RSS
России пора прекратить самобичевание
12.07.2010 10:45
Гоча Гварамиа
"Клуб экспертов", эксперт

После того, как глава правительства и де-факто президент России Владимир Путин ответил «Интернационалом» на заявления госсекретаря США Хилари Клинтон, сделанные ею в Тбилиси 5 июля, в российских политических кругах начали активно подпевать первому человеку РФ. Обычно в таких случаях приоритет отдается министерству иностранных дел, сам смысл существования которого - говорить от имени государства во внешнеполитических вопросах. Но тут данное ведомство оказалось на последнем месте в списке прокомментировавших слова Клинтон.

Однако поражает сам текст комментария департамента информации и печати МИД России, в котором - ссылаясь на международное право - российские дипломаты наглядно проиллюстрировали полное незнание и, соответственно, игнорирование этого самого права. Можно сказать, что на Смоленской площади высокели сами себя. Но обо всем по порялку.

В первом же абзаце отмечается, что «в международном праве оккупацией называется временное пребывание войск одного государства на территории другого в условиях состояния войны между ними. При этом власть на оккупированной территории осуществляется военным командованием оккупирующего государства».

Да, именно об этом и говорит международное право. Применимо ли это данное определение к нашим реалиям? Для этого придется задать определенные вопросы и ответить на них:

- Находятся ли Грузия и Россия в состоянии войны?

- Грузия и Россия сегодня официально находятся в состоянии войны. Между двумя государствами разорваны дипломатические отношения. Российские войска находятся на грузинской территории вопреки воле Грузии и не дают ей осуществлять свой суверенитет в захваченных регионах.

- Какие фазы состояния войны существуют?

- Когда два государства находятся в состоянии войны, то существует две фазы этого состояния - активная, когда ведутся боевые действия, и неактивная, когда боевые действия прекращены и ведутся переговоры. Нынешнее состояние дел является именно второй фазой – боевые действия прекращены, действует соглашение о прекращении огня от 12 августа 2008 года и ведутся переговоры о его имплементации, поскольку Москва отказывается выполнять часть взятых на себя обязательств.

- Всегда ли власть на оккупированной территории осуществляется военным командованием оккупирующего государства?

- Военное командование оккупирующего государства не всегда управляет оккупированной территорией. Бывает вполне достаточно поставить у власти своих марионеток. Например, во время Второй мировой войны на оккупированных территориях, которые находились на отдалении от линии фронта, гитлеровское командование набирало управленческие структуры из лояльных местных жителей. Из коллаборантов также набирались местные полицаи, в то время как «арийцы» лишь контролировали и координировали работу марионеточных режимов. Гитлеровцы брали на себя непосредственное управление лишь в прифронтовой зоне. Аналогичной политики придерживался СССР в странах, «освобожденных от капиталистического гнета». Сегодня мы имеем в Абхазии и Цхинвальском регионе практический идентичную ситуацию - она совпадает вплоть до деталей. Местные режимы укомплектованы из лояльных России лиц и управляют оккупированными регионами, за исключением зоны, непосредственно прилегающей к линии оккупации. Там ситуацию полностью контролируют российские военные – вплоть до того, что ограничивают или полностью прекращают присутствие вооруженных коллаборантов на прифронтовой полосе.

В своем комментарии МИД РФ заявляет, что «на территории Грузии нет ни одного российского военнослужащего. В регионе есть российские военные контингенты, но они находятся на территориях Абхазии и Южной Осетии, отделившихся от Грузии в результате развязанной режимом Саакашвили агрессии. При этом в Абхазии и Южной Осетии в полном объеме действуют сформированные демократическим путем собственные законодательные, исполнительные и судебные власти, активно работают политические партии».

Продолжим рассматривать этот шедевр российской дипломатии и правоведения в режиме вопросов и ответов.

- Находятся ли российские войска на территории Грузии?

- Этот вопрос логически связан с другим вопросом: являются ли Абхазия и Цхинвальский регион территориями Грузии? Это оспаривает только Россия – но с позиций силы, а не права, так как никакого правового обоснования абхазской и осетинской независимости Москва до сих пор не предложила. Не предложила потому, что правовых предпосылок для этого нет. Поэтому единственной формальной причиной признания Сухуми и Цхинвали в России названа расплывчатая «необходимость обеспечить безопасность народов Абхазии и Южной Осетии». Причем РФ не в состоянии внятно ответить, кто дал ей право заботиться о «безопасности» народов за пределами своих границ и что имеется в виду под термином «народ». Ведь если официально признать, что народом Москва считает только лояльный России остаток населения данных регионов, то это будет открытой декларацией расизма на государственном уровне. А если назвать народом всю совокупность коренного населения, включая беженцев, то затем придется призвать легитимность выбора большинства этого народа при заведомо известном выборе не в пользу РФ. Возвращаясь к нашему вопросу: международное сообщество не оспаривает принадлежность Абхазии и Цхинвальского региона к Грузии, нигде не принято правовое обоснование считать иначе, а значит - нахождение российских войск на этих территориях означает, что они находятся на территории Грузии.

- Когда произошло отторжение Абхазии и Цхинвальского региона от остальной Грузии?

- Общеизвестно, что Абхазия и Цхинвальский регион «отделились» от Грузии не после августа 2008 года, а в начале 90-х годов прошлого столетия. Произошло это в результате войн, по итогам которых из Абхазии путем этнической чистки (квалификация трех саммитов ОБСЕ) было изгнано почти две трети местного населения (почти 80% - грузины), а в Цхинвальском регионе произошло территориальное размежевание. В частности, сепаратисты контролировали там локально «зачищенные» населенные пункты, включая город Цхинвали, в то время как села с грузинским или смешанным населением остались под контролем правительства Грузии до открытой агрессии России в августе 2008 года. В боевых действиях начала 90-х годов против Грузии участвовали, помимо местных незаконных вооруженных формирований, тысячи наемников и международных террористов из России, отрядам которых беспрепятственно позволялось пересекать границу с Грузией, а также регулярные части российской армии, включая авиацию, флот, десантно-штурмовые отряды и спецподразделения.

- Что представляют из себя «сформированные демократическим путем… власти»?

- Декларации о независимости Абхазии и т.н. «Южной Осетии» принимали непризнанные режимы по итогам «референдумов», в которых приняли участие: в Абхазии – оставшееся меньшинство населения в условиях вооруженного террора сепаратистов; в Цхинвальском регионе – население контролируемой сепаратистами половины территории в условиях все того же террора. Аналогично происходили в оккупированных регионах и все «выборы». Так что о «народным волеизъявлением», которое могло бы придать оттенок легитимности властям в Сухуми и Цхинвали, здесь даже не пахнет.

- Правомерно ли говорить об «агрессии» со стороны «режима Саакашвили»?

- Государство может совершить акт агрессии только против другого государства. До «августовской» войны сама Россия официально признавала Абхазию и Цхинвальский регион территориями Грузии, а также периодически декларировала приверженность к принципам территориальной целостности и суверенитета Грузии. Таким образом, как бы ни трактуя ход боевых действий в августе 2008 года, называть это «агрессией» со стороны Грузии является полным абсурдом. Что не мешает политическому руководству России регулярно повторять этот бред сивой кобылы на самом высоком уровне.

Подробный разбор «августовской» войны выходит за рамки этой статьи. К тому же, об этом уже много сказано и написано. Прмечательно, что Россия до сих пор не объяснила, почему - если, по ее версии, Грузия первой начала боевые действия в Цхинвальском регионе, то:

- Почему на этой территории еще до начала боевых действий находились российские воинские соединения, не предусмотренные мандатом миротворческих сил?

- Почему российские «миротворцы» отказывались пресекать обстрелы и нападения осетинских боевиков на грузинские села в течении недель перед вторжением России, когда гибли как солдаты грузинского миротворческого батальона, так и мирные жители?

- Почему в Цхинвали за несколько дней до войны массово съехались и организованно работали съемочные группы и корреспонденты основных российских СМИ, в то время как других журналистов туда не пускали?

- Почему осетинское население было эвакуировано за несколько дней до «вероломного нападения Грузии на спящий Цхинвал»?

- Почему не обнаружилось никаких доказательств «геноцида осетин» Грузией и российская следственная группа нашла 160 мертвых боевиков вместо «2 000 тысяч мирных жителей», которыми оправдывали агрессию в дни войны президент РФ Дмитрий Медведев и посол РФ в ООН Виталий Чуркин?

- Кто бомбил и разрушил Цхинвали, если видеоматериалы отчетливо засвидетельствовали, как грузинские подразделения вошли в опустевший, но целый город? А когда те же бойцы отступали из Цхинвали с боями, то город уже был в руинах? Грузины сами себя бомбили и вытесняли из Цхинвали?

- Если Россия заступилась за «народ Южной Осетии» в ответ на «агрессию режима Саакашвили», то под каким предлогом захватили российские войска Верхнюю Абхазию и вторглись в регион Самегрело-Земо Сванети – напомним, что речь идет о совсем другом конце страны, где не происходило никаких боевых действий и даже рядовых перестрелок.

- Так кто же агрессор?

Таких вопросов можно задать еще множество, и они – риторические. Большой конфуз, в который влипла Россия со временной оккупацией грузинских территорий, неумолимо ведет ее ко все новым и новым конфузам. Взять, например, все тот же комментарий МИД РФ – в нем правительство Грузии, избранное на демократических выборах, получивших положительные оценки международного сообщества, именуется «режимом Саакашвили». В марионеточные власти, созданные на оккупированных территориях после проведенной этнической чистки и в отсутствии изгнанного большинства населения, названы «сформированными демократическим путем собственными законодательными, исполнительными и судебными властями». В свете всего вышесказанного еще смешнее смотрится попытка оправдать оккупацию тем, что «российские военные контингенты и базы на территориях двух республик размещены на основе двусторонних межгосударственных соглашений в полном соответствии с нормами международного права». С каждым таким заявлением Москва все больше напоминает ту унтер-офицерскую вдову, которая сама себя высекла. Так может, хватит России заниматься самобичеванием и выставлять себя на посмешище?


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна