RSS
Абхазский сепаратизм зародился в лабиринтах КГБ. Часть I
28.09.2009 11:37
Клуб экспертов

На протяжении последних двух десятков лет грузинское общество постоянно ставит вопросы: можно ли было избежать гражданской войны 90-х годов, абхазские и осетинские события, унесшие жизни тысяч человек, рассорившие и сделавшие несчастными множество людей в Грузии и на всем Кавказе? Каковы причины, вызвавшие эти события? Каприз и амбиции маленьких групп людей? Противостояние, ради своих интересов навязанное внешними силами маленьким народам и игнорирование этих народов. Назревшая объективная необходимость исторических, социальных и геополитических сдвигов? Чтобы ответить на эти вопросы, наверное, еще долго придется поработать историкам, политологам и специалистам множества других отраслей.

"Клуб экспертов" предпринимает скромную попытку предоставить грузинскому обществу возможность заглянуть в те лабиринты советских, а затем российских спецслужб, недооценка возможностей которых, вместе с игнорированием уроков истории, определили много неверных шагов, которые привели страну к плачевным результатам.

После бурных 20-х годов прошлого века, несмотря на массовые репрессии, войну и тяжелые материальные проблемы, большевистский режим сумел ослабить волну протеста в Грузии и в определенной степени посадить ее в рамки. Затем страсти закипели вновь, и появился повод для их извержения - март 1956 года - охаивание личности Сталина, на протяжении десятков лет признанного проблеском грузинского гена в мире, до этого - физическая ликвидация Берия, покрытая туманом по сегодняшний день - в Грузии многими были восприняты как национальное оскорбление.

Доклад Никиты Хрущева о культе личности Сталина был воспринят как очередная несправедливая попытка списать на жестокость грузинского характера вековые грехи российской империи. События 9 марта были первым сильным неосознанным протестом грузинской молодежи против пока еще неосознанного зла, который так же неосознанно унес жизни десятков юношей и девушек.

Но 9 марта началось пробуждение грузинского общества.

В этот день друг против друга оказались грузинская молодежь и военные специально введенного в Тбилиси российского спецподразделения. Они открыли огонь из тогдашнего здания связи по безоружной колонне людей. В результате было расстреляно и ранено сотни невинных людей. Удивлению очевидцев не было предела: оказавшиеся в беспомощном положении в кабинах танков, бороздивших проспект Руставели, российские солдаты не смогли справиться с взобравшихся на их боевые машины молодыми людьми, разъяренными гибелью собратьев.

Сотрудники грузинской милиции и службы безопасности были разоружены. В спешном порядке были расформированы грузинские национальные воинские части. Все перешло под контроль военного ведомства.

Распространялись слухи о том, что Никита Хрущев намеревался сослать весь грузинский народ в Сибирь. Руководство республики пребывало в раздумьях.
Несмотря на такую обстановку, ни до этих событий, ни после них не было ни одного факта негативного отношения к гражданам русской национальности. Хотя, было множество попыток найти такие материалы, которые впоследствии могли бы стать причиной проведения репрессий с целью защиты интересов русских граждан. Грузия не мирилась с диктатом, не признавала "русский сапог", который никогда не отождествлялся с русским народом и русской культурой.

Десятки лет провели поколения в болезненной борьбе с самими собой: трудно было по-новому осмыслить старые ценности. Информация была скудной и большей частью взаимоисключающей. В определенной части грузинской интеллигенции и студенческой молодежи постепенно усилилась тяга к приобщению к западным ценностям. Началось распространение листовок антисоветского характера, издание нелегального журнала. Была создана Хельсинкская группа по защите прав человека Грузии. Реально - началось формирование грузинского национального движения.

Кремль во всем обвинил западную пропаганду, и в ответ, в 1967 году, в структуре комитета государственной безопасности в центре и на местах создал специальное т.н. пятое оперативное направление, в рамках которого было поручено вести борьбу с идеологической диверсией, антисоветскими и националистическими проявлениями главного противника.

Позднее Москва оценила грузинские и прибалтийские национально-освободительные силы как самых опасных проводников империалистической политики Запада, направленной на ослабление Советского Союза и его разрушение. Соответственно такой оценке спецслужбам было поручено позаботиться о создании в этих республиках долгосрочных т.н. нелегальных агентурных позиций, что, предположительно, и было претворено в жизнь.

Были созданы очаги напряженности в автономиях страны и почти по всему периметру пограничной полосы с учетом исторических, этнических, географических и психологических признаков. В Абхазии и Южной Осетии активизировались сепаратистские силы и, соответственно, их требования принимали радикальный характер. Как известно, со дня создания первой независимой республики, письма протеста абхазских националистов в союзный ЦК и организованные акции протеста с антигрузинскими призывами, а также требованием выхода из состава Грузии принимают эпизодический, а с 1957 года периодический характер. Как правило, благодаря вмешательству союзного ЦК и во многих случаях – за счет неоправданных уступок центрального руководства Грузии, все заканчивалось "мирно".

Для создания полного представления о событиях, развившихся последнее десятилетие в Абхазии, необходимо отметить организованное абхазскими сепаратистами известное многочисленное собрание в селе Лыхны Гудаутского района 18 марта 1989 года, на котором присутствовала почти вся партийная элита Абхазии. На этом митинге открыто была провозглашена антигрузинская цель - выход Абхазии из состава Грузии. Обращение к ЦК КПСС, принятое на митинге, вызвало бурные страсти в грузинском обществе. Этим Обращением сепаратисты дали грузинам явно почувствовать, что только лишь абхазы, не спросив разрешения у грузин, имеют право решить судьбу Абхазии. Для покорных грузин, в течение лет привыкших к такому отношению, лыхненское Обращение оказалось последней каплей в переполненной чаше терпения, и протест не заставил долго ждать. Весть о лыхненском собрании разразилась как гром и разлетелась по всей Грузии. На многочисленных акциях протеста в Сухуми, Леселидзе, Гульрипши и Гали выступающие говорили о многовековой дружбе двух народов и призывали абхазский народ не следовать за сепаратистами.

В начале апреля в связи с лыхненскими событиями в Тбилиси началась акция протеста, принявшая перманентный характер. Лидеры национального движения выдвинули требование о выходе Грузии из состава Советского Союза.

События, разыгравшиеся в Тбилиси 9 апреля 1989 года, не только диаметрально изменили вектор развития Грузии, но и поставили под вопрос само существование советской империи.

Но Кремль не замедлил с реакцией. Русские спецслужбы во всю силу задействовали рассчитанные на экстремальные условия мины замедленного действия: тогдашнюю систему национального устройства государства. Как мы отмечали выше, Грузия, аналогично прибалтийским республикам, была признана ненадежным регионом и по логике развития события ожидала, что они выйдут из состава Советского Союза. Согласно плану, разработанному в союзном КГБ, в Южной Осетии и Абхазии активно задействовали организации "Адамон Нихас" и "Айдгылара", якобы созданные местными национальными силами. Перед этими организациями была поставлена цель - противостоять грузинским национально-освободительным силам в этих автономиях и помешать им в борьбе за независимость Грузии.

Исходя из элементарной логики, легко заключить, что будь эти организации действительно национально-освободительными, они, вместо противостояния грузинскому национально-освободительному движению, должны были сообща бороться за выход из Советского Союза.

Исходя из общих задач, в тесной связи с "Айдгылара" находились русские и армянские организации "Славянский Дом" и "Крунк", которые были созданы подобно "Айдгылара" и управлялись союзным КГБ. Руководство этих организаций в основном было укомплектовано кадрами, которые ранее, за разжигание среди населения сепаратизма, состояли на учете в КГБ. Одни из них в свое время были в оперативной разработке, а некоторые даже завербованы.

Упомянутые организации без всяких преград создавали в районах свои филиалы. Их представители проводили активную идеологическую обработку негрузинского населения. Путем фальсификации исторических фактов грузин преподносили как покорителей народов, и среди негрузинского, особенно абхазского населения постоянно насаждали мысль о необходимости очистки Абхазии от грузин.

Против Грузии был открыт еще один идеологический фронт в лице северокавказских республик. Аналогично "Адамон Нихас"-у и "Айдгылара" созданные русскими спецслужбами т.н. народно-национальные движения обещали всяческую помощь абхазским сепаратистам. Особой активностью отличалось национальное движение кабардинцев "Адыге Хасе". Через абхазские прессу и телевидение лидеры сепаратистов постоянно говорили о нерушимом братстве и единстве абхазского и северокавказских народов. С этим периодом подозрительно совпало создание "Конфедерации горских народов Кавказа", столицей которой был объявлен Сухуми. Проходили встречи с представителями Северного Кавказа.

В газете "Советская Абхазия" участились публикации статей, состряпанных организацией "Славянский Дом" о фактах трефикинга, якобы осуществляемого грузинами против лиц русской национальности.

Постепенное усиление сепаратистских идей в абхазском населении и участившиеся антигрузинские вылазки создали условия для усиления грузинского национального самосознания, что позволило впоследствии национально-освободительному движению в Абхазии перерасти в общенародное движение. В такой обстановке почти все здравомыслящие грузины, независимо от партийной принадлежности и прошлого, стали объединяться вокруг одной идеи.

Таким образом, национальные силы, независимо от своего желания, были вынуждены не только считаться, а большей частью - опереться на местную грузинскую партийную номенклатуру.

Каково представить себе те силы и средства, действовавшие в Грузии и в частности, в Абхазии, которые могли бы нейтрализовать находящиеся в подчинении КГБ и пользующиеся всяческой их поддержкой антигрузинские зримые и незримые силы.

Грузинское национально-освободительное движение стояло перед большим экзаменом: кроме коммунистического режима, в Абхазии этому движению серьезно противостоял управляемый союзным КГБ сепаратизм. Следует отметить также, что в Абхазии к этому периоду коммунистический режим не представлял для национально-освободительного движения столь большой опасности, как сепаратизм.

Национально-освободительное движение, а позднее - новое национальное руководство не выдержали этот экзамен. Кроме субъективных, причиной тому были и объективные факторы, которые неопытное грузинское руководство не сумело учесть, так как Россия задействовала весь арсенал рычагов давления, чтобы сохранить под своим влиянием жизненно важный в стратегическом плане регион. Правда, максимальным напряжением сил удалось временно отразить атаки в различных сферах, но не удалось нейтрализовать взрывы, вызванные разжиганием сепаратизма и национальной вражды. Новое руководство оказалось не готовым противостоять этому. Более того, было допущено много непоправимых ошибок, которые позволили российским спецслужбам инспирировать кровавое противостояние с абхазами и осетинами, с которыми  грузин и по сегоднящний день связывает история многовековой дружбы, единая культура и родственные связи. Ошибок было сделано так много, что их перечисление нас далеко заведет. Попытаемся привести и проанализировать несколько из них.
 

Продолжение следует...
 


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна