RSS
Российский проект: «Чистое поле» в Цхинвальском регионе
05.12.2009 17:39
Гиорги Циклаури
"Клуб экспертов"

С неожиданной стороны пришло подтверждение данных «Клуба экспертов» о демографической и социально-экономической ситуации в Цхинвальском регионе. Известный российский олигарх и главный политический соперник нынешнего марионеточного режима Альберт Джуссоев называет цифры, очень близкие к нашим. В интервью, опубликованном 2 декабря в газете «Время новостей», он говорит, что после войны из т.н. Южной Осетии уехали 92% жителей. Сейчас в оккупированном регионе, по данным Джуссоева, осталось 16-18 тысяч человек, если не считать российских военных и другой прикомандированный из России персонал. Причина – безысходность. Главный осетинский оппозиционер иллюстрирует ситуацию на примере Джавского района, который боевые действия практически не затронули. «Сейчас мы раздавали муку в Джавском районе - там осталось 2800 человек, - говорит Джуссоев, - А было около 30 тысяч».

Давайте еще процитируем человека, который открыто борется за власть в т.н. Южной Осетии и должен говорить правду об общеизвестных вещах хотя бы потому, что в противном случае лишится поддержки среди местного населения. «Вторую зиму люди встречают на улице. Села разрушены. Даже там, где сохранились дома, они часто пусты - люди ушли. Горные села почти пустые, они умирают... Все, кто мог, уже уехали. Самое трагическое то, что уезжают насовсем - или в Северную Осетию, или в другие российские регионы. Вернутся единицы... Массовый исход начался уже после войны. Люди зиму прожили в ужасных условиях, а летом увидели, что они никому не нужны, что ничего не меняется, что деньги разворовываются. Вместо работы идет лишь постоянный поиск врагов. А по идее первым долгом надо было накормить людей, обеспечить теплом, поставить теплые вагончики, подвести электричество, газ. За это время человек сам начал бы себе дом строить».

Напомним себе, что это не грузинская пропаганда. Это говорит человек, имеющий очень высокие связи в Москве, вплоть до Кремля, и совсем недавно «распиливший» 16 газпромовских миллиардов на прокладке газопровода из РФ в Цхинвали через Кавказский хребет. При этом он подтверждает явную зависть, которую испытывают многие осетины к грузинам, ставшим беженцами в результате российской агрессии: «Почти всем предоставили коттеджи, участки, работу, материальную помощь. Любого, кто разворовывает отпущенные на это деньги, сразу сажают за решетку». При этом Альберт Джуссоев, выполняя долг «осетина и патриота», клеймит Грузию врагом, говорит о «геноцидах» и заключает: «Говорить с Грузией об одном общем доме категорически невозможно, мы не можем жить вместе». Но тут же противоречит сам себе: «Около 10 тысяч жителей Южной Осетии, среди которых не все грузины - 30% осетин, перешли в Грузию. И сегодня живут на территории Грузии». Добавим - живут среди тех беженцев-грузин, общий дом с которыми якобы невозможен, и которые в максимально сжатые сроки получили дома, землю, работу и другую помощь.

Выход из того бедственного положения, в котором оказались южные осетины, Джуссоев видит в полном открытии границы с Россией, привлечении грамотных администраторов из РФ и частных инвестиций, для которых, отметим, нужны даже не отсутствие коррупции, а хотя бы минимальный порядок и четкие, понятные правила игры в Цхинвальском регионе. А этого марионеточный режим обеспечить не может и Альберт Джуссоев указывает на осетинскую оппозицию как на возможных спасителей. Но сразу возникают вопросы. Почему Россия, которая контролирует абсолютно все на захваченной территории, не может заставить Эдуарда Кокойты предпринять элементарные шаги во благо региона? Разве цхинвальский главарь такой несговорчивый? Разве не укомплектовано все его «правительство» присланными «варягами» из РФ? Хвост крутит собакой? Просто представим, какая была бы благостная картина: процветающая Южная Осетия (да хоть не процветающая, а с элементарно налаженной жизнью и без сбежавшего населения) под защитой России – спасителя малых свободолюбивых народов! Вместо того чтобы платить миллионы PR-компаниям на создание такого виртуального образа, который неизменно разбивается о суровую реальность, не проще было бы Кремлю подтолкнуть Кокойты к некоторым шагам административно-политического характера? Или просто снять его и посадить на цхинвальский трон того же Джуссоева, который что-то, а хозяйничать и находить с дельцами общий язык умеет…

Однако Москва этого не делает, в то время как «вторую зиму люди встречают на улице» и в регионе осталось немногим более полутора десятков тысяч населения. Почему? Единственный логичный ответ заключается в том, что Россию устраивает эта ситуация. Устраивает настолько, что Москва жертвует ради нее политическими дивидендами на международной арене, которые принес бы ей хоть чем-то подкрепленный пиар хоть на минимальном уровне благоустроенной «Южной Осетии» - крохотного клочка земли, устроить из которого потемкинскую деревню все равно, что раз плюнуть. Ведь смогла же сделать это перед войной Грузия, ресурсы которой с российскими никак не сравнить. Причем инфраструктурные и социально-экономические проекты в грузинских селах ущелий Большой и Малой Лиахви носили не потемкинский, а вполне реальный характер.

Зачем России опустевший Цхинвальский регион? Ответ следует искать в самом регионе, который располагается прямо в сердце Грузии, разрезая ее на две части, в непосредственной близости от Тбилиси. При взгляде на физико-географическую карту даже неспециалисту понятно, что для оккупантов это – идеальный военный плацдарм, причем не только в контексте Грузии, а всего Южного Кавказа. Из т.н. Южной Осетии российские войска могут нанести удары практически по всем направлениям, пользуясь удобной местностью и существующими дорогами (в то время как Западной Грузией может заниматься войсковая группировка из Абхазии). Практически любая цель находится в нескольких часах движения танковой колонны. Но этот плацдарм соединяется с Россией узкой пуповиной Рокского тоннеля. Есть еще горные перевалы, но они труднопроходимы для большого количества войск даже летом, а зимой наглухо закрыты снегом и непогодой. Снежные лавины и без постороннего вмешательства часто блокируют Транскавказскую автомагистраль, так что зима серьезно ограничивает и фактор Рокского тоннеля. Поэтому оккупационная группировка в Цхинвальском регионе должна быть большой, способной «защищать» захваченную территорию и угрожать внутренним районам Грузии даже при отсутствии прямой связи с РФ. Еще один плюс – при реализации военных планов не нужно проводить предварительную мобилизацию сил, давая пищу разведке противника и время для принятия контрмер.

Все это прекрасно понимают в Москве и активно работают над созданием военной инфраструктуры в Цхинвальском регионе. На Expertclub.Ge и в других открытых источниках есть достаточно информации о масштабном строительстве военных баз и городков, о темпах милитаризации оккупированной территории. Фактически, регион превращен в одну большую военную базу России. А зачем ей на территории этой базы неблагонадежные осетины? Ведь, чтобы там ни говорили «осетинские патриоты», на бытовом уровне серьезная часть местных осетин вполне лояльна к грузинам, и грузинским спецслужбам никогда не составляло особого труда быть в курсе всех событий на территории «Южной Осетии», а то и влиять на них. Поэтому от «неблагонадежных» следует избавиться или хотя бы довести их количество до легко контролируемого уровня.

Зря надеется Альберт Джуссоев и остальные осетины, что Москву заинтересуют планы наладить жизнь в Цхинвальском регионе. Осетин, избравших роль российского форпоста на Кавказе, используют по назначению – приносят в жертву военно-стратегическим планам Империи. Вот и сокращается население «Южной Осетии» - зато численность российских войск в регионе растет и уже сравнялась (если не превысила) с остатками «подзащитных». Те же, кто не смогут уехать, получат уникальный шанс быть бесправной обслугой военных объектов России в собственном доме. За что боролись... Просто сравним: жертвы «грузинского геноцида» - около 160 человек, сплошь боевиков, уничтоженных с оружием в руках; и на 92% опустевший регион через полтора года жизни «за гранью дружеских штыков» России. Какой из этих результатов больше похож на грубую пропагандистскую фальшивку «операция "Чистое поле"», которая даже не имеет адекватного перевода на грузинский язык? Впрочем, на русском языке «Чистое поле» вполне подходит для характеристики процессов в Цхинвальском регионе. Ведь в чистом поле так удобно обделывать дела, которые хочется скрыть от посторонних глаз…


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна