RSS
Дорога в Кремль. Приведут ли поездки в Россию к объединению Грузии?
17.03.2010 11:50
Симон Киладзе
"Клуб экспертов"

В последнее время очень выросла интенсивность визитов грузинских оппозиционеров в Россию: в Москве уже побывали Зураб Ногаидели, Нино Бурджанадзе, к поездке готовятся Коба Давиташвили, Звиад Дзидзигури...

Если учесть, что каждый контакт между государствами, прошедшими через войну и разорвавшими между собой дипломатические отношения, имеет большое значение, то мы не должны удивляться тому, что каждый визит вызывает довольно значительный резонанс.

Возможно, подобная реакция иногда превышена и более похожа на пиар-акцию, чем на реальность, но остается фактом, что эта ситуация вызывает интерес как у грузин, так и у зарубежных политиков и экспертов.

На фоне московских вояжей оппозиционеров особо выделяется визит в Москву экс- спикера грузинского парламента Нино Бурджанадзе, которая уже дважды выполняла обязанности президента Грузии, и, согласно Конституции, по своей должности представляла собой второе лицо в государстве. Ее фигура больше других знакома иностранным политикам, ее больше знают и в международных структурах, например, больше, чем, скажем, Зураба Ногаидели и ему подобных. Соответственно, мы должны предположить, что визит экс-спикера грузинского парламента оказался для Москвы более важным.

Для начала скажем, что в данном случае нашей целью вовсе не является спор о том, нужно ли было отправляться в Москву и вести диалог с врагом, или о том, как это говорят некоторые грузинские политики, насколько "нравственно" говорить с "оккупантом" без брани и ругани. Мы действительно не намерены "кидать камни в огород" вояжирующих в Москву оппозиционеров: мы понимаем, что во время диалога с лидерами иностранных государств, если даже это наш противник, нецелесообразно наделять его различными неприятными эпитетами. Нас интересует главное: будут ли способствовать подобные контакты восстановлению территориальной целостности Грузии, на первом этапе - хотя бы частично? Есть ли какая-либо надежда? Не находимся ли мы в плену иллюзий? Нужно ли нам идти таким путем, который может и не привести нас к храму?

За московским визитом Нино Бурджанадзе последовали ее многочисленные интервью, опубликованные в эти дни в зарубежной и грузинской прессе. Само собой разумеется, что разговоры экс-спикера представляют интерес для общества, так как нам известна только краткая часть диалога между Бурджанадзе и Путиным, вступление, т.е. то, что было официально опубликовано на веб-сайте премьер-министра России. Но есть еще и другой момент: довольно трудно будет поверить заявлениям экс-спикера, если нам неизвестно полное содержание этого важного разговора. Мы понимаем, что содержание подобного диалога, по соглашению сторон, становятся конфиденциальными, и не оглашается.

Таким образом, осталось только прочитать публично доступные источники и проанализировать некоторые моменты.

Самый главный постулат итогов встречи, что и подчеркивает Нино Бурджанадзе – заявление Владимира Владимировича Путина (В.В.П.) : "Но жизнь идет вперед, и я очень рассчитываю на то, что, опираясь на тех людей, которые хотят иметь нормальные отношения с Россией, мы сможем восстановить докризисный уровень наших отношений".

Обратим внимание на высказывание "В.В.П.": "Мы сможем восстановить докризисный уровень наших отношений". Мы, грузинская сторона, понимаем термин "докризисный уровень" как восстановление статус-кво, т.е. положения, существовавшего до августа 2008 года, что означает отзыв Россией признания Абхазии и Южной Осетии и вывод частей российской армии из сепаратистских регионов Грузии.

Насколько возможна реализация заявлений Путина? Этот вопрос особенно актуален на фоне того, что от российского тандема Медведев-Путин, включая их министра Сергея Лаврова, постоянно слышали в последнее время: восстановление российско-грузинских отношений должно произойти только с учетом сегодняшних реалий, т.е. - без Абхазии и "Южной Осетии".

Давайте, попробуем ответить на вопрос, который возник у многих грузин: отменит ли российский президент свои указы №1260-Е и №1261-Е о признании Абхазской и Югоосетинской республик в качестве самостоятельных, суверенных и независимых государств?

Начнем с того, что прецедент аннулирования (отмены) одним государством признания независимости другого в истории мировой дипломатии – явление довольно редкое. Последние 100 лет (т.е. в условиях существования международных правовых норм) подобный прецедент в отношении больших государств произошел только с Советским Союзом, Германией и Югославией. Но мы должны обратить внимание на то, что в этом случае аннулирование признания независимости произошло довольно специфично: Союз Советских Социалистических Республик и Югославия, как субъекты международного права, исчезли (распались), а Германия объединилась.

Есть еще один международный правовой прецедент, который выражен во взаимоотношениях между сепаратистскими правительствами и малыми государствами. Например, по отношению к Тайваню. Сепаратистское правительство острова Тайвань – части Китая - признали около двух десятков государств Африки, Азии и Америки. Их количество изменчиво и колеблется. Это потому, что это тот случай, когда дипломатия переплетена с деньгами: если Китай предложит признавшим Тайвань странам больше денег, то они отменят признание, и наоборот. В современной истории Европы подобный шаг предприняло только одно государство – в 1999 году Македония признала независимость Тайваня ценой больших денег, но затем, в 2001 году, аннулировала его, так как Китай предложил больше денег...

Но есть одно значительное различие: Россия – не Македония, и, скажем, не Никарагуа, или Науру и Фиджи. Выше мы уже сказали: Кремль много раз заявлял, что признание независимости Абхазии и Южной Осетии - реально произошедший факт, и он свое слово не возьмет обратно. И правда, скажет ли Россия - ядерное государство: "Ой, грузины, мы что-то спутали - были взволнованы, приносим извинения, сейчас же исправим ситуацию, отменим признание". Не скажет, так как Россия считает, что это подорвет ее авторитет и запятнает имя.

Таким образом, с этой точки зрения довольно трудно себе представить наилучшую для Грузии политическую ситуацию, содействующую достижению цели. И все-таки, на что мы можем надеяться с учетом перспективы? Если рассуждать гипотетически, в какой ситуации Россия может забрать свои слова обратно, даже если в Грузии произойдет смена руководства?

Таким образом, "про" и "контра".

а) Фактор Косово. Россия может заявить: отмените признание Косово и тут же отменю признание Абхазии и Южной Осетии. Правда, некоторые западные политики считают, что есть разница между статусом Косово и Абхазии - "Южной Осетии". Но разве пойдет Запад на отмену признания Косово? Не пойдет. Соответственно, международное давление не принесло нам желательного результата, не принесет и в будущем. Москва не восстановит статус-кво. Принципы нерушимы: "Око за око, зуб за зуб".

б) Демократическая и экономически развитая Грузия как привлекательное для сепаратистов государство. Существует мнение, что если Грузия действительно превратится в демократическое государство, будет быстро развиваться экономически и попадет в список развитых стран мира, тогда абхазы и осетины не станут поглядывать на Россию, и с целью лучшей жизни начнут интегрироваться в Грузию. На первый взгляд, это логичное мнение, но оставит ли Москва без внимания такую тенденцию? Кремль тоже может сделать большие инвестиции (что он и делает) в отдельно взятый регион – Абхазию и "Южную Осетию" и по политическим соображениям предоставить абхазам и осетинам значительные дополнительные льготы, т.е. поднимет уровень благосостояния населения. Не исключено, что Россия, чтобы отомстить Грузии, откажет в чем-то себе и отдаст маленькой Абхазии, что мы уже видели не раз. Так что, и этот аргумент непригоден. Добровольная интеграция абхазов в Грузию, пусть даже на основе федерации-конфедерации, менее вероятна.

г) частичное восстановление территориальной целостности. Это мнение имеет под собой довольно твердую основу. В крайнем случае, возможно, Кремль и правда откажется поддержать "Южную Осетию", потому что, по мнению Москвы, у абхазов больше аргументов и условий для существования как независимому государству, чем у цхинвальских сепаратистов. Аргументы таковы: определенные традиции абхазской государственности; сравнительно лучше развитая экономика, что выражается в существовании туристической инфраструктуры, также в транспортных коммуникациях (морские порты, аэропорт и железная дорога). Москве очень трудно углублять связи с Южной Осетией". Единственная, связывающая с ней дорога – Транскавказская автомагистраль, сообщение по которой довольно нестабильно и не удовлетворяет полностью потребностей грузоперевозок. Правда, было запланировано строительство аэропорта, но затем от затеи отказались. В "Южной Осетии" царит такая коррупция, что карманы цхинвальского режима стали походить на космическую "черную дыру", в которой исчезают средства, выкачанные из России. Словом, "Южная Осетия" для России является большим грузом, тащить который Москве довольно неприятно.

С учетом всего вышесказанного, мы можем сделать короткие заключения:

Россия ни в коем случае – ни под международным давлением, ни добровольно - не согласится аннулировать независимость Абхазии. Ей очень нужна Абхазия - из-за удобного геополитического положения и прекрасных природно-климатических условий. Вместе с тем, Россия может согласиться на возвращение малой части Абхазии – Дальского (Кодорского) ущелья. Кремль может убедить лидеров абхазских и осетинских сепаратистов, чтобы они пошли на какие-либо уступки, какие-то жертвы, чтобы сохранить свою независимость. Думаем, для России может быть более или менее приемлемо возвращение Грузии "Южной Осетии" или ее части, скажем, Ахалгорского района.

Подобный шаг станет выражением Кремлем своего "великодушия" и "обелит" его в глазах международной общественности. Наверное, это и есть "восстановление докризисного уровня", которое подразумевал Путин.

Таким образом, если ситуация будет развиваться по этому сценарию, тогда, действительно, есть смысл в контактах с Россией, чтобы подготовить и укрепить почву.

Вообще, история дипломатии полна парадоксов, и не исключено, что спустя определенное время, ситуация обернется в пользу Грузии. Мы же должны постоянно стараться защитить свои интересы, пусть даже это враг и оккупант, постоянно должны стараться использовать всевозможные рычаги.


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна