RSS
Беслан Кобахиа просит у Запада 120 миллиардов долларов для Абхазии
24.07.2013 11:52
Леван Кикнадзе

Давно уже выдающийся "интеллектуал" элитарной части абхазской общественности Беслан Кобахиа неустанно трудится под эгидой неправительственных организаций и российских государственных структур над формированием и развитием абхазского государства. В российских и абхазских СМИ часто публикуются его соображения о направлениях внутренней и внешней политики "независимой Абхазии". В своих публикациях, касающихся его видений урегулирования грузино-абхазского конфликта, он не избегает давать советы и рекомендации абхазскому режиму. Более того, он порой учил уму-разуму и грузинскую сторону, предложив даже план урегулирования конфликта из шести пунктов. Этот уважаемый "эксперт" со множеством званий и должностей, должен был знать, что для грузинской стороны был бы неприемлемым предложенный им план, в котором скрытно, но все же примитивно читалась окончательная цель: признать независимость Абхазии, восстановить добрососедские отношения так, чтобы грузины никогда не смогли вернуться к своему постоянному месту жительства, а условная граница Ингури осталась разделительной линией между людьми. Кобахия не поленился придать своему плану большую достоверность, вкратце напомнил нам мнение, насаждаемое в течение ряда лет благодаря Вороновым, Турчаниновым и их последователями абхазским горе-историкам, что взаимные влияния наших народов были обусловлены лишь тем, что мы были ближайшими соседями, что родство у нас было из-за смешанных семей, и что Абхазия находилась в составе Грузии только "в какие-то периоды", и преимущественно была независимой.

На эту "новацию" Кобахия в свое время мы дали должный ответ. Однако то, что он не посмел сказать грузинам, сделал на встрече, организованной для него 28 июня текущего года в Брюсселе, на которой присутствовали несколько депутатов европейского парламента. Он изъял и эти "какие-то периоды", заявив без стыда что, оказывается, в разное время Абхазия была частью почти всех крупных империй (Римской, Византийской, Османской, Российской), не упустил пребывание в составе Советского Союза, однако, оказывается, она ничего общего не имела с Грузией (нас он вообще не упоминает). Кроме того, что они, оказывается, 20 лет назад восстановили "историческую справедливость" и одержали победу над нами. Если Абхазия всегда была частью разных империй, а Грузия не в их списке, и если Кобахия пожалел назвать нас империей, то должен был сказать хотя бы то, когда, или в каких условиях мы их захватили, чтобы оправдать необходимость "освобождения" от нас. Однако для Кобахия в данном случае главным было обратить на себя внимание европарламентариев, у подавляющего большинства которых весьма поверхностное представление о грузино-абхазском конфликте так же, как и о многовековой истории грузино-абхазских отношений. Они не знают, и возможно и не поймут, однако ведь самому Кобахия превосходно известно, почему в той "отечественной войне Абхазии" убивали друг друга Абашидзе, Агумава, Габуния, Ахвледиани, Кобахия, Хубуа, Бения, Берулава, Багатурия, Басария, Папаскири, Патарая, Джинджолия, Зарандия, Какалия, Картозия, Квициния, Кардава, Карчава, Куправа, Ладария, Маргания, Начкебия, Пачулия, Цецхладзе, Чакветадзе, Чантурия, Читанава, Джинджолия, Шенгелия, Цулукия, Шакая, Черкезия, Харчилава и многие, носящие грузинские фамилии. Можно также спросить, убивали ли друг друга Ардзинба, Шамба, Капба, Хинтба, Цвижба, Кутарба и т.д. Разумеется, нет! Знает ли Кобахия, что у него грузинская фамилия? Если в далеком прошлом его фамилию насильственно изменили, как утверждают некоторые, почему он не помнит фамилию своего предка? Если помнит, почему не переходит на фамилию своих предков? Сегодня проживающие в Аджарии абхазы, испытавшие на себе все бедствия мохаджирства, и, в конечном итоге, поселившиеся в Аджарии, правда, по исторической превратности судьбы переделали фамилии, однако все помнят фамилии своих предков. Если у носящих грузинские фамилии абхазов никогда не было других фамилий, и их предки были носителями той же фамилии, то безо всяких исторических исследований можно утверждать, что потомки таких абхазов, которых более 70% среди называющего себя абхазами населения, являются грузинами. Если Кобахия, или другие абхазы с таким же менталитетом стыдятся и не хотят "светить" своего грузинского происхождения, это их воля, но пусть не оправдывают перерождение какими-то вымышленными абсурдами, и не стараются быть абхазами больше, чем абхазы.

Собравшуюся в Брюсселе послушать Кобахиа публику вначале вероятно ознакомили не с его происхождением, а с его регалиями, чтобы придать хоть какую-то убедительность его хилому выступлению, которое больше было рассчитано на участников митинга в Сухуми, проводимого в связи с каким-либо событием, нежели на людей, сведущих в глобальных политических процессах в мире. Возьмем хотя бы такую болезненную тему, как незаживающая рана, вызванная потерей молодых людей, погибших в вооруженном грузино-абхазском противостоянии, и которую одинаково переживают сохранившие достоинство грузины и абхазы. Вместо сравнения потерь генофонда с процентами Америки и Европы в той позорной войне, которую он упрямо называет "отечественной войной", было бы лучше подсчитать, сколько процентов было грузин среди воюющих друг против друга бойцов, сколько процентов абхазов, и сколько процентов из смешанных грузино-абхазских семей, воюющих на той, или другой стороне. Собрал бы все эти цифры, проанализировал и тогда бы понял, что 2013 год действительно особый год, но не достопримечательный юбилей, как он заявил на той встрече, а двадцатилетие окончания самой позорной братоубийственной войны.

Он правильно заявляет, что экономике Абхазии был нанесен тягчайший удар, но он ведь должен он знать, пусть и на элементарном уровне, что экономику создают не только предприятия и учреждения, которые, между прочим, были уничтожены от бомб российской авиации и артиллерийских установок, на протяжении всего года обстреливающих Сухуми. В основном ее создавали грузины, которых не только безжалостно убивали, но и в корне изгнали из Абхазии. Касательно того факта, что вся Абхазия 20 лет назад была превращена в кладбище, мы и с этим согласны, но имей он больше мужества, отметил бы и то, что подавляющее большинство тех безвинных жертв, которых сваливали в вырытые бульдозерами ямы и таким образом хоронили, были грузинами.

Господин Кобахия идет еще дальше и обвиняет Европу в избирательной политике, что, оказывается, вызвано непризнанием независимости Абхазии. Он призывает депутатов европейского парламента уважать гуманитарные идеалы сегодняшнего мира и не отказывать населению Абхазии в евро визах, и дать Абхазии возможность интегрироваться в мировое содружество. Одним словом, все это было бы смешно, если бы не было так грустно. Тогда, как режим Абхазии во услышание всего цивилизованного мира отказывает коренному грузинскому населению Абхазии в вполне законном требовании вернуться в свои места проживания, Кобахия указывает европейскому парламенту на уважение гуманитарных идеалов.

Я не намерен детально анализировать доклад "исторического значения" господина Кобахия, но не могу обойти стороной его ардзинбовскую оценку ущерба, причиненного Абхазии в результате грузинско-абхазской войны, что, по его словам, составляет ни больше, ни меньше 120 миллиардов американских долларов. Даже если бы мировое содружество решило возместить причиненный войной ущерб в 120 миллиардов долларов, Кобахия полагает, что де-факто режиму Абхазии дадут распоряжаться этими деньгами, чтобы их постигла та же участь, что и потока миллионов из России? Только Россия, дескать, помогает, прибедняется он, между тем подсчитал ли кто-либо количество тех гуманитарных программ, оцененных в долларах США, которые были осуществлены в Абхазии после войны? Или какой процент достался оттуда реально нуждающемуся населению, и сколько осели в карманах чиновников? Если Кобахия не знает об этом, пусть обратится к своим же СМИ, или оппозиции, и убедится, что помимо вышеупомянутых гуманитарных программ, в которых, между прочим, есть и вклад грузинской стороны, огромная часть поступающих из России финансовых потоков, остающаяся после "откатов", которые, в основном, уходят на благоденствие абхазских чиновников. Пусть Кобахия ответит хотя бы на то, почему на пятой годовщине признания независимости она сократила финансовый поток Абхазии, и вместо обещанных 10 миллиардов рублей дает 2,6 миллиардов? И почему параллельно этому Министерство иностранных дел России призывает бизнесменов воздержаться от осуществления инвестиций в Абхазии по причине немыслимо высокой коррупции.

Если бы во время беседы о коррупции Кобахия на самом деле говорил по справедливости, то должен был понимать, что во время войны больше всего пострадали вынужденно перемещенные люди, среди которых в основном были грузины. Поэтому пусть не плачет и не причитает, его слезам не верит не только Европа, но и Россия.

Беслану Кобахия, также как и многим абхазам, лучше других известно, что за встречные шаги, о необходимости которых он говорил в своих ранних публикациях, и следа которых мы не нашли в его нынешнем выступлении, никак нельзя считать попытку добиться благорасположения международных организаций за счет взаимных обвинений и постоянного тиражирования трагического прошлого. То, что разбирательство в том, кто прав и кто виноват, не привело к желаемому результату, все прекрасно видим. Я писал ранее, и повторяю, что главное обоим сторонам прийти к одному правильному решению - вражда между грузинами и абхазами не может продолжаться вечно. Она должна закончиться и, причем так, как приличествует достойным народам, и если эта данность будет положена в основу, непоколебимую волю наших народов восстановить мирное сосуществование ничего не остановит. Абхазская сторона должна хорошо видеть, и надлежаще оценивать попытку нынешней власти Грузии сделать именно те встречные шаги, которые первым делом будут направлены на восстановление доверия. Достойно сожаления, что отчуждение, искусственно созданное между нашими народами, дало свои плоды, и если среди пожилых абхазов пока еще не пропал интерес к процессам в Грузии, того же нельзя сказать о молодежи, значительная часть которой действительно считает грузин оккупантами, и отношение к нам адекватное: они не знают и мало интересуются тем, что происходит в остальной Грузии. И откуда им знать, что происходит в Грузии, если в абхазских электронных и печатных СМИ наложено табу на упоминание Грузии. Если кто и посмеет упомянуть, только в отрицательном контексте, что служит единственной цели - усилить в Абхазии образ врага в лице Грузии.

Несмотря на это, в определенных абхазских кругах не стихает интерес к Грузии и события перспектив грузино-абхазских отношений, в ряде случаев, становятся предметом острых споров. Кобахия хорошо должен помнить негативное отношение абхазской общественности, вызванное дискриминационной политикой, проведенной властью Саакашвили в отношении автономной республики Аджарии. Упразднение ряда министерств и комитетов, и значительное сокращение степени независимости Аджарии почти по всем направлениям в Абхазии было воспринято крайне отрицательно. Правда, никто публично не говорил об этом, однако в абхазском парламенте и правительстве шли обсуждения о том, что центральные власти Грузии фактически уравнивая Аджарию с остальными губерниями Грузии, подлили масло в огонь в сложно протекающих грузино-абхазских отношениях, и лишили всех оснований созданного с трудом шаткого доверия. "Зачем нас приглашают в состав Грузии, чтобы затащить нас, сделать свое, и потом поступить с нами как с Аджарией?- заявляли те, которые и не рассматривали возвращение Абхазии в состав Грузии в какой-либо форме, но были сторонниками диалога и восстановления доверия с грузинской стороной. Эти люди также критически прослеживают за законотворчеством грузин, которые, по их мнению, принимают законы не с учетом национальных интересов, а по тому, нравится это Западу, или нет.

Исходя из этого, если хотим на самом деле быть привлекательными для регионов раскольников, помимо экономического усиления и повышения уровня жизни населения, не менее важно, какую политическую и социально-экономическую модель мы выбираем, и как относится к этой модели общественность Абхазии и Цхинвальского региона. Разумеется, можно перенять западную модель, но не так, чтобы отказаться и не учитывать национальные интересы, которые первым делом подразумевают защиту суверенитета и территориальной целостности страны, сохранение и развитие культурной самобытности. Эффективной может быть только та модель, которая близка нашей культуре, нашим традициям, отвечает представлениям нашего народа о справедливости и других ценностях. Неосознанно сделанные шаги, которые могут нравиться кому-то на Западе, но неприемлемы как для грузин, так и абхазов и осетин, никак не будут способствовать восстановлению доверия между нами. Для примера достаточно и негативных результатов, вызванных узакониванием продажи земли иностранным гражданам. Эти и некоторые другие вопросы, которые ментально чужды и неприемлемы не только для наших народов, но и вообще для кавказцев, не то, чтобы спорить, вообще не следует обсуждать.
 


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна