RSS
Абхазский сепаратизм зародился в лабиринтах КГБ. Часть II
24.11.2009 11:53
Клуб экспертов

(Продолжение. См. часть I)

Следует отметить, что практика перевода оперативных работников русской национальности в комитет госбезопасности Грузии началась еще в 70-е годы прошлого века. Под предлогом обмена кадрами их переводили в подразделения как центральной, так и автономных структур. Так, вернейшему коммунистическому режиму человеку, каковым был генерал Алексей Инаури, в различное время первыми заместителями центром были назначены Федор Пилюгин, Владимир Казьмин, Владимир Архипов и Эдуард Войцицкий. Но посчитав, что этого недостаточно, Москва назначила заместителем А.Инаури по кадровым вопросам полковника Виталия Наводничего, переведенного из Нальчика. Спустя несколько месяцев после назначения все упомянутые лица были удостоены звания генерала.

Существовал термин "московская номенклатура", который означал, что руководящий работник высшего ранга назначался на должность только лишь с согласия руководства союзного КГБ. Назначения на должности председателя республиканского КГБ и его заместителей происходили с согласия организационного отдела союзного ЦК партии.

Кроме того, все направления оперативной деятельности союзного комитета госбезопасности имели своих т.н. кураторов, которые вместе с представителями союзной инспекции периодически выезжали на места и под предлогом оказания помощи дотошно проверяли каждую мелочь, давали рекомендации, не всегда соответствовавшие существующей реальности.

Информация центральных и региональных оперативных служб поступала в информационно-аналитический центр, который функционально подчинялся первому заместителю председателя комитета. В этом же центре была собрана информация о делах оперативного учета и первичных сигналах. Первый заместитель председателя осуществлял перепроверку всей важной информации сигнального характера через местные представительства спецслужб, находившиеся в подчинении союзного КГБ и министерства обороны.

Чтобы создать общее представление, приведем их перечень:
1. "Особый отдел" комитета госбезопасности Советского Союза при Закавказском военном округе (ЗАКВО), который подчинялся непосредственно Москве и административно никак не был связан с комитетом госбезопасности Грузии. У "Особого отдела" была своя агентура, со своим особо строгим учетным сектором. Упомянутый отдел осуществлял агентурно-оперативную деятельность на военных базах, дислоцированных в Азербайджане, Армении и Грузии, а также среди многотысячного личного состава крупных военных объектов, находившихся в непосредственном подчинении генерального штаба министерства обороны СССР и родов войск, немалую часть которого составляло местное население. Оперативные сотрудники "особого отдела" изучали как личный состав, так и его окружение (членов семьи, родственные, личные и деловые контакты) и осуществляли подбор нужных лиц с целью установления с ними оперативных отношений.

"Особый отдел" отличался строгим режимом конспирации. Его отношения с центральными и местными органами комитета госбезопасности республики ограничивались лишь выполнением т.н. принципа координации. Указанный отдел предоставлял союзному комитету госбезопасности независимые параллельные отчеты о существующей в республике оперативной обстановке и особо важных событиях.

2. Закавказские пограничные войска комитета госбезопасности СССР были представлены не только многочисленной живой силой и военной техникой, но и своими независимыми органами разведки и контрразведки, а также довольно многочисленным агентурным аппаратом, расположенными по всему периметру границ страны, в том числе в Грузии. Подразделения разведки осуществляли работу в тылу приграничного государства. Главной функцией контрразведки, вместе с обеспечением охраны границы (выявление агентуры иностранных государств), был сбор информации о важных процессах, происходящих внутри страны. Его особые отделы в центре и приграничных районах производили работу среди личного состава пограничных войск, его окружения по месту работы и жительства и в 100-километровой пограничной полосе вдоль всего периметра страны.

Пограничные войска структурно и оперативно подчинялись руководству союзного КГБ и имели формальную координационную связь с территориальными службами госбезопасности, которые были обязаны систематически поставлять им информацию о существующей в регионе оперативной обстановке.

3. Главное разведывательное управление генштаба министерства обороны Советского Союза (ГРУ) было представлено в Грузии в виде отдельной структуры в ЗАКВО и имело свои позиции как в военных частях, подчиненных Закавказскому военному округу, так и на крупных военных объектах, находящихся в непосредственном подчинении генерального штаба и родов войск министерства обороны СССР. По имеющейся у нас информации, Главное разведывательное управление, в случае необходимости, самостоятельно планировало и осуществляло на территории республики разного рода активные мероприятия (провоцировало противостояния, компрометировало нежелательных должностных лиц и т.д.).

4. Нелегальная резидентура – самая конспиративная и опасная категория агентурной деятельности. В Грузии до 80-х годов прошлого века таких резидентур не было, да и в этом не было необходимости. Хотя после 80-х годов, в связи с обострением ситуации в регионе, союзный КГБ запланировал внедрить агентуру этой категории в ведомства, представляющие для него интерес (общественные организации, партии, различные ведомства).

Командированные из России кадры были не только в центральном аппарате комитета госбезопасности Грузии, они были представлены и в комитете госбезопасности  Абхазской автономии. Одним из заместителей председателя комитета в разное время были Г.Личутин, М.Чулков и Ф.Васев. Они по должности не только имели право ознакомиться с оперативными материалами и востребовать информацию о любом оперативном источнике, но непосредственно руководили и контролировали идеологическое направление агентурно-оперативной деятельности. Следует отметить, что Москва, с целью еще большего укрепления своих позиций, перевела М.Чулкова на должность министра внутренних дел Абхазии, а в комитете госбезопасности Абхазии его сменил направленный из России Ф.Васев. После обострения ситуации в Абхазии М.Чулкова срочно перевели в Москву, откуда он и руководил снабжением сепаратистов военным оснащением.

Кроме вышеотмеченного, в оперативные подразделения направляли двоих или троих оперативных работников из России. Информационно-аналитическим подразделением руководил переведенный из России опытный оперативный работник Владимир Лисовик, а архивом, в котором кроме архивных материалов была картотека агентуры - Олег Смирнов, также переведенный из России.

В оперативных подразделениях на разных руководящих должностях работали: Попов, Кабанов, Скрыльников, Степанов, Ткачук, Смирнов, Бондарев и др., которые до начала войны поэтапно были отозваны обратно в Москву.

Дачи политбюро Советского Союза, расположенные на прибрежной полосе Пицунды, Гагры, Мюссеры и Нового Афона, с территорией в несколько сот гектаров, обслуживал личный состав т.н. 9-го управления союзного КГБ, состоявший из нескольких тысяч человек, которые с членами своей семьи проживали (они и поныне находятся там) на прилегающей территории. Следует отметить, что из-за особой важности объектов весь обслуживающий персонал был привезен из России. Агентурно-оперативную работу среди местного населения, проживавшего на прилегающей к дачам территории, проводило оперативное подразделение 9-го управления, расположенное в Сочи.

Учитывая все вышесказанное, трудно представить себе итоги масштабов различных методов воздействия на местное население в течение всего этого времени.

Как мы отмечали в предыдущей публикации, общественно-политическая обстановка, сложившаяся в Грузии после трагедии 9 апреля 1989 года, явно дала почувствовать Кремлю, что существование советской империи стоит под вопросом. Поэтому он во всю силу задействовал как выше представленные спецслужбы, так и направленных из России офицеров, в свое время внедренных в комитет госбезопасности Грузии именно для "особого периода". В этом плане особенно сложной была обстановка в комитете госбезопасности Абхазской автономии, так как абхазские сотрудники имели тесные контакты с упомянутым контингентом.

Отчуждение между абхазами и грузинами были очевидны. Избегали близких отношений с грузинами и сотрудники других национальностей. У грузинских руководителей оперативных подразделений возникали определенные трудности с оперативными работниками абхазской национальности. С трудом удавалось полноценно оценить процессы, происходящие среди абхазского населения, так как информация абхазских сотрудников необъективно отражала оперативную реальность. Большинство сотрудников абхазской национальности под руководством заместителя председателя комитета Г.Берулава, абхаза по национальности, активно сотрудничали с известной антигрузинской организацией "Айдгылара".

Развернувшиеся в Грузии события давали явно понять прогнившему коммунистическому режиму, что его демонтаж неизбежен. Правящая элита, как в столице, так и в районах, безо всякого давления, постепенно уступала позиции. На этот раз главной заботой представителей элиты было не сохранение должностей, а спасение самих себя. Для этого многие даже не пренебрегали тем, что сваливали все грехи на КГБ. Это обстоятельство делало более агрессивным и без того отрицательное отношение национального движения Грузии к этому органу. Назначение на должность руководителя комитета госбезопасности Грузии партийных функционеров - сначала Гиви Гумбаридзе, а после 9 апреля Тариэла Лорткипанидзе - после отставки генерала Алексея Инаури, который был профессиональным чекистом, стало одним из доказательств роста недоверия к КГБ Грузии. Следует отметить, что назначение на должность руководителя комитета госбезопасности партийных функционеров не воспринималось положительно и среди самих сотрудников. Тем более что при руководстве Т.Лорткипанидзе произошло вторжение национальных сил в здание комитета госбезопасности Грузии. Это дало Москве повод вывезти в Смоленск дела агентуры и оперативного учета, а также важные архивные материалы. Обязательно следует сказать и о том, что именно за неимением упомянутых документов в определенной степени не удавалось принять закон о люстрации.


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна