RSS
Противостояние (Часть II)
11.06.2010 16:40
Васил Квирикашвили

(продолжение. см. начало)

Практика пользования лесом, имевшая место в начале 10-х годов XX века, создавала определенный повод для противостояния между осетинами и грузинами. Например, осетины, проживавшие в селе Авлеви, обладали правами "беженцев" и могли бесплатно пользоваться лесом. Аборигенное население - грузинские крестьяне были лишены этого права. С целью изыскания необходимых сумм для ухода за лесом, сельский исполком летом 1917 года принял постановление, согласно которому каждая грузинская семья за пользование лесом (например, вывоз дров) облагалась налогом размером в 5 рублей, а осетины, как беженцы, были освобождены от него. Это в то время, когда сами землевладельцы не имели никаких преимуществ в пользовании лесом. Протест грузин не принес результатов, так как осетины в сельском исполкоме были в большинстве.

Положение осложнилось еще и тем, что после возвращения солдат с фронта (с января 1918 года) был создан вооруженный отряд в составе 300 человек, укомплектованный из осетин. Под предлогом "установления порядка" они с целью ограбления нападали на семьи землевладельцев и вообще на грузин. Этот факт признает и первая сессия Национального совета "Южной Осетии", которая состоялась 3-4 марта 1918 года.

Потрясает садизм осетин по отношению к грузинам. Известный общественный деятель и публицист Шалва Амирэджиби называет события своим именем и публикует письмо в газете "Сакартвело" под заголовком "Цхинвальский фронт", в котором пишет: "Цхинвали может стать роковым фронтом для Грузии. Там будет настоящая война, с применением всякого оружия, и у нас есть сведения, что борьба осетин примет массовый характер..."
По мнению публициста, "наши руководящие круги пока еще не берут в расчет те факторы, что после революции изменилось равновесие сил как по всей Европе, так и на Кавказе...", и " на первый план они выдвигают вопрос о социальных реформах, тогда как остальные нации Кавказа осуществляют национальную политику..."; этим хотят воспользоваться нашедшие приют в Грузии осетины... Урвать – вот что является лозунгом дня, и осетины, проникшие в Грузию с севера, не стесняясь, заявили: Цхинвали принадлежит нам, высокогорье Грузии – это Осетия! При такой анархии и разрухи, которая сегодня господствует у нас, для такой маленькой и некультурной нации, как осетины, нет ничего проще, чем питаться неосуществленной мечтой. И в их "патриотической" голове родилась идея создания независимой и автономной Осетии в сердце Грузии...".

Ш. Амирэджиби ставит вопрос: это политическая идея или национальное стремление? И сам же отвечает: мы думаем – нет. Эта идея как была вероломной, так и осталась таковою сегодня. Так как не найти в Грузии более грузинского места, чем то, где сегодня проживают осетины. Это хребет Грузии. Мы наслышаны о многих политических фантазиях, но осетинское государство в Грузии – о, нет! Возможно, маленькой и некультурной нации показалось легким взвалить на себя такую ношу, и она включилась в авантюру. Расчет был прост: если ничего не выйдет – нас накажут как простых преступников, если выйдет – да здравствует свободная Осетия! Цхинвальские события – опасный признак для будущего Грузии, и необходимо не только ликвидировать их на государственном уровне, но и надо применить жесткость, чтобы подобное не повторилось",- заключает публицист.

Вот как описывает очевидец резню грузин осетинами в газете "Алиони" в номере от 5 апреля 1918 года: "... Узнал в штабе, что привезли коварно убитых М. Мачабели, С. Кецховели и других гвардейцев... Пошел посмотреть. Не поверил, когда мне рассказали, как они были изуродованы, думал, что очень преувеличивают... Увидел страшную, ужасающую картину... Колени Г. Мачабели были испещрены пулями, все его тело было исполосовано кинжалом, череп выше виска был почти вскрыт острием кинжала. Мне непонятно, как может дойти человек до такого зверства. С. Кецховели был ранен пулей в живот, с правой стороны, что, наверное, и было причиной смерти. Потом варвары отрезали ему голову, но не по горлу. Голова была отсечена вместе с грудью, череп исколот. На лице не было видно ничего, кроме усов. Говорили, после смерти тело валялось на улице и по нему ходили фаэтоны..."

Советская историография обходила эти факты дикости и садизма, связанные с цхинвальскими событиями. И это можно понять. Злопамятность, действительно, не пошла бы на пользу сосуществованию двух народов. Такой подход к вопросу, когда история становится политическим дополнением, имеет и другую сторону: осетины не знали всей правды о событиях, разыгравшихся в Шида Картли. Оглашение этих фактов поможет нам объяснить и оценить ответную жестокость (сожжение осетинских сел) грузин, имевшую место позднее (в 1920 году).

Флагманы коммунистической пропаганды с особым вниманием относились к настроениям жителей Грузии осетинской национальности, которые при подстрекательстве советской России пошли на противостояние с властями Грузинской Демократической Республики. Газета "Правда" писала: "В конце мая в Джаве (Тифлисская губерния) состоялся съезд представителей осетинского народа, в основном – из Южной Осетии. На нем никто не поддержал независимость Грузии. Правда, резолюция принята не была, но было отмечено, что народ не желает немецко-турецкой ориентации".

Газета "Известия" в статье "Из истории деятельности меньшевиков на Кавказе", напечатанной в номере от 5 июля 1918 года, писала: "Особенно невыносима ситуация в Горийском уезде. Здесь меньшевистские комиссии выражают интересы землевладельцев, что вызвало восстание крестьян. Оно раскинулось на 18 верст. Крестьянство потребовало передать им членов меньшевистского комитета. Получив отказ, восставшие взяли в боях Цхинвали. Руководители меньшевиков: Мачабели, Кецховели и Кизиев были убиты. Вооруженные отряды, направленные Тбилиси, сожгли множество сел. Восставшие были вынуждены укрыться в горах. Убиты около 150 женщин и детей".

Эта информация российской прессы совсем не отражает реальной обстановки и одностороннее обвиняет грузин в варварских действиях против осетинского населения. Грузинские газеты дают этим событиям совершенно противоположную оценку: "Осетины напали на Цхинвали... и после жестоких пыток убили Кецховели... Убиты также Лиашвили, Капанадзе, Козиашвили и др. Осетины набирают сил... Говорят – должны изгнать грузин и поселить на их местах своих... Дошедших до Цхинвали осетин – несколько тысяч, они имеют связь с Северным Кавказом... Беспределом осетин руководит прапорщик Харебов, который вырезал дворянство Горийского уезда".

31 марта 1918 года "Сакартвело" сообщала: "Вчера из Цхинвали вернулся отряд, который был направлен на подавление восстания осетин... Взяв горную местность, наш отряд имел возможность уничтожить села, расположенные у подножья горы, но они не тронули ни одного села"; " В Джаве находились отцы большевиков Филипп Махарадзе, Георгий Чхеидзе, Сихарулидзе и Тер-Акопов... Они как сеть раскинули большевистские организации по всему краю... Распространяли слухи о том, что якобы меньшевики для отвода глаз пригласили турок и немцев выступить против большевиков и не дадут крестьянам ни земли, ни свободы. Они призывали осетин не предавать России и оставаться с ней, тем более, мол, ваши братья - северокавказские осетины остаются в России. Обещали осетинам огромные земли на Северном Кавказе, хлеба и социалистический уклад и порядки".

Такой была объективная реальность. Абхазские и осетинские сепаратистские антиправительственные, пророссийские выступления и эксцессы, конечно, имели антигрузинский характер и создавали опасность независимости Грузии, как, впрочем, и провоцированные большевиками восстания крестьян в Самегрело, Лечхуми, Квемо Картли и других регионах. Чтобы угомонить их, необходимо было применить оружие и силу. В такой ситуации, естественно, имели бы место эксцессы, характерные для гражданской войны.

По инициативе большевиков 23 октября 1919 года осетины начали новое восстание в районе села Роки, которое вскоре же раскинулось на Атени, Меджврисхеви, Окони и другую территорию. В занятых селах осетины объявляли советскую власть и создавали советы крестьянских депутатов. Правительство Грузии подавило и это восстание. Советская историография отражало эти события таким образом, что якобы выступления осетин имели прогрессивный характер, так как ставили целью установление советского режима и захват грузинской земли. Ответ властей был реакционным шагом, потому, что грузинское правительство было социал-демократическим (меньшевистским)...

В ноябре того же года восставшие осетины, которыми руководил начальник штаба Знаур Ядаров, заняли село Хциси, объявили "советскую власть" и избрали совет крестьянских депутатов во главе со Знауром Ядаровым. Естественно, это было инспирировано большевистской Россией, и руководилось краевым комитетом РКП (б) Кавказа. Советская историография и этот акт осетин рассматривала как прогрессивное явление, а защиту грузинской земли грузинскими властями – "буржуазно-меньшевистское" проявление.

По распоряжению правительства Демократической Республики грузинские воинские соединения нанесли противнику поражение. Профессор Г. Тогошвили считает, что грузинские "меньшевики отрицали право негрузин на самоопределение и явно стояли на шовинистической позиции, выражавшейся в притеснении нацменьшинств".

Интересно, на чьей же территории стремились самоопределиться осетины и другие народы? Именно большевистская политика самоопределения на грузинской земле принесла нашему народу столько несчастья... Весной 1920 года осетины предприняли еще одно, более широкомасштабное выступление, которым руководил т.н. революционный комитет (ревком) "Южной Осетии" в составе С. Гаглоева, А. Джатиева и Л. Санакоева.

6 мая 1920 года в селе Роки состоялось заседание военно-революционного совета и местных ответственных работников, на котором было принято решение об установлении советской власти, присоединении к советской России и сообщить об этом правительствам Москвы и Грузии.
И правда, 8 мая 1920 года в селе Роки осетины провозгласили советскую власть, а "советскую Осетию" объявили составной частью РСФСР. Для оказания помощи восставшим с Северной Осетии прибыли осетинские отряды. Грузинское правительство двинуло на восставших осетин свои вооруженные силы под командованием В. Джугели. Первое столкновение между осетинами и грузинскими правительственными войсками произошло 15 мая 1920 года у села Кошки. В связи с этим А. Джатиев сообщал ревкому Южной Осетии следующее: "Близ села Кошки три отряда меньшевиков совершили нападение на сторожевой пост... Грузинское правительство тем самым посягнуло на российскую часть(!). Просим сообщить властям, что мы с сегодняшнего дня находимся на военном положении". Об этом был уведомлен и их покровитель и пособник – правительство советской России...

Продолжение следует...

Использованная литература:
1. У. Блуашвили, Грузино-осетинский конфликт: кто и почему начал его? Тб.: 2005, с.9-10, 14-15
2. Г. Саитидзе, Шалва Амирэджиби – публицист газеты "Сакартвело", Сб. "Вопросы новой и новейшей истории", 2007, №1,с. 38-39
3. К. Ценгуашвили, "Грузинская Вандея" и московская большевистская пресса, 2008, №3, с.8, 196-197
4. Г. Тогошвили, Отношения между грузинским и осетинским народами, Тб.: с. 122
 


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна