RSS
Некоторые вопросы имперской языковой политики России в Абхазии и ее итоги (часть III)
01.07.2010 15:17
Гоги Маисурадзе
Клуб экспертов

Отношение руководителей Грузинской Демократической Республики к абхазскому вопросу в 1918-1921 годы и эксперименты, осуществленные в отношении малочисленны этносов после их эмиграции в годы советской власти

За 4 дня до установления советского режима, 21 февраля 1921 года, законная власть страны успела утвердить первую конституцию Грузии, согласно которой Сухумскому округу (нынешней Абхазии) был присужден статус автономии. Таким образом, российские власти были лишены основания обвинить законную власть в ущемлении прав абхазского народа. Но коммунисты все-таки попытались "превзойти" власти, вынужденные эмигрировать в Европу, и без всякого на то основания создали Абхазскую Советскую Социалистическую Республику, которая до 1931 года реально имела права автономной республики. Созданием Абхазской СССР руководители советской страны подстрекали абхазских сепаратистов и настраивали их против грузинского населения, так как после этого абхазам оставалось сделать один шаг, чтобы полностью отторгнуть регион от Грузии. Оказывается, в кулуарах обсуждался и такой план: генерал Сытин советовал Кремлю присоединить Абхазию к Горской республике Северного Кавказа, которая была автономией РСФСР (см. Гамахариа, Гогиа, 1997: 470-472). Вскоре после этого, в 1931 году Москва понизила статус Абхазской ССР и превратила ее в автономную советскую республику, чем вызвала недовольство теперь уже абхазов. Некоторые сепаратисты и сегодня думают, что в этом виноваты грузины.

Приведем и другие примеры. В 20-е годы XX века во всем Советском Союзе началась массовая кампания за переход языков с вновь созданной письменностью на латинскую графику. Она ставила целью, с одной стороны, отменить арабскую графику (абджад), используемую до этого в языках мусульманских народов и, с другой стороны, прибегнув к тактическому маневру, убедить эти народы в том, что якобы не намереваются их русифицировать. Массовая латинизация алфавитов продолжалась до 1936 года. После этого уже однажды латинизированные языки в массовом порядке были переведены на русскую графику (кириллицу). Процесс латинизации коснулся и абхазского языка: в 1926 году он был переведен на "аналитический алфавит", созданный акад. Марром, а в 1928 году – на унифицированную латинизированную азбуку проф. Н. Яковлева. В 1938 году, когда происходил массовый переход языков с новой письменностью на кириллицу, абхазский язык вместе с распространенным в Грузии осетинским языком в принудительном порядке перевели на грузинскую графику, вместо русской. Естественно, в этих условиях переход абхазского языка на грузинскую графику у масс, которые не были осведомлены о деталях вопроса, создавалось и создается впечатление, что якобы этот акт был запланирован грузинами и ставил целью окончательную ассимиляцию абхазов. Но для специалистов, знающих реальную историю вопроса, вполне ясно, что и это мероприятие было запланировано в Москве во Всесоюзном центральном комитете нового алфавита и под его же наблюдением было осуществлено в Абхазии и Юго-Осетинской автономной области. Этому акту предшествовал указ, принятый в чрезвычайном порядке высшим руководством метрополии в середине 30-х годов. Согласно этому указу, "языки титульных наций автономий и этносов, не имеющих автономии, входящих в состав союзных республик, из латинизированной письменности должны быть переведены на ту же графику, которая лежала в основе языка "титульной нации" соответствующей союзной республики. Исходя из того, что из всех республик СССР отличительную графику имели только грузинский и армянский языки, при русификации алфавитов абхазский язык и южный вариант осетинского языка были переведены на грузинский язык, а в Армении на армянскую графику был переведен курдский язык (подробно: Очерки, 2007: 324-327). Главное состоит в том, что империя довольно ловко сумела вызвать у абхазов недовольство по отношению к грузинам.

Абхазские сепаратисты особенно часто называют еще один факт, который, по их мнению, демонстрирует насилие грузин по отношению к абхазам, выразившееся в том, что якобы в конце 40-х годов грузины закрыли абхазские школы, запретили изучение абхазского языка и насильственно обучали абхазских детей грузинскому языку. Конкретные исторические факты свидетельствуют, что закрыть абхазские школы было просто невозможно, так как такого института, как "абхазская школа", к сожалению, никогда не существовало - ни в период Абхазского княжества, ни в период царизма, да и ни в советскую эпоху, и, что самое непонятное, не существует и сегодня в т.н. независимой Абхазии.

Так, как же можно было отменить то, чего не существовало?! Дело в том, что школа, которая действовала до 40-х годов XX века и действует с 50-х годов по нынешний день, реально является русскоязычной школой с элементами изучения абхазского языка. На первой ступени (1-3 классы) большинство школьных дисциплин изучается на абхазском языке, при этом усиленно изучается русский язык. А на второй и третьей ступени (с 4 класса) все гуманитарные, технические и естественные дисциплины (история, география, ботаника, зоология, алгебра, физика, химия и т.д.) изучаются только на русском языке. Исключение составляют только две дисциплины - абхазский язык и абхазская литература, которые изучаются на абхазском языке. В 1945 году в т.н. абхазских школах не отменялось изучение абхазского языка и абхазской литературы. Грузинский язык лишь занял место русского языка, что было результатом не насилия грузин, а итогом опоздавшего на 7 лет исполнения решения, принятого в 1938 году Организационным бюро ЦК ВКП(б) Советского Союза. В этом постановлении написано: "... необходимо провести реорганизацию особо национальных школ путем их перевода на советские учебники и школьную программу обычного типа, введением обучения на языке соответствующей республики или русском языке" (см.: Очерки, 2007: 327). Так что, и в этом случае обвинения сепаратистов несправедливы. Но империя и на этот раз достигла своей цели: сепаратисты и, к сожалению, не сепаратисты считают, что такой факт, как упразднение абхазской школы, якобы действительно имел место.


Наверное, было бы полезно напомнить нашим абхазским и осетинским оппонентам о событиях 14 апреля 1978 года, когда в Тбилиси и по всей Грузии проходили многочисленные митинги и акции за спасение грузинского языка. Они были организованы патриотическими силами грузинской интеллигенции и студенческой молодежи, и лучшие сыны абхазов и осетин горячо поддержали тогда братский грузинский народ. Из всего того, о чем мы говорили выше, прекрасно явствует, какая перспектива ожидала грузинский язык, если бы не проявленная тогда самоотверженность... Хотя тут же нужно подчеркнуть, что в настоящее время в Абхазии и Цхинвальском регионе грузины как этнос и их родной – грузинский язык испытывают гонения и притеснения со стороны российских оккупантов вследствие "политики", проводимой руководителями сепаратистских властей. На этом фоне особенно огорчает соучастие в этих преступных действиях определенной части абхазской и осетинской интеллигенции, за что рано или поздно придется ответить.
Но на этот раз остановимся на этом и попытаемся ответить на главный вопрос: что принесла абхазскому народу почти двухвековая языковая политика царской России и Советского Союза? (краткие выводы):

Начнем с положительных итогов:
а) несмотря на политические цели этого акта, бесспорно, что создание письменности для абхазского языка имело большое значение;
б) очень большое значение имело издание в 1912 году первых оригинальных рассказов на абхазском языке, чем были заложены основы абхазской художественной литературы. Хотя тут же следует отметить, что российские власти в этом не принимали никакого участия;
г) несомненно, положительным явлением было создание - с момента установления советской власти - соответствующих условий и возможностей для массового получения абхазским населением образования, составление и издание учебников и позднее - открытие абхазского сектора на филологическом факультете Сухумского педагогического института;
д) положительно следует оценить также издание на абхазском языке за счет государства журналов и газет и оригинальной или переведенной литературы различного содержания;
е) значительнейшим событием в жизни абхазского народа было основание абхазского театра, создание абхазской редакции радио и телевидения и т. д.


Но более тяжелы и многочисленны отрицательные результаты, которые принесла абхазскому народу почти 200-летняя имперская языковая политика.
а) абхазский язык, культура и идентичность почти полностью оторвались от грузинского языка, культуры и идентичности, которые не создавали абхазскому народу никакой опасности, так как ни один грузин никогда не планировал ассимиляции абхазов. Зато абхазский язык, культура и идентичность оказались мишенью заранее тщательно спланированной агрессии со стороны русского языка, культуры и идентичности. И если это продлится, то существованию абхазского народа грозит опасность исчезновения, (достаточно лишь вспомнить историю изгнания в XIX в. в Турцию несчастных убыхов руководителями российской империи).

б) т.н. "абхазская школа", которая фактически русская и является мощным оружием русификации, приобщила к системе русского мировоззрения и оторвала от собственных национальных корней много поколений абхазов. Большинство нынешних абхазов не умеет читать на родном языке ни журналов и газет, ни художественной литературы, не слушает радиопередач, не смотрит абхазоязычных телепередач, насмехается над специфическими особенностями собственного языка, не может говорить на абхазском языке по правовым, техническим вопросам и вопросам естествознания и др. Современные абхазы предпочитают писать, читать на русском языке, обсуждать на этом языке ежедневные, бытовые вопросы...;

г) тяжелейшая экономическая ситуация, сложившаяся в Грузии, в том числе и в Абхазии в результате войны 1992-1993 гг., инспирированной российскими спецслужбами по заказу руководства Бориса Ельцина и развязанной преступным окружением Шеварднадзе-Ардзинбы, привела к тому, что в настоящее время в Абхазии насчитывается чуть больше 50-и тысяч абхазов, что таит в себе опасность для будущего самого абхазского народа, абхазского языка и культуры.
д) правда, абхазский язык с 1925 года имеет официальный статус государственного языка, но ни он, ни грузинский язык реально никогда не выполняли функций, наделенных этим статусом. Абхазский язык по сегодняшний день остается непрестижным языком, и он ограниченно используется только моноэтническим социумом. А самая большая опасность таится в том, что этот язык не изучает и не употребляет сама абхазская молодежь. Даже в селах, где, казалось бы, лучше всего должна быть защищена экология языка и ее природная сущность, молодежь должным образом не владеет родным языком и разговаривает на смеси русского и абхазского.
е) это квазигосударство, чью кажущуюся независимость провокационно признала Россия Медведева-Путина, практически никак не заботится о расширении ареала функционирования абхазского языка и повышения его престижа в глазах абхазского населения. Псевдоруководство Багапша не осмеливается и в будущем не осмелится серьезно поработать над решением этого вопроса, так как Москва не разрешит сделать это. Иначе Кремль лишится всего, чего достиг в течение двух веков своей языковой политикой в регионе. К тому же процессы, протекающие на Северном Кавказе, явно указывают на то, что в ближайшем будущем абхазы со всей остротой поставят перед руководством полицейского государства наряду с другими вопросами и вопрос о защите прав родного языка.

Использованная литература:

1. Гванцеладзе Т., Табидзе М., Шерозиа Р. Чантуриа Р. – 2001. Язык богослужения и духовного образования, как средство осуществления русификаторской политики – Сборник "Грузинское наследство", Т.V, Кутаиси, 2001.
2. Гамахариа Д., Гогиа Б. Абхазия – историческая область Грузии (историография, документы и материалы, комментарии). С древнейших времен до 30-х годов XX века. Тбилиси, 1977 (на русском языке)
3. Гамахариа Д., 2005 – Абхазия и православие (I в.-1921 г.) Тбилиси, 2005

4. Очерки, 2007 – Очерки из истории Грузии. Абхазия. С древнейших времен до сегодняшнего дня. Тбилиси. 2007.

5. Силагадзе А., Гурули В. Из истории за неделимость Грузии. Раздел 2. Грузинская партия Тэдо Сахокиа в Абхазии (1895-1904). Тбилиси, 1999.


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна