга. Франция, изначально выступавшая с жесткой критикой России, теперь изворачивалась. Со своей стороны Россия пыталась склонить на свою сторону французское руководство, которому взамен обещала признать долги, возобновить старую дружбу и временно не затрагивать вопрос пересмотра Версальского договора. В противном случае российское правительство грозилось пересмотром Версальского мирного договора, а решительными шагами, которая она вместе Германией предпримет в отношении Франции. Эмиграционная газета «Тависупали Сакартвело» дала следующую оценку грязной политике российского руководства: «... Главное состоит в том, что именно то, что московские комиссары предлагают правителям Европы, является проблематичным, а то, что они угрожают – более вероятным. Ясно, что так дружбы не достичь».

Грузинское Демократическое правительство на Генуэзскую конференцию направило из Парижа неофициальную делегацию. В нее входили: А. Чхенкели, И. Церетели, С. Мдивани, Г. Вешапели и З. Авалишвили. Выдвижение вопроса Грузии на Генуэзской конференции вызвал отклик со стороны политических кругов Франции. Газета радикальной партии Франции «Новая эра» писала: «Советское правительство напало на Грузию, захватило ее, отменило итоги всеобщих выборов и ввело советский режим. Москва создала в Грузии так называемое правительство, тем самым растоптав право грузинского народа. Поэтому Генуэзская конференция будет обязана выполнить шестую статью Канской резолюции и потребовать от московских большевиков вывода своих войск из Грузии. В противном случае, будет узаконено такое положение, которое в основе своей противоречит этой статье. Само по себе ясно также и то, что на Генуэзскую конференцию в качестве представителя Грузии не может быть допущен делегат искусственно созданного «правительства Грузии», которого хочет представить Москва. Франция, как традиционная защитница демократических принципов, никому не позволит подавить демократию».

Россия в качестве посланца Грузии представила на Генуэзской конференции Буду Мдивани, что вызвало большое недовольство со стороны правящих кругов Франции. Лидер правящей партии Франции – левого крыла радикалов Эдвард Эрио, который был хорошо информирован о разыгравшейся в Грузии трагедии, отмечал: «В 1920-1921 гг. Советское правительство подтвердило, что ничем не уступает германскому милитаризму. Россия, которая твердила миру, что якобы не имеет каких-либо агрессивных намерений, без объявления войны напала на Грузию, правительство которой было вынуждено отойти к Батуми, где было встречено турками. Национальное правительство Грузии не сдалось ни туркам, ни русским и отправилось в Европу». В отличие от британского правительства, Э. Эрио категорически требовал, чтобы на Генуэзскую международную конференцию была допущена делегация национального правительства Грузии.

Председатель французского правительства и министр иностранных дел Раймонд Пуанкаре передали главе французской делегации на Генуэзской конференции Луи Барту письменную инструкцию, в которой призывали его всеми силами оказать сопротивление претензиям России, которая стремилась выступить в качестве представителя захваченной ею Грузии. Аналогичная ситуация сложилась и на Лозаннской конференции, где российское правительство также хотело выступить от лица Грузии. Пуанкаре и здесь занял твердую позицию, заявив: «Не допущу, чтобы преступное оккупационное руководство заняло место изгнанного им национального правительства, двери нашего министерства открыты для посла Грузии».
 


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна