RSS
Российско-грузинские отношения
21.01.2010 12:44
Гоги Маисурадзе
"Клуб экспертов", эксперт

На всем протяжении многовековой истории грузино-российские отношения в целом никогда не были гармоничными и окружены ореолом. Перечисление всех причин – труд довольно емкий, о них не раз было и написано, и сказано... на встречах и форумах различного ранга – учеными историками, политиками и политологами. Однако никаких позитивных сдвигов в этом направлении за последний десяток лет, по субъективным или другим причинам, к сожалению, не наблюдается. Внимание "Клуба экспертов" к этому вопросу обусловили накопившиеся в течение ряда лет неурегулированные проблемы, существующая напряженность, разобщенность и противостояние между Россией и Грузией. Это наносит непоправимый урон не только нашим странам, но и всему кавказскому региону и миру в целом. Мы попытались найти, изучить и привести в систему определенную часть материалов, отражающих причины существующей обстановки. Мы глубоко уверены, что они помогут заинтересованным лицам лучше разобраться в создавшейся ситуации и при желании внести свой посильный вклад в урегулирование существующих отношений.

Было время, когда политически и экономически сильнейшая Грузия по занимаемой площади и количеству населения принадлежала к числу крупнейших государств мира. Но в постоянной борьбе с внешними врагами, живительная энергия Грузии на протяжении веков постепенно иссякала, что привело к окончательной потере государственности и снижению чувства необходимости защитить свою национальную самобытность. Грузин был лишен возможности самому решать свои национальные проблемы. Вместо него за это дело уже взялся другой, и как следовало ожидать, этот другой стал решать дела, глядя со своей колокольни... Если позаимствовать оценку сложившейся ситуации у известного грузинского публициста и общественного деятеля Якова Гогебашвили, то "к несчастью, то, что наш народ на исходе XYIII века посчитал желанной пристанью, оказалось покрытым мхом болотом, в котором он чуть было не утонул...".

Грузинский дух, закаленный в многовековых неравных битвах за свою самобытность и независимость все-таки вынес испытания временем. На исходе XX века грузинский народ сумел восстановить свою государственность и независимость, что позволило ему самому заботиться о своем национальном организме. Хотя, давайте лучше окинем взглядом полный превратностей и исторических вихрей путь, который грузинская нация прошла в пытках и мучениях.

В то время (первая половина XIX века), когда княжества Грузинского царства боролись в трех направлениях и предпринимали дипломатические шаги для спасения от нападений обступившего со всех сторон врага (Иран, Османская Турция, Дагестан), с севера к нему приближались границы сравнительно молодого христианского царства – России. К тому времени они уже простирались от Каспийского моря до Северного Кавказа. Первые шаги к установлению взаимоотношений предприняли Россия и Кахетинское царство. Влечение друг к другу было одинаково сильным, но интересы радикально отличались уже с самого начала зарождения этих взаимоотношений.

Правители Кахетии просили помощи в пресечении хищнических нападений
горцев и другого рода поддержку. Россия ставила целью настолько овладеть Кахетией, чтобы в дальнейшем распространить свое влияние на всю Грузию.
В 1857 году между царями Кахетии и России была оформлена т.н. "Жалованная грамота", согласно которой Кахетинское царство входило под покровительство России, а кахетинский царь Александр обязывался служить российскому государю. Из многочисленных посланий и переписки явствует, что Россия якобы предлагает Грузии взаимопомощь (хотя, как потом выяснилось, она и не собиралась особо беспокоиться по этому вопросу). Взамен она требовала у Кахетии ежегодного преподношения (которое позднее упоминается как дань) и верность, закрепленную клятвой. Шло время, а Россия не выполняла ни одного обязательства, взятого на себя перед Кахетией (не прислала обещанные пушки, перекрыла путь для независимых отношений с Европой и т.д.). Сама же поручала оказывать помощь в отношениях с народами Северного Кавказа и пропагандировать российскую ориентацию в других княжествах Грузинского царства. Несмотря на отмеченное, эти отношения в определенной степени должны были стать взаимовыгодными для обеих сторон. Союз с Россией был для Кахетии своеобразным щитом в отношениях с мусульманами. Россия, в свою очередь, была довольна тем, что твердо вступила на Кавказ, и у нее появилось основание для расширения в будущем своих владений. Русскому этносу, освобожденному от трехвекового господства монголов, как в наследство, достались безответственное отношение к любым соглашениям и условиям, а также неудержимое стремление к мировому господству. Примечателен один из разговоров между кахетинским князем и российским послом, который сохранила для нас история. "...Наш государь,- передали они для русского царя Александра, - в свою очередь, способен воевать вместе с другими христианскими государствами против неверных. Но если на то будет благодать Божья, в чьих руках должны быть Константинополь и Ерусалим, если не под нашим государем? Если среди всех христианских государств он - самый большой правитель, и не существует превыше него".
В начале XVIII века грузинский царь Вахтанг VI и российский император Петр I заключили большое соглашение. Суть договора состояла в том, что царь Вахтанг должен был оказать России военную и идейную поддержку в установлении ее господства в Закавказье и Прикаспье. Российский император обеспечивал переход под владения царя Картли всей христианской части Кавказа. Но, как показал дальнейший ход событий, ничего хорошего от этого соглашения для царя Картли не получилось. Отчаявшийся царь Вахтанг с семьей и большой свитой был вынужден переселиться в Россию. Это значительно способствовало русским правителям в проведении в Закавказье (Грузии) своей амбициозной политики.

Истинные цели России по отношению к Грузии четко проявились и в русско-турецкой войне 1768-1774 гг., в которой участвовали царь Ираклий II и царь Соломон (имеретинский царь): между командующим российскими войсками генералом Тотлебеном и Ираклием II имело место неприятное обстоятельство. Тотлебен решил низложить с престола царя Ираклия II и сообщил об этом в Россию. Чтобы разобраться в ситуации, Н.Панин послал в Грузию капитана Языкова и передал через него два письма для царя Ираклия: одно на случай, если царь сидел на престоле, второе – если бы он был низложен. При этом второй вариант воспринимался адресатом вполне нормально: "генерал должен был так поступить". Следует сказать и то, что в письме к Тотлебену допускалось возвращение Ираклия на престол (если бы он был уже низложен), но этот вопрос должен был решить сам генерал в соответствии с интересами действий, которые осуществлялись против турков.

То, что Россия готовилась к инкорпорации Грузии и считала это вопросом времени, явствует из письма графа Н.И. Панина, написанного на имя Тотлебена 16 июля 1770 г. В нем он пишет: " Есть два обстоятельства – дальность Грузии и сложность сообщения, что делает наши усилия по присоединению этой земли ненадежными, возможно со временем появится средство, силой которого это неудобство нам не покажется подобным. Но сейчас необходимо, чтобы грузины помогли нам в войне". Как показали дальнейшие события, завладение Грузией действительно было для России делом времени. Россия планировала установить господство в передней Азии, на Каспийском и Черном морях, где Грузия должна была стать главной опорой. Россия ни в коем случае не допустила бы союза Картли и Кахети с каким-либо влиятельным соседом, если он предусматривал вопрос о возможности затронуть позиции России в Закавказье. Ее интересовали разрозненные, ослабленные княжества Картлийского царства, а не сильные и независимые, и она не потерпела бы создания противоположной ситуации. Поэтому российский императорский двор не медлит с осуществлением антигрузинских (скрытых) мер: пытается ослабить военный и экономический потенциал царя Ираклия, чтобы он не достиг решающего преимущества над другими политическими конкурентами в регионе. Кроме того, чтобы помешать царю Ираклию в присоединении Имеретинского царства, Россия незамедлительно показала свою силу и настроенность: дипломатично перекрыла ему пути проведения независимой политики и не позволила корпусу российского генерала Медема действовать на Северном Кавказе в интересах Ираклия. Кроме то, она дважды сорвала далеко идущие цели Ираклия по переселению в Грузию кабардинцев - Россия вообще запретила Грузии нанимать войска на Северном Кавказе (чем нанесла существенный удар по военному потенциалу страны) и др.

Таким образом, еще раз, в основном усилиями России, был сорван грузинский проект объединения Грузии и установления ее господства в Закавказье. За какие-то два года политика Ираклия испытала не один сильный удар и неожиданный крах. В 1781 году произошла большая трагедия и значительная политическая утрата для Картлийско-Кахетинского царства и лично Ираклия: при подозрительных, невыясненных до нынешнего дня, обстоятельствах скончался его избранный сын и первая опора на пути "освобождения" и "возрождения" страны - Леван.

Суть Георгиевского трактата.
После нескольких, последовавших один за другим крахов, положение Картлийско-Кахетинского царства было ощутимо поколеблено. Для Ираклия стало очевидно, что основной причиной сложностей, возникших у его царства, была политика России. В свою очередь, Ираклий, увидев, что усилиями империи его влияние в Западной Грузии снизилось, решил компенсировать это обстоятельство - обновить отношения с Европой и попросить помощи для урегулирования проблем, что не осталось незамеченным представителям России. Для России стало очевидным, что если она не будет действовать активно, то в лице Картлийско-Кахетинского царства может потерять главнейшую опору в регионе. А этого она не допустила бы никогда, так как предусмотрительно задумала использовать силы грузин и в ожидаемой в будущем войне с Турцией. В такой ситуации императорский двор "забыл" старые обиды по отношению к Ираклию и решил вновь пойти на потепление взаимоотношений.
В 1781 году, когда Г. Потемкина назначали главнокомандующим войск Кавказской линии, перед ним была поставлена главная задача в отношении Ираклия: он должен был приложить все усилия, чтобы подтолкнуть Ираклия формально просить покровительства у российского самодержавия. Более того, оказывается, сам Григорий Потемкин предпринял немалые попытки, чтобы переманить Ираклия и вынудить его послать прошение. Известно, что большие усилия для осуществления этого приложил также армянский архиепископ Иосиф Аргутинский. Как выясняется, на сей раз Ираклию II этот союз с Россией показался невыгодным для своей страны. А императорский двор придавал ему большое значение и искал прямые и окольные пути для достижения цели.

Известный грузинский ученый, историк Нико Бердзенишвили, оценивая создавшуюся в этот период обстановку в Грузии, делает следующий вывод: "Русское правительство быстро и энергично попыталось исправить ошибку... Оно нанесло двойной удар по Ираклию. С одной стороны - князья, распущенные Александры, Фатали Хан, срыв переселения черкесов, упразднение возможностей нанимать войска. А с другой – появление в царском дворе Ираклия всякого рода агентов (вплоть до "бродяги" Рейнегса) с богатыми обещаниями. И Ираклий был вынужден принять "историческое решение" – царь Картли-Кахети попросил у России покровительства".

Следует заметить, что некоторые российские исследователи объясняют такое решение Ираклия желанием нейтрализовать соискателя престола Александрэ Батонишвили. Например: известный русский историк П.Бутков считает, что как только царь Ираклий узнал, что уготовано ему в Дарубанде и Дагестане, он рассказал о своем страхе русским правителям и, чтобы сохранить для своего дома право на владение Картли, вынужден был просить у России покровительства.

В грузинской историографии всех времен, вообще в грузинском сознании, за малым исключением, Георгиевский трактат, оформленный между двумя странами, воспринимается таким документом, который в основном был приемлемым и даже желательным для грузин.

В этом документе действительно есть много слов, фраз или обнадеживающих обещаний, которые могут нравиться грузинам, но ни одно из них, если не брать во внимание объективный результат, не было претворено в жизнь. Таким образом, определенная группа ученых считает, что этот договор стал огромнейшим шагом на пути потери Грузией своей государственности и поэтому, в конечном итоге, неприемлем для грузин.

Полный анализ Георгиевского трактата выходит за рамки сферы наших целей. Хотя частично все-таки следует отметить основные результаты, которые он принес подписавшим его сторонам: в историографии было принято, что инициатором договора была сама Грузия, которая не справлялась с внешними врагами, и без помощи России ей грозило вырождение. Реально же это не соответствует действительности. Фактически Трактат был навязан царю Ираклию русскими правителями при помощи различных уловок. По договору, Картлийско-Кахетинское царство формально переходило под покровительство России, хотя фактически это было повиновением: а) наследник престола или другой претендент не мог стать царем без разрешения России; б) он должен был править страной в соответствии с желаниями России: при назначении на должность должна была быть учтена прорусская ориентация претендента; в) царю Картл-Кахети было полностью запрещено ведение внешних дел; г) фактически упразднялась автокефалия Грузинской Церкви (грузинская сторона требовала сохранения католичества в стране, но на это никто не обратил внимания). В проекте, предложенном Россией, грузинские священнослужители занимали четвертое место в российской духовной иерархии. Но в утвержденном варианте положение духовенства было еще более понижено, и оно оказалось на восьмом месте; д) хотя русская сторона и обязывалась вернуть Картл-Кахети потерянные территории, в этом плане она ничего не сделала до тех пор, пока вообще не отменила государственность Грузии и полностью не аннексировала ее.

В начале 80-х и 90-х годов XVIII века на повестку дня российского императорского двора был поставлен вопрос об упразднении Картлийско-Кахетинского царства и ее полной аннексии, хотя при жизни Ираклия эту задачу решить было трудно. Кроме того, руководство Екатерины "Блистательной" стремилось к утверждению в Европе демократического имиджа и желало так устроить дело, чтобы грузинская сторона сама попросила упразднения царства и вступления в состав России.

В последующий период правящие круги Русской империи сделали все, чтобы дело дошло до принятия императором Александром I в сентябре 1801 года Манифеста, который был обращен ко всем жителям Грузии. В нем было особо сказано: «Сила обстоятельств сих, общее посему чувство ваше и глас грузинского народа преклонили Нас не оставить и не предать на жертву бедствия язык единоверный, вручивший жребий свой великодушной защите России. Возбужденная надежда ваша на сей раз обманута не будет. Не для приращения сил, ни для корысти, ни для распространения пределов и так уже обширнейшей в свете империи приемлем Мы на себя бремя управления царства Грузинского... Единое достоинство, единая честь и человечество налагают на Нас священный долг, вняв молению страждущих, в отвращение их скорбей, учредить в Грузии правление, которое могло бы утвердить правосудие, личную и имущественную безопасность и дать каждому защиту закона».

Но Российский император, на самом деле, не был откровенен, так как главная заинтересованность России в Грузии состояла не в материальной, а в стратегической стороне. Но когда он писал (или ему писали) этот текст, у него было рапорта Мусина Пушкина, отправленного в Грузию для изучения рудников, на имя императора Павла I, в котором была обоснована огромная экономическая выгода и значение присоединения Грузии.

12 апреля 1802 года Манифест Александра прочитали в Сионской церкви Тбилиси, окруженной российскими войсками. В переполненной народом церкви стояла могильная тишина (вспоминали позднее), некоторые даже схватились за кинжалы, но было ясно – сопротивляться не было смысла. По окончании чтения Манифеста представители правящего рода Батонишвили, Католикос и князья принесли клятву.

На следующий день тот же Манифест прочитали в армянской церкви представителям местной диаспоры. Как и следовало ожидать, процедура прошла на фоне восторженных возгласов и шумных рукоплесканий.

Так завершилась инкорпорация Грузии в Россию, которая еще раньше осуществила фактическую аннексию страны. В многовековой истории Грузии началась новая эпоха. Но факт, что Россия осуществила свои цели в Грузии, прикрываясь маской добродетели, что было для нее характерно, так как "всяческое завоевание территории, всяческое насилие, всяческое унижение царизм осуществлял только под маской просвещения, либерализма и освобождения народов".

В первые годы господства в Грузии, после кончины Георгия II, русские доверили распоряжение Картли-Кахети наследнику царя Давиду Батонишвили, хотя скрыли от него, что вопрос возведения его на престол навечно снят с повестки дня...

В 1801 году прибывший в Грузию генерал Кноринг упразднил царский трон Батонишвили и установил в Грузии временное правление. Его председателем был назначен генерал Лазарев, а членами – несколько грузинских князей и армянин, бывший тбилисский управляющий. В компетенцию коллегии входило управление всеми делами, которые раньше решал царь, кроме уголовных дел особой значимости, которые отсылались Кнорингу.
Россия вошла в Грузию как колонизатор, и у нее были соответствующие цели и задачи, которые имели для страны тяжелые последствия. Это положение еще более усугублялось тем, что с Россией в Грузию вошли десятки тысяч безнравственных, нищих и необразованных людей, которых не беспокоила ни судьба своей страны, ни, тем более, покоренной Грузии. Их единственной целью было собственное материальное благополучие, удовлетворение амбиций и достижение карьеры. Российская колонизация началась с создания военных поселений.
Было решено создать колонии из демобилизованных русских солдат, которые состояли из ушедших в отставку семейных военных. По истечении срока 15-летней службы, российским солдатам предоставлялось право жениться и навсегда остаться в Грузии. Впоследствии эти поселения превратились в деревни.

Кроме военной колонизации, обоснованию в Грузии русских способствовала дворянская и церковно-монастырская колонизация. Таким путем в руках русских оказались наилучшие грузинские земли. Например, действительный статский советник Влангали стал владельцем 21 деревень в Самцхе-Джавахети и превратился в большого феодала Месхети. К концу XIX века, с целью колонизации Черного моря и создания социального слоя землевладельцев, был создан особый комитет по розыгрышу в лотерею земель побережья Черного моря, который распространял лотерейные билеты среди дворян российских городов, представителей крупной буржуазии, военных чиновников и гражданских лиц. На основании лотереи земли выигрывали, перепродавали и, в конце концов, они оказались в собственности у русских.
В Абхазии членам императорского двора было передано 1 754 десятин земли.

В результате церковной колонизации, русским монахам передавались в собственность монастырские владения и близлежащие земли, на которых появлялись русские поселения.

К началу XIX века большую роль в увеличении количества русского населения в Грузии играли гонимые христианской церковью сектанты-духоборы, скопцы, молоканы и др. Русские христианские церкви возникли в середине XVIII века. Сектанты противостояли официальной церкви, из-за чего их и преследовали церковь и государство, и переселяли в крайние провинции империи.
После того, как членов семьи Ираклия Второго насильственно выселили с родины (25 октября 1803 г.), России уже ничего не могло помешать в присоединении к себе остальных территориальных единиц Грузии.
Известно, что Россия всегда уклонялась от расширения своих владений путем военных действий, завоевания, т.е. методом насилия. Она постепенно, в течение лет, приближалась к региону, к которому давно прицеливалась. Обнадеживая различными обещаниями, Россия навязывала призрачное покровительство, которое постепенно переходило в подчинение. За этим следовали меры, которые ставили целью планомерно ослабить подчиненное
государство, что она осуществляла очень гибко и технично, чтобы заставить окончательно обессилевших, дошедших до грани гибели подчиненных просить вступления в состав России, чтобы выжить. Именно такой план намеревалась Россия предпринять и в отношении Картли-Кахети. Но осуществить задуманное до конца не получилось, и она все-таки не сумела скрыть истинного "окраса" своих действий - аннексии и захвата. Но факт, что в начале 30-х годов XIX века Россия окончательно овладела Грузией и стала еще изощренней проводить свою колониальную политику.

Для Грузии, находящейся в безвыходном политическом положении, взятый на Россию курс в значительной мере определялся конфессионным моментом. "Единоверие" было одним из значительнейших факторов, который в конце XVIII века в многовековой борьбе с мусульманским миром определил исторический выбор Грузии: ее политическую ориентацию в сторону России, хотя для установления господства в Кавказском регионе Россия прекрасно воспользовалась прорусской ориентацией грузинских царей. По оценке великого Иванэ Джавахишвили, "... Религиозный мотив российские правители и дипломатические службы в основном использовали в пользу своих военно-политических целей, надеющаяся на ее покровительство Грузия в итоге всегда проигрывала".

В условиях российско-грузинских церковных отношений, определенных артикулом №8, подписанного в 1783 году т.н. Георгиевского трактата, Католикос-Патриарх Грузинской церкви был объявлен членом Российского Святейшего Синода, и в российской духовной иерархии ей было отведено 8-е место. В чрезвычайной обстановке должна была быть составлена дополнительная статья, которая была призвана отрегулировать формы правления Грузинской церкви и церковные отношения с Россией. Такой артикул реально составлен не был, правовые каноны Грузинской церкви остались неизменными. Следует особо отметить, что светское руководство уравнивало титул Католикоса – Патриарха с членами Синода. Это игнорировало требования норм церковного права. Все это явно указывало на необузданное желание Российского Святейшего Синода постепенно подчинить своему влиянию Грузинскую церковь, сократить ее иерархический статус и самосознание.
3 ноября 1910 в соответствии с волей Александра I Патриарха Грузии Антона II отозвали в Россию. Рескрипт Александра I, адресованный прибывшему в Петербург Католикосу-Патриарху Грузии, прямо указывал на цели российского руководства: "После присоединения Грузинского царства к Российскому государству Грузинская церковь, несомненно, должна была подчиниться правлению Святейшего Синода: якобы наличие патриарха в Грузии несовместимо с новым управлением. Император пообещал Антону II членство в Святейшем Синоде и сохранение всех духовных преимуществ взамен отказа от обязанностей главы церкви.
Несмотря на протест Католикоса-Патриарха, по решению государства его отстранили от Грузинской церкви и оставили в России. Разграбление культурного наследия Грузинской церкви, игнорирование местных обычаев и нравов, самовольное распоряжение национальными ценностями и имуществом монастырей и церквей стало частью политики экзархов. В большинстве случаях хищение этого богатства стало неофициальным источником их доходов. В деле разграбления покинутых ценностей упраздненных монастырей и церквей вместе с русскими духовными лицами участвовало и грузинское ренегатское духовенство.
Покорение Кавказа было частью российской колониальной политики, и в этой политике активно применялись различные средства, начиная от использования военной силы, кончая дипломатической ложью. Также подкуп, "завещания", "раздача в подарок земель" и т.д., к чему простые люди никакого отношения не имели. Как было предусмотрено планом аннексии и расчленения государства, разделив его на клановой, религиозной, династической и др. основе, разделив людей на христиан и мусульман, сея при этом вражду, ненависть и противостояние, российские власти все более продвигались вперед и укоренялись в Закавказье. Они аннексировали земли по частям, покоряли проживающие на ней народы, по-разному, в соответствии с обстановкой, используя вышеупомянутые методы. Россия сумела присоединить к себе Грузию (как Азербайджан, Северный Кавказ) не за один раз, а после того, как подготовила соответствующую почву. В 1783 году (реально – в 1801) по Георгиевскому трактату Картлийско-Кахетинское царство, в 1803 году Мегрельское княжество, в 1804 –Имеретинское царство и Гурийское княжество, в 1810 – Абхазское княжество, и лишь в 1878 году в состав России вошла выкупленная у Турции Аджария (Батумский округ). После чего началось выселение мусульман с земель от Карса до Батуми. Трагедия "народов", присоединенных к империи, мало отличается одна от другой.
Цели российского самодержавного режима в Закавказье в отношении колоний были определены в постановлении Госсовета России от 1833 года. В частности, покоренные регионы "должны составить с Россией единый организм" (местные люди должны говорить по-русски, должны чувствовать и думать по-русски).
9 июня 1860 года было создано "Общество по восстановлению православного христианства на Кавказе", которое было призвано бороться в этом крае с мусульманством. С этой целью в рамках организации было предусмотрено проведение миссионерской работы. Под знаменем Общества с помощью русских миссионеров на Кавказе началась явная русификация горцев. Общество развернуло свою работу и в Абхазии. Епископ Александр Окропиридзе (1862-1869гг.) сумел сохранить и упрочить позиции православия в Абхазии.
Стараниями епископа и усилиями Д.Чавчавадзе - начальника Пицундского округа - в 1867 году стало возможным крещение до трех тысяч абхазов. Епископ Александр на свои средства воспитывал и давал духовное образование абхазским юношам.
В 1867 году начальник Сухумского военного отделения В. Гейман представил наместнику императора обширный доклад "О христианстве в Абхазии", в котором отмечал, что из-за малого количества населения он ставит вопрос об упразднении Абхазской епархии и передаче ее в подчинение Имеретинскому епископу. После восстания абхазов в 1866 году и мухаджирства 1867 года В. Гейман посчитал, что настало удобное время для русификации остального населения Абхазии. Этим он хотел отстранить от церкви грузинское духовенство и заменить русским. 30 мая 1869 года Абхазская епархия была присоединена к Имеретинской епархии. Епископ Имерети и управляющий Абхазской епархией Епископ Габриель (Кикодзе) проводил в Абхазии большую миссионерскую работу. В 1868-1877 гг. его усилиями были крещены до 19 тысяч абхазов. Имперский план ускоренной ассимиляции Абхазии не осуществился, и огромная заслуга в этом епископа Габриела.
В 1864 году Россия контролировала уже весь Кавказ. После поражения Шамиля Россия напала на черкесов. Уничтожала их физически, выселяла из родных мест, а на их плодородные земли и на всем Черноморском побережье поселяла христиан-колонистов. В 1960-1870 гг. переселила в османскую империю оставшихся в живых около 300 000 душ черкесов: к 1897 году в Российской империи осталось 44 746 черкесов. Родственные им (по языку) абхазы и другие народы последовали за ними, что произошло в несколько этапов. Это было тяжелейшей трагедией в истории этих народов (XIX- XX вв.). Этим насильственным социальным и национальным акциям самодержавия достойно отвечали грузинский и абхазский народы - вступлениями крестьян, политическими "беспорядками" (восстание гурийских крестьян в 1841 г., восстание в Самегрело в 1857 г., абхазское восстание в Лыхны в 1866 году, которые были жестоко подавлены российскими войсками под непосредственным руководством генерал-губернатора Кутаиси Святослава Мирского).
В 1877-1878 гг. массовые выступления абхазов, боровшихся на турецкой стороне против России в российско-турецкой войне, вызвали новые жестокие репрессии: весь абхазский народ официально был объявлен " виновником". И только в 1907 году по просьбе правителя Абхазии Георгия Шервашидзе и при ходатайстве Марии Федоровны Николай II официально снял с абхазского народа обвинение в виновности.
Решением российского императора от 31 мая 1880 года тысячи абхазов были переселены в восточные и северные губернии России: волна мухаджиров только лишь в Абхазии достигла 50 тысяч. Почти полностью обезлюдела центральная Абхазия от реки Кодори до реки Псырцха и земли, некогда населенные абхазами в Адлерском, Гагрском, Сухумском и Гульрипшском районах. Как отмечали очевидцы этих событий, "было издано распоряжение, запрещающее абхазам селиться в этих районах, между реками Кодори и Псырцха. А для чего были предназначены эти земли, явствует "Памятка для колонизации Сухумского округа", составленная его начальником полковником Браккери в 1895 году, в которой было отмечено: желательно, чтобы как можно больший фонд пустых земель остался для заселения русских людей". Еще раньше сам Александр II одобрил план наместника Кавказа Михаила Романова заселения земель от устья реки Кубани до реки Ингури казаками.
В своих трудах, публицистических письмах и публичных выступлениях господин Тамаз Надарейшвили особо отмечал, касаясь грузино-российских отношений: "... После того, как Россия стала проявлять интерес к Кавказу, постоянно старалась превратить Грузию в свою колонию. Для шовинистической политики российских правителей было недопустимо существование на Кавказе такого государства, с которым Россия была вынуждена иметь лишь партнерские отношения. Об этом свидетельствует множество материалов сохранившейся переписки чиновников царской империи, осуществлявших деятельность в Грузии".
В этом смысле очень интересен рапорт российского военного атташе В.Сытина, отправленный в 1922 году своим руководителям в Москву. "Для ослабления грузинской государственности главным направлением считаю окончательное отторжение Абхазии от Грузии, что, в то же время, даст нам возможность стать хозяевами природных ресурсов этой страны.
После отторжения Абхазии от Грузии мы должны обратить внимание на Самегрело, население которого по своему языку отличается от грузин. Территория Самегрело большая, и с точки зрения стратегической было бы хорошо подчинить ее России. Если Самегрело, подобно Абхазии и Аджарии, будет предоставлена автономия, это в будущем может стать началом развала Грузии".
Несмотря на развал Советского Союза, российские имперские силы по сегодняшний день не теряют надежды на его восстановление и не пожалеют ничего для осуществления этого.
В первые дни трагедии, разыгравшейся в 1992 году в Абхазии, некоторые из ее инспираторов выступили со следующими заявлениями: "... Настало время, когда великая Россия должна возродиться, чтобы принять под свое лоно мужественный абхазский народ" (В. Кожинов). "Сорок лет Грузия угнетает Абхазию!" (Г.Трапезников) и др.
Россия, искусственно инспирируя конфликт в регионах Грузии (Абхазская АР, Югоосетинская автономная область), значительно препятствовала развитию независимой Грузии, строительству суверенного государства, формированию демократического общества.
По мнению лорда Робертсона – бывшего генерального секретаря НАТО: "... России еще долго ничего не поможет из-за имперского сознания, которое и сегодня на первый план ставит не духовное богатство, материальное благополучие, а именно военную мощь и необузданный аппетит присоединить земли, да к тому же такого количества земли, о которой не может позаботиться".
После всего отмеченного, трудно не согласиться с автором вышеприведенной цитаты.


Составил Гоги Майсурадзе

Использованная литература:

1. Джемал Гамахария, Тамаз Берадзе, Теймураз Гванцеладзе и др. Абхазия (очерки из истории Грузии) Тб., Интеллект, 2007 .
2. Отар Джанелидзе, Александр Бендианишвили, Александр Даушвили, Михаил Самсонадзе, Хатуна Кокрашвили, Додо Чумбуридзе. Российский колониализм в Грузии Тб., Универсал, 2008 .
3. Тамаз Надарейшвили. Заговор против Грузии Тб., 2000.
4. С. М. Червонная. Абхазия-1992: Абхазия: посткоммунистическая Вандея; М., Мосгорпечать, 1993.
5. Газета "Квирис Палитра" 2-8.07.2001.
 


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна