RSS
Большая политика в шахтах Ткварчели
27.05.2010 04:58
Гиорги Циклаури

В Абхазии произошло беспрецедентное событие - комитет по экологии и природопользованию марионеточного режима приостановил работу фирмы «Ткуарчал-уголь», которая создана на базе предприятия «Тамсаш», занимающегося добычей угля в горах Ткварчели. До сих пор в оккупированном регионе не было случаев волевого закрытия предприятий – напротив, абхазы радовались даже малейшему бизнесу, черпая в этом оптимистические надежды на возрождение разоренного войной края. А тут вдруг приостанавливается работа фирмы, от которой более чем на 90% зависит бюджет Ткварчельского района. По данным «Кавказского узла», который ссылается на заместителя главы местной администрации, выплаты «Ткуарчал-угля» в 2009-м и первом квартале 2010 года составили 43 миллиона рублей, т.е. без малого полтора миллиона долларов. И происходит это по причине, совершенно несерьезной в абхазских реалиях.

Началось все 3 мая, когда жители нескольких сел, расположенных вдоль реки Галидзга, блокировали железную дорогу и не пропустили в Очамчире 13 вагонов с углем. Около сотни собравшихся потребовали от компании-угледобытчика прекратить загрязнение реки и призвали власти отреагировать на происходящее. Участники акции жаловались, что в воде из Галидзги, в которую сбрасываются отвалы пустой породы из шахт, нельзя даже купаться и ее отказывается пить скотина. Недовольных поддержали жители Очамчире – как пишут абхазские журналисты, прошлым летом там впервые побывало заметно число российских туристов и местное население, надеясь на курортный бизнес, боится спугнуть их грязным морем, в которое впадает Галидзга.

Представители марионеточного режима стройным хором делают заявления, которым смело могут аплодировать все «зеленые» активисты. А «министр экономики» Кристина Озган, фактически, поставила ультиматум. Мол, за последние два года не удалось капитально решить вопрос очистных сооружений, но какая-то схема, по которой в определенной степени минимизировали выброс отходов угля в воду, все же работала. «Но возникли другие вопросы инженерного плана по освоению непосредственно самого участка месторождения, - сказала Озган на встрече с жителями Очамчирского района, - Меры, предпринятые в свое время фирмой «Тамсаш», оказались неэффективными. Перед ними стоит задача решить этот вопрос в ближайшие сроки».

Фирму обязали до конца мая представить проект с конкретными инженерными решениями не только по очистным сооружениям, но и по отвалам пустой породы. «Если до конца этого года организация не урегулирует все вопросы, связанные с экологией, мы в одностороннем порядке, без судебных разбирательств расторгаем с ними договор», - пригрозила Озган.

Руководству «Ткуарчал-угля» приходится соглашаться в надежде, что получится восстановить обычный режим работы предприятия. «Восемь лет мы работаем в Ткуарчале, и вопрос экологической безопасности никогда не снимался с повестки дня, - сказал генеральный директор фирмы Тайфун Ардзинба, - Мы поэтапно решаем этот вопрос. Закуплено итальянское оборудование стоимостью в 650 тысяч долларов, которое к концу мая, как и было оговорено при продлении в декабре прошлого года нашего договора с правительством на 10 лет, будет доставлено в Абхазию. Это снимет часть проблем. Остальные проблемы, по договору с правительством, мы обязались решить к декабрю этого года».

Ардзинба тут же переходит к волнующей его проблеме. «Простаивая, предприятие несет огромные убытки, 300 человек отпущены домой без работы». По его словам, в мае компания должна была вывезти 25 тысяч тонн угля, а добыто на сегодняшний день - 5 тысяч тонн, из них в Очамчире доставлены 3 тысячи, а остальное пока еще находится в карьере. Гендиректор утверждает, что ежедневно с гор можно спустить не более 700-800 тонн угля и, поскольку производство остановлено, нет гарантии, что «Ткуарчал-уголь» выполнит свои обязательства по поставкам. «В результате пострадает бюджет и решить остальные проблемы тоже представляется невозможным. Тем самым проблема очистки реки тоже не решится», - резюмировал Тайфун Ардзинба, отметив, что река все равно не очистится сразу, даже если предприятие не будет работать два года, и поэтому его бессмысленно останавливать.

Резко против закрытия «Ткуарчал-угля» выступают абхазские «депутаты», связанные с Ткварчели, да чиновники местной администрации – фигуры явно не того масштаба, интересы которых учтут в серьезных делах. Им остается только «давить на жалость», рассказывая о мрачном будущем города. Сегодня там проживает до 2 тысяч человек (из 15 тысяч довоенного населения) и практически все они зависят от единственной работающей в районе фирмы. Непосредственно на предприятии заняты более трехсот человек, остальные - члены их семей или люди, косвенно зависящие от угольного производства. Кроме него, там больше ничего нет - для какой-либо торговли это тупик, а сельское хозяйство не развито из-за болотистой и сильно изрезанной местности. Так что вполне правдоподобными выглядят прогнозы работников шахты: если добыча угля прекратится, то Ткварчели окончательно опустеет.

Еще один аргумент защитников производства - личность руководителя «Ткуарчал-угля». Тайфун Ардзинба - не просто турецкий торговец контрабандным углем, а потомок абхазских махаджиров. Он впервые приехал на историческую родину в 1992 году, в возрасте 20 лет, и прошел с оружием в руках всю войну, был дважды ранен. Для абхазского общества - это серьезный довод, но и это не помешало решительности абхазских властей. И вновь рождается вопрос: почему в Сухуми так стремятся закрыть предприятие, имеющее столь важное значение для оккупированного региона?

Экологическая тема не выглядит серьезной хотя бы потому, что Багапш совсем недавно оформил соглашение с «Роснефтью» о разработке углеводородов на абхзском шельфе. Осуществлять эти планы Сухуми и Москве не мешает ни реальная угроза превращения Абхазии в одно большое нефтянное пятно, ни ожесточенная критика со стороны абхазской оппозиции во главе с Раулем Хаджимба, которых поддерживает солидная часть местного общества - а это оппоненты посерьезней, чем сотня крестьян Очамчирского района. Однако 24 мая Сергей Васильевич просто оборвал все разговоры на эту тему: «Я ведь не варвар, стремящийся загрязнить окружающую среду. Меня не меньше других волнуют вопросы экологии. Но надо понимать, что сегодня разработкой нефти в Черном море занимаются практически все причерноморские страны…» Продолжим мысль: А мы чем хуже? До экологии ли тут, когда вокруг все деньги делают и в кои-то веки нам кое-что перепало?

Вот только остается вопрос: как совместить такую беспринципность в вопросе экологической угрозы самым лучшим абхазским пляжам в Бичвинта и Гагра, с такой принципиальностью в вопросе соблюдения экологических норм в Очамчире, никогда не бывшей туристическим центром?

«Клуб экспертов» уже писал о своем взгляде на ситуацию в Ткварчели. После Очамчире это - второй эпицентр турецкого присутствия в Абхазии. А в Турции имеется традиционный специфический интерес к Абхазии, которая предоставляет прямой выход на неспокойный российский Северный Кавказ. Разместив военно-морскую базу в Очамчире, где на протяжении лет также отмечалась турецкая активность, Москва избавилась от беспокойства на этот счет - и наступил черед Ткварчели. В прошлом году там появилась российская погранзастава и была заложена основа для возникновения российского военного поселения. Теперь - выживают турецкий бизнес во главе с предприимчивым потомком махаджиров. Эта история вряд ли добавит его сородичам в Турции желания последовать примеру Тайфуна Ардзинба и заняться освоением земли предков.

Чтобы ткварчельцы, а также прикормленные на шахтах чиновники и депутаты, не слишком возмущались, им должны предложить какую-то компенсацию. Возможно, уже предложили. 20 мая в Москве было подписано соглашение о сотрудничестве между управой района Западное Дегунино Северного административного округа столицы РФ и абхазской администрацией Ткварчельского района. Руководство Западного Дегунино даже подготовило предложения о сотрудничестве с тем, чтобы в Ткварчели рассмотрели и внесли свои изменения и дополнения, после чего стороны составят совместный план мероприятий. Любезность просто удивительная – можно подумать, что это москвичи выступают в роли просителей, а не ткварчельцам дали возможность «подоить» московскую администрацию. Сообщалось, что гости хотят наладить отношения с промышленными предприятиями Западного Дегунина (которых в районе более двадцати), а также с предприятиями торговли. Кусочек лакомый – ничего не скажешь. Надо полагать, что в головах заинтересованных лиц Ткварчельского района турецкий предприниматель-одиночка вряд ли выдержит конкуренцию с бизнесом из столицы России – даже если он потомок махаджиров и ветеран войны.

Версия политического заказа из Москвы прекрасно объясняет нелогичное, на первый взгляд, поведение марионеточного режима. В этом контексте интересно отметить недавний визит президента РФ в Турцию и старания Кремля продемонстрировать активизацию сотрдничества с Анкарой, выставить турков едва ли не как своих стратегических... если не союзников, то хотя бы партнеров. Однако Дмитрий Медведев не смог уговорить турецкое руководство присоединиться к проекту «Южный поток», а премьер Реджеп Тайип Эрдоган явно не склонен уступать русским пальму регионального лидерства, что показал его подход к вопросам стратегического характера, а также последний визит в Грузию. Видимо, в России все-таки понимают тонкости восточной дипломатии и не принимают за чистую монету улыбки и рукопожатия, которыми щедро одаривают российских представителей в Стамбуле и Анкаре. Поэтому и не стесняются выдавливать из Абхазии даже тот минимум турецкого присутствия, которое сформировалось в оккупированном регионе за 17 послевоенных лет.


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна