RSS
Политика России в Абхазии и роль ООН в процессе урегулирования конфликта
17.08.2009 12:29
Гоча Гварамиа
Клуб экспертов

Первое Соглашение о прекращении огня и невозобновлении военных действий после начала конфликта в Абхазии официально было оформлено в Москве 3 сентября 1992 года. Следует отметить, что все официальные документы в качестве сторон подписывают только Грузия и Россия. Что касается абхазского представительства, в которое входят как представители сепаратистской, так и легитимной структур, то они представляют лиц, согласны с достигнутыми соглашениями. Таким образом, с самого начала сторонами конфликта были зафиксированы Грузия и Россия.

В преамбуле Московского договора от 3 сентября 1992 года отмечено, что Президент Российской Федерации и Председатель Государственного Совета Республики Грузия вместе с руководством Абхазии считают недопустимым, в каком бы то ни было смысле, попрание общепризнаных принципов единства территориальной целостности и неприкосновенности границ. Как видим, представители Российской Федерации и сепаратистских властей не ставили с самого начала под сомнение территориальную целостность Грузии и международно признанные ее границы.

Перед какой реальностью мы стоим сегодня? Если раньше Россия оказывала помощь сепаратистскому режиму в недекларированной форме, ее нынешняя позиция указывает на то, что она не только нарушает ранее достигнутые соглашения и резолюции ООН, но и ни во что не ставит международные нормы и стремится утвердить во всем мире свои, основанные на силовых методах, правила.

При анализе Московского соглашения от 3 сентября 1999 года выделяются следующие основные вопросы:

1. вопрос территориальной целостности Грузии ставится вне всяких сомнений: считаются «...недопустимыми любые посягательства на общепризнаные принципы территориальной целостности государств и неприкосновенности их границ...»

2. достигнуто соглашение «О прекращении огня и не применении силы против друг-друга».

3. Для обеспечения соблюдения прекращения огня и не применении силы против друг-друга, расформирование и удаление из Абхазии, а так же недопущение в Абхазию незаконных вооруженных формирований и групп, создана Комиссия из представителей, назначенных органами власти Грузии, в том числе Абхазии, и России.

4. На вооруженные силы Грузии возлагается ответственность по "...охране железной дороги и других определенных объектов..."

Спустя месяц со дня принятия Соглашения от 3 сентября 1999 года, 3-5 октября незаконные вооруженные силы сепаратистского режима Абхазии, казачьи подразделения, наемные отряды казаков и северокавказцев установили полный контроль над гагрской зоной. В результате этой военной операции в Абхазии была осуществлена первая этническая чистка. Именно с этого периода официально были зарегистрированы вынужденно перемещенные лица и беженцы.

Как видим, представителями сепаратиского режима Абхазии и российской стороной были нарушены все пункты Соглашения, которые должны были обеспечить урегулирование конфликта. После падения Гагры 8 октября 1992 года Председатель Совета Безопасности ООН сделал чрезвычайное заявление в связи «с создавшейся в Грузии обстановкой». В нем он призвал стороны прекратить вооруженное противостояние и соблюдать Московское соглашение от 3 сентября 1999 года, которое, в свою очередь, «...подтверждает неделимость территориальной целостности Грузии, предусматривает прекращение военных действий, прекращение огня и неприменение силы против друг-друга и представляет основу для полномасштабного политического урегулирования»... Здесь же следует отметить, что ввиду того, что это заявление было сделано от имени Совета Безопасности ООН, оно было согласовано со всеми членами Совета Безопасности и подписано ими. То есть, с формулировкой заявления Россия была согласна полностью.

Несмотря на это, Московское соглашение от 3 сентября 1992 года, достигнутые на его основе последующие соглашения и резолюции ООН постоянно нарушались сепаратистским режимом и российской стороной, которая, в свою очередь, вместо содействия урегулированию конфликта, поддерживая сепаратистский режим, всячески содействовала военной эскалации.

Хронология военных действий в период конфликта в Абхазии в 1992-93 гг.

Хронология военных действий в период конфликта в Абхазии в 1992-93 гг. отражает нарушения российской стороны и сепаратистского режима, имевшие место после официального оформления Московского соглашения от 3 сентября 1992 года «О прекращении огня и политическом урегулировании конфликта в Абхазии/ Грузия».

3-5 октября 1992 года незаконные вооруженные формирования сепаратистского режима Абхазии, казачьи подразделения, наемные отряды казаков, северокавказцев и арабские наемники установили полный контроль над гагрской зоной. В результате этой военной операции в Абхазии была осуществлена первая этническая чистка грузин.

3 ноября 1992 года – наемные вооруженные формирования из Северного Кавказа и арабских стран предприняли попытку захвата стратегических высот в направлении Шрома - Ахалшени (северный пригород Сухуми). Во время этой атаки грузинская сторона захватила в плен гражданина Сирии. Как выяснилось позднее, он был профессиональным военным разведчиком.

5 января 1993 года – незаконные вооруженные формирования сепаратистского режима Абхазии осуществили попытку прорыва гумистинского фронта (через реку Гумиста).

16 марта 1993 года – осуществлена самая широкомасштабная атака в направлении Гумиста и Очамчира. В направлении Шрома-Ахалшени были произведена разведка боем. В этой широкомасштабной военной операции, кроме вооруженных сил сепаратистского режима, принимали участие наемные боевики из Северного Кавказа и арабских стран, вооруженные отряды из Приднестровья, а также соединения регулярных российских войск, в том числе, части российского десантно-штурмового полка, дислоцированного в Гудаута. Они были в непосредственном подчинении тогдашнего министра обороны России Павла Грачева. В этой военной операции впервые приняла участие российская авиация, самолеты которой нанесли воздушный удар по Сухуми. В различных районах Сухуми были разрушены десятки домов, что повлекло за собой человеческие жертвы среди мирного городского населения.

Июль 1993 года – вооруженные силы сепаратистов и соединения десантно-штурмового полка осуществили атаку по Гумистинскому, Ахалшенскому и Очамчирскому направлениям. Впервые был задействован морской десант. Несмотря на большие потери, сепаратисты сумели занять стратегические высоты в пригороде Сухуми, что было основной целью этой военной операции.

16 сентября 1993 года – при непосредственном участии соединений регулярных российских войск, которые уже не скрывали своего участия в боевых действиях и передвигались на бронетехнике с российскими флагами, сепаратисты начали широкомасштабную операцию в направлении Сухуми. Ввиду того, что к этому времени согласно Сочинскогому соглашени
ю от 27 июля 1993 года вооруженные силы грузинской стороны практически были разоружены, они не сумели защитить Сухуми.

Следует отметить, что в период военных действий в Абхазии Россия использовала все средства, чтобы оказать помощь сепаратистам. Для этой цели Россия эффективно использовала миссии ООН и Красного Креста. В частности, 19 января 1993 года российское правительство приняло распоряжение, согласно которому российскому министерству обороны было поручено выделить вертолеты для доставки в Ткварчели гуманитарного груза из Сочи и эвакуации населения. Вертолеты должны были иметь опознавательные знаки Красного Креста. Понятно, что ни одно транпортное средство с такими опознавательными знаками не могло подвергнуться досмотру. Это и использовали российские военные. Вместе с гуманитарным грузом они доставили в Ткварчели вооружение и живую силу. Несмотря на то, что грузинская сторона не раз ставила в известность представительство ООН о действиях российских военных, соответствующие меры так и не были приняты. Более того, когда правоохранители грузинской стороны с целью проверки груза попытались блокировать направляющуюся в Ткварчели большую колонну, проверка была категорически запрещена при непосредственном вмешательстве представителей наблюдательной комиссии ООН.

После этого доставка т.н. гуманитарного груза из России в Абхазию, особенно в Ткварчели, сухопутным и морским путем приняло интенсивный характер вплоть до августа 1993 года. В результате, к сентябрю сепаратистские вооруженные соединения в Ткварчели пополнились живой силой в большом количестве. Что и было использовано во время широкомасштабной атаки на Сухуми. Были перекрыты автомобильная и железнодорожная магистрали, соединяющие Очамчиру и Сухуми, и это фактически разрешило судьбу военных действий в пользу сепаратистов.

Следует отметить, что Московское соглашение от 3 сентября 1992 года был не единственным договором, который нарушался сепаратистами при активной поддержке российской стороны.
В период военных действий Совет Безопасности ООН принял не одно заявление и резолюцию, в частности:

3 сентября 1992 года – Московское соглашение о прекращении огня S/24523

10 сентября 1992 года – Записка Секретаря Совета Безопасности ООН S/24542

7 октября 1992 года- Письмо Генерального Секретаря ООН на имя Председателя Совета Безопасности ООН S/24633

8 октября 1992 года – Записка (заявление) Секретаря Совета Безопасности ООН S/24637

10 ноября 1992 года - Письмо Генерального Секретаря ООН на имя Председателя Совета Безопасности ООН S/24794

28 января 1993 года – Доклад Генерального Секретаря ООН о положении в Абхазии, Республика Грузия S/25188

29 января 1993 года - Записка (заявление) Секретаря Совета Безопасности ООН S/25198

14 марта 1993 года – при посредничестве России состоялось т.н. "джентльменское" соглашение о невозобновлении боевых действий и неприменении силы друг против друга. Однако, через два дня, 16 марта при участии российской штурмовой авиации, на Сухуми была осуществлена крупномасштабная атака.

5 мая 1993 года - Письмо Генерального Секретаря ООН на имя Председателя Совета Безопасности ООН S /25756

14 мая 1993 года – при посредничестве России состоялось т.н. "джентльменское" соглашение о невозобновлении боевых действий и неприменении силы друг против друга, о чем был проинформирован Совет Безопасности ООН, что и отражается в дальнейших ее документах. Соглашение вновь была нарушено сепаратистским режимом Абхазии при поддержке России.

1 июля 1993 года - Доклад Генерального Секретаря ООН о положении в Абхазии, Республика Грузия S/26023

2 июля 1993 года - Записка (заявление) Секретаря Совета Безопасности ООН S/26032

7 июля 1993 года - Доклад Генерального Секретаря ООН о положении в Абхазии, Республика Грузия S/26023/Add.2

9 июля 1993 года – Резолюция Совета Безопасности ООН 849 (1993)

27 июля 1993 года – Соглашение о прекращении огня в Абхазии и механизме контроля за его соблюдением (6-я страница документа – Г.Г.)

6 августа 1993 года – Доклад генерального секретаря во исполнение резолюции 849 (1993) Совета Безопасности S/26250

6 августа 1993 года - Резолюция Совета Безопасности ООН 854 (1993)

24 августа 1993 года - Резолюция Совета Безопасности ООН 858 (1993)

17 сентября 1993 года - Записка (заявление) Секретаря Совета Безопасности ООН S/26463.

Надо отметить, что в последнем заявлении Председатель Совета Безопасности ООН призвал не только к прекращению огня, но также потребовал возвращения противоборствующих сторон к позициям, зафиксированным в Соглашении от 27 июля 1993 года.

Приходится, сожалея, отмечать, что поддержка Грузии и желание мирно урегулировать конфликт со стороны международных организаций выражались всего лишь в декларативной форме. Более того, против сепаратистского режима Абхазии, особенно против России, которая должна была выполнять функцию посредника и примирителя, не были применены действенные санкции, учтенные международными нормами за нарушения и полное игнорирование всех достигнутых соглашений и резолюций Совета Безопасности ООН.

Более того, привлекает внимание первая же резолюция Совета Безопасности ООН, принятая после завершения активной фазы конфликта в Абхазии, завершения военных действий.

Следует отметить, что эта резолюция была принята спустя почти месяц после того, как при непосредственном участии России сепаратистский режим Ардзинба установил полный контроль на территории Абхазии.

Несмотря на то, что в сентябрьской атаке вместе с сепаратистами принимали участие российские военные подразделения (о чем свидетельствуют фото- и видеоматериалы, переданные в свое время
ООН и международным организациям), в принятых резолюциях ни слова не сказано о роли России в разыгравшейся в Абхазии трагедии.

Исходя из этого, часть ответственности за этническую чисту грузин, насильственное изгнание из родных мест более 350-и тысяч из 530-и обесчещенного населения Абхазии, осуществленные в 1992-93 гг. вооруженными формированиями сепаратистского режима Абхазии, наемными террористами из Северного Кавказа и арабских стран, а также казаками и военными регулярных войск Российской Федерации, должны взять на себя международные организации, в основном ООН.

В 1995 году завершением военных действий в Абхазии/Грузия процесс урегулирования конфликта в Абхазии перешел в дипломатическую плоскость, но сам конфликт по сей день остается неурегулированным

В 4-ом пункте оформленного в Женеве 30 ноября 1993 года Меморандума «О понимании между грузинской и абхазской сторонами на Женевских переговорах» прямо сказано, что:
«Стороны считают своим долгом срочно решать проблему беженцев, перемещенных лиц. Они обязуются создать условия для добровольного, безопасного, быстрого возвращения беженцев
в места их постоянного проживания во всех районах Абхазии. Всем вернувшимся беженцам будут возвращаться покинутые ими квартиры, дома, земельные участки и имущество.

Стороны выражают надежду на участие в решении проблемы беженцев Верховного комиссара ООН по делам беженцев».

Несмотря на то, что Меморандум был разработан при непосредственном участии представителей России и ООН и подписан при их участии, в последующих резолюциях ООН вообще не зафиксировано желание ООН принять участие в процессе возвращения беженцев. В резолюциях отражено лишь право беженцев на возвращение. ООН не только не предприняла каких-либо действенных мер для безопасного возвращения беженцев, но даже не разработала никаких рекомендаций.

Здесь же необходимо отметить неадекватную деятельность Миссии ООН в создавшейся в Грузии ситуации. Стандарты и инструкции, которыми руководствовались представители Миссии, явно не соответствовали реальности. Незнание кавказского менталитета, этнопсихологического своеобразия местного населения, генесиза грузино-абхазского конфликта, игнорирование коварного плана России и ее роли как заинтересованной стороны конфликта прямо отразились на неэффективной деятельности этой международной организации. Создавалось впечатление, что ее усилия в основном были направлены на сохранение статус-кво между противоборствующими сторонами в конфликтных регионах и содействие в осуществлении гуманитарных, в ряде случаев виртуальных, программ.

О неудовлетворительной деятельности Миссии ООН свидетельствуют т.н. «карательные операции» против мирного населения, осуществленные сепаратистским режимом на глазах у представителей ООН в Гальском районе, в которых активное участие принимали наделенные мандатом ООН т.н. Коллективные силы безопасности. Следует отметить, что эти силы полностью были укомплектованы военнослужащими российских вооруженных сил. Его основной костяк составляли военнослужащие из Северного Кавказа и Южной России (казаки), принимавшие непосредственное участие в войне в Абхазии.

В то же время, на территории Абхазии явно ощущулось негативное влияние местного сепаратистского режима и руководства миротворческих сил на представителей Миссии ООН, что выражалось в недостаточном реагировании со стороны Миссии на факты преступлений, совершенных российскими военнослужащими, в том числе, нарушения прав человека (убийства, грабежи, похищения людей, изгнание из родных домов, контрабанда, незаконная торговля оружием и наркотиками, и т.д.). Представители Миссии ООН выглядели беспомощными перед российскими военными, когда не сумели отреагировать на факты похищения представителей ООН и уничтожения вертолета ООН.

Также не было соответствующего реагирования и на гальские события мая 1988 года, когда определенная часть вернувшегося на свой страх и риск местного населения вынуждена была второй раз покинуть родные дома. Население Гальского района испытало на себе ужасные гонения; сотни людей были расстреляны и заживо сожжены в собственных домах, было полностью сожжено несколько сел. Все это происходило на глазах у российских миротворцев, а большей частью – при их непосредственном участии.

Представители Миссии ООН лишь фиксировали подобные нарушения, а после настоятельных требований грузинской стороны, в лучшем случае - ограничивались лишь указаниями.

Несмотря на создание четырехсторонней следственной группы, которой было поручено совершать совместные выезды на места совершения криминальных или другого вида нарушений в зоне конфликта, эта группа не выезжала (за редким исключением) на территорию Гальского района для совместного проведения расследования. На места нарушений выезжала лишь абхазская сторона совместно с представителями ООН и под контролем российских миротворцев. Игнорирование участия грузинской стороны в этой следственной группе происходило целенаправленно, для того, чтобы она не смогла зафиксировать реальную обстановку. По этой причине преступления, совершенные в Гальском районе на глазах у представителей ООН и российских миротворцев, достигли небывалого масштаба.

Несмотря на то, что грузинская сторона не раз фиксировала негативную роль России в зоне конфликта, решениями ООН, в которых была отмечена позитивная роль российских миротворцев, российским военным продлевался мандат.
С сожалением следует отметить, что переживаемый сегодня Россией синдром безнаказанности в значительной степени обусловлен тем, что международное сообщество закрывает глаза на ее действия.

Исходя из вышеизложенного, можно сказать, что наблюдатели ООН находились в Абхазии под непосредственном контролем и наблюдением России.

Россия, поощряемая безнаказанностью, в течение всего процесса урегулирования конфликта покровительствовала созданным ею сепаратистским режимам, целенаправленно нарушала резолюции ООН и другие соглашения, достигнутые на международных переговорах различного формата. Более того, при вмешательстве России был нарушен не один формат переговоров. Вооруженная мандатом ООН, российская сторона целенаправленно и сознательно проводила политику затягивания урегулирования конфликта. Миссия наблюдателей ООН в страхе нарушения переговоров между конфликтующими сторонами, что, в свою очередь, входило в интересы России, не проявляла необходимой принципиальности. Более того, из-за такого подхода по сегодняшний день остается нерешенным такой фундаментальный вопрос урегулирования конфликта, как неприкосновенность целостности территории Грузии и безопасное возвращение беженцев в места постоянного проживания.

Следует отметить, что международное сообщество только лишь сейчас, после применения Россией права вето при принятии резолюции Совета безопасности ООН, убедилось в том, что существующие в Грузии конфликты инспирированы Россией, и она никогда не стремилась содействовать их урегулированию мирным путем. Хотя и была наделена всяческим мандатом для этого.

При активной поддержке российской военной и политической элиты, а в большинстве случаях - при ее грубом вмешательстве, систематически нарушались достигнутые за 17 лет соглашения о прекращении огня и неприменении силы, а также резолюции Совета Безопасности ООН.

Кроме того, в ряде резолюций зафиксированы пункты, согласно которым после осуществленной сепаратистами при активной поддержке России аннексии территории Абхазии Совет Безопасности ООН своим решением призывает страны не оказывать представителям сепаратистского режима никакой, особенно в военной сфере, поддержки, кроме гуманитарной помощи. Это положение подписала и сама Россия, хотя и никогда его не выполняла, продолжая милитаризацию региона.

Но действия России, с одной стороны, признание ею территориальной целостности Грузии, а на деле стремление к осуществлению полной оккупации грузинских территорий (Абхазии и Цхинвальского региона), а также проведение целенаправленной политики в этом направлении всегда оставались безнаказаннымы. Несмотря на множество заявлений, сделанных грузинским руководством с целью прекращения агрессивной политики России по отношению к Грузии, российская политическая и военная элита, уверовавшая в свою безнаказанность, продолжала разрабатывать план полной оккупации Грузии.

Именно безнаказаннотью были вызваны события августа 2008 года. Их итоги поставили всю мировую общественность перед суровой реальностью: Россия полностью оккупировала территорию конфликтных зон; с грубым нарушением всех международных норм, достигнутых соглашений и принятых Советом Безопасности ООН резолюций в одностороннем порядке объявила сепаратистские анклавы независимыми республиками, установила с ними т.н. дипломатические отношения, оформила договоры о военном сотрудничестве и произвела полную оккупацию этих грузинских регионов.

Десятки принятых, но не выполненых резолюций, безнаказанность чиновников действовавшей в Грузии Миссии ООН, обязанность которых состояла в реализации решений резолюций и котроль за их исполнением; затягивание и безрезультативный процесс переговоров ради переговоров; бессилие перед магической силой вето России, вызывают справедливое подозрение грузинского общества - особенно, тех ее слоев, которые на себе испытали это хладнокровие и преступное бездействие: не имеет ли здесь место скрытая выгода, не используются ли население конфликтных территорий и сам процесс урегулирования конфликтов (на что, согласно опубликованной информации, исстрачено сотни миллиардов долларов) в качестве материала т.н. «конфликтного бизнеса».

Более того, справедливо возникает вопрос: не пора ли ООН выработать новые механизмы для укрепления своих фундаментальных актов и претворения в жизнь уже принятых постановлений.


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна