RSS
Противостояние (Часть-1)
04.06.2010 14:13
Васил Квирикашвили

В письменных источниках, научных трудах, публицистической и художественной литературе отражены сведения об осетинах и Осетии, представляющие ту или иную ценность. Большая часть этих сведений свидетельствует о недоброжелательном отношении осетин к грузинскому народу, что в большинстве случаях было отмечено недоверием и вражескими действиями. Об этом свидетельствуют и наблюдения Вахушти Багратиони, немецкого ученого, академика Российской императорской академии И. Гюльденштедта, Александра Казбеги, Софрома Мгалоблишвили, Косты Хетагурова и др. , а также этнографические и фольклорные материалы.

Не случайно, что А. Казбеги почти во всех своих рассказах отрицательно характеризует осетин, и, показывая их действия, знакомит нас с явлением, которое, аналогично "лезгинщине", было известно как "осетинщина". Это явление представляло собой борьбу, направленную против грузинского народа, которая выражалась в грабежах и разбоях населения, пленении людей, в беспощадных убийствах - в случае оказания ими сопротивления.

"Традиции" разбоя, грабежа и убийств в одной из самой экспрессивной форме представлены в этнографическом прошлом осетин. Возведенные до уровня культуры, они предстают перед нами в качестве общенационального явления. Об этом явно свидетельствует существование божеств (!!!) – покровителей, с одной стороны, воров и грабителей, а с другой – убийц.
Во всей Осетии широко известна молельня Креста черного всадника (ос. Дзуар Саубараг), расположенная в селе Бизи Алагирской общины – одна из самых популярных сельских молелен до XX века. В ней просили покровительства воры, искатели ночных приключений всех мастей и насильники. Молельню Саубараг по-своему "украшает" и даже каким-то образом затмевает ее зафиксированная в селе Панаиган в конце XIX в. Паринджи Дзуари – молельня, в которой просили покровительства убийцы всех мастей.

Из истории Грузии известно, что согласно государственной политике, отношения с осетинами носили двоякий характер. С целью обеспечения обороноспособности страны в одном случае на основании взаимной договоренности нанимался осетинский отряд. А с другой стороны, отменены случаи организованного нашествия осетин, что вызывало разрушение памятников материальной культуры и экономики страны, грабеж населения и пленение. Согласно грузинским историческим источникам, отмеченные двусторонние связи были характерны в основном до переселения осетин на территорию Грузии. После этого ситуация явно изменилась: борьба проживавших в Грузии осетин против грузин приняла острый характер внутри самой страны. Эта борьба проходила в различной форме. В одном случае они создавали вооруженные отряды и организовывали опустошительные набеги. Во втором - страну разоряли малочисленные банды или самостоятельно действовавшие разбойники.

Дигорские осетины часто нападали, из-за территориальной близости, на села Рачи и грабили их. Иногда набеги были успешны, иногда разбойники возвращались на "родину" с поражением.

В 1746 году осетины Ксанского эриставства напали на Нижнюю Картли. Эрекле II был вынужден нанять лезгинов. Их возглавил Мачабели и Ясэ Амилахвари. Объединенный отряд лезгин и грузин нанес врагу поражение.

Источник ничего не говорит о причинах, по которым проживающие в эриставстве осетины повернули назад, но очевидно, что их подстрекали проживавшие на Кавказе осетины. Но утихомирить осетин, проживавших в Ксанском и Арагвском эриставствах, все-таки не удалось. Они периодически нападали на грузинское население и грабили его. Осетины прекратили выплачивать дань эриставу и не впускали чиновников в населенные осетинами села.

Цари Теймураз и Эрекле объединенным грузино-кахетинским войском с двух сторон атаковали осетин. Теймураз осуществил атаку со стороны Ванати. Эрекле – со стороны Ананури. Они взяли 40 укрепленных крепостей. Были взяты в плен множество осетин.

Как видно, антигрузинские выступления осетин были довольно организованными. В ином случае осетины, проживавшие в Ксанском и Арагвском эриставствах, не могли осуществить такую агрессию. Их поддерживали, им помогали осетины Северного Кавказа. Ксанские осетины, узнав о поражении осетин Арагвского эриставства, тут же пришли в Ванати и стали просить у царя Теймураза прощения. Тогда же они заплатили полностью дань. После получения дани, грузины не предприняли похода на Ксанское эриставство. Но никто не мог предугадать, когда осетины вновь заявят о неповиновении.

В 70-е годы XVIII века немецкий путешественник Гюльденштедт отмечал, находясь в Грузии, что старая кирпичная церковь, вблизи которой за 40 лет до прибытия путешественника князь Мачабели имел летнюю резиденцию, в то время служила укрытием "только для преступных осетин".

Одним из краев проживания настроенных против грузин осетин, были оба верховья Арагви. Во второй половине XVIII века они были расселены в верховье по эту сторону Арагви (Мтиульская Арагви) – в Лудис Хеви, так и по ту сторону Арагви (Тереком) – Трусо. Осетины обеих Арагви вновь объединились и задумали ограбить грузинское население. Царская власть Грузии вовремя оценила эту опасность, и под предводительством Эрекле II и моурави тушинцев Джимшера намерение осетин было предотвращено. Согласно сведениям грузинского летописца Папуны Орбелиани, осетины безжалостно убивали эриставов. Конкретным примером этому является убийство Арагвского эристава Бежана.

За победой грузин последовало жестокое наказание преступников, что заставило призадуматься осетин, проживавших в Ксанском эриставстве, не принимавших участия в военной операции, хотя известно, что они сочувствовали арагвским осетинам. Это не исключало их участия, при удобном случае, в сражении против грузин. Это подтверждает их льстивое сожаление, высказанное перед царем Теймуразом. Они просили у царя прощения и взяли обязательства выплатить полный налог, чтобы избежать со стороны царских властей наказания. Возникает вопрос: почему осетины ксанского эриставства должны были заискивать перед царем и почему они должны были взять на себя обязательство выплатить "полную дань", если они не сочувствовали осетинам, выступившим против грузин?

Банды осетин контролировали ведущие в Грузию узкие переходы, само Дарьяльское ущелье. Этому способствовало то, что они проживали ниже этого ущелья – в Тагаурском ущелье и находились в благоприятных условиях, чтобы засесть в Дарьяльском ущелье в ожидании удобного момента для нападения. Для этого осетинам создавало благоприятные условия то обстоятельство, что проложить мосты в зоне их проживания, через которые должны были проходить путники, могли только тагаурские осетины. А это происходило на основании сделки между сторонами, что иногда осложнялось тем, что они не могли сговориться о цене.

В то же время царь Эрекле объявил бескомпромиссную борьбу групповым разбойничьим действиям осетин, как широкомасштабному проявлению осетинщины. Царь прекрасно знал, что отношения с осетинами ставят страну в довольно трудное положение. Царь своим решением определил обязательства сторон. Предусмотренное наказание касалось низшего социального слоя. Что касается высшего социального слоя, то из-за их благородного происхождения царь и не думал что-либо определять по отношению к нему.

Решение также запрещало мстить за осетинами, убитого в Грузии при воровстве, и грузина, убитого при аналогичной ситуации на осетинской стороне. Т.е. воровство квалифицируется как преступление, независимо от того, является вор осетином или грузином. Соответственно, запрет на месть касался обеих сторон одинаково.

Осетинский сепаратизм подтачивал основы грузинского национального организма и в период Российской империи, что проявлялось в различной форме. Одной из форм подобной борьбы было расширение ареала проживания осетин на грузинской территории, т.е. колонизация, да и еще грубыми методами: грабежами мирного грузинского населения, беспощадными убийства, пленением людей, воровством и разбоем.

Известно, что в первой половине XIX века о погроме осетинами грузинских сел, грабежах и разбоях и убийствах грузин не раз упоминали и российские генералы. Чтобы искоренить это зло, они считали необходимым принять неотложные меры. Генерал Тормасов в 1809 году приговорил пятерых осетин к смерти через повешение за разбой. Позднее, в 1824 году генерал Хонев доложил генералу Ермолову: чтобы положить конец нападениям на грузин и грабежам и разбою со стороны осетин, необходимо дать жителям Картли возможность оружием защитить себя от грабителей, как защищают себя жители Кахети от лезгинов. Поэтому не станем преследовать грузин за убийство грабителя. Доведем до умов как соотечественников, так и грузинских жителей, что они не будут наказаны за убийство преступников и бандитов. Только обяжем грузин сообщать о каждом таком случае местным властям, в частности: мол тот или иной осетин убит во время нападения и грабежа.

Как видно, в Горийском уезде так часто имели место убийства, грабежи и пленение людей со стороны осетин, что в рапорте генералу Тормасову генерал Ахвердов считает необходимым выдавать специальный билет осетинам, желающим перейти в грузинские села для торговли, особенно- в грузинское село Цхинвали.

(Продолжение следует...)

Использованная литература:
1. Вахушти, Житие царства Грузинского, житие Картли, т. IV, Тб.: 1973, с. 637
2. Валерьян Итонишвили, Александр Казбеги (историко-этнографические данные), Тб.: 2006, с.51
3. Вахтанг Итонишвили, Разбойничество чужеземцев в Грузии, Тб.: 2005, с. 8, 10-11, 15-16, 25
4. Вахтанг Итонишвили, Очерки из истории Кавказа, Тб.: 2008, с.218
5. Д. Берадзе, Рача, Тб. 1983, с. 65-66
6. В. Гунашвили, Политическая история Ксанского эриставства, Тб.: 2007, с.276-277
7. Путешествие Гюльденштедта по Грузии, пер. с немецкого. Вступление, анализ и комментарий Г. Гелашвили, Тб.: 1962, т.I, с.101
8. А. Тотадзе, Демографический портрет Грузии, с. 80-81
 


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна