RSS
Абхазия и "Южная Осетия": Оккупированные территории или независимые государства
15.07.2010 13:52
Симон Киладзе

Несколько дней назад, выступая перед активистами партии "Единая Абхазия", отделившийся от Грузии лидер де-факто властей Абхазии Сергей Багапш сделал заявление, которое звучит примерно так: "Абхазия уже не та, что была до августовских событий 2008 года. Международное признание независимости возлагает на нас большую ответственность. И тут же конкретизирует: "Абхазия должна жить в соответствии с нормами международного права".

Это заявление Сергея Багапша было связано с имущественными спорами между абхазами и русскими, которые чуть было не вызвали дипломатический скандал между Москвой и Сухуми. Дело в том, что в результате незаконных решений местных судов и коррупционных сделок абхазы завладели квартирами русских, проживающими в Абхазии, но по ряду причин временно уехавшими в Россию. Русские, которые, естественно, являются российскими гражданами, обратились за помощью в родные суды и министерство иностранных дел России. Как выясняется, этой проблемой заинтересовались министр Сергей Лавров и сам лидер России Дмитрий Медведев, которые несколько раз потребовали у Багапша справедливого разрешения имущественных тяжб.

В июне нынешнего года на одном из судебных заседаний в Москве адвокат пострадавших русских подчеркнул, что Россия, исходя из практики Европейского суда, несет ответственность за все, что происходит в Абхазии, так как именно Москва обеспечивает существование абхазской власти, помогая ей как в политической, так и в военной, а также экономической сферах. Между прочим, Европейский суд возложил на Россию ответственность в связи с нарушением прав человека в Приднестровской Молдавской Республике. Подобное решение было принято и в отношении Турецкой Республики Северного Кипра – в этот раз ответственность была возложена на Турцию. В обоих случаях дело касалось возвращения имущества (домов, квартир, земли и т.д.).

Как видно, судебные процессы в Москве и усилия министерства иностранных дел России дали определенный результат: в Сухуми постановили о создании абхазо-российской комиссии, которая персонально рассмотрит вопрос по каждому из пострадавших. А Сергей Багапш поставил вопрос о предоставлении всем пострадавшим новых квартир в тех многоэтажных домах, которые будут выстроены специально для этой категории граждан.

Так или иначе, но российские истцы оказались крайне недовольны таким вердиктом. Опять пошли жалобы: мол, абхазская Фемида не защищает права людей, а нарушает их, а абхазские судьи погрязли в коррупции.

Конечно, этот вопрос актуален и важен для тех граждан Грузии, которые вот уже 20 лет живут в изгнании, ведь он касается и судьбы их имущества. Конечно, разница в статусе пострадавших русских и грузинских беженцев велика, но то, что имущество должно быть возвращено всем независимости от национальной принадлежности - это аксиома. Как известно, возвращение имущества беженцам из Абхазии и обязательность реституции ущерба предусмотрены 4 пунктом меморандума, оформленного между грузинской и абхазской сторонами еще 30 ноября 1993 года в Женеве.

Кроме того, действует ряд международных конвенций международного частного и гуманитарного права (напр., Конвенция о статусе беженцев 1951 года, Европейская Конвенция по правам человека 1950 года, Конвенция ООН 1974 года и т.д.).

Вообще, проблематика имущественных споров довольно хорошо знакома грузинской стороне, для беженцев из Абхазии (Цхинвальского региона), поэтому мы не станем рассматривать этот вопрос детально.
Для нас представляет интерес прямой смысл заявления Сергея Багапша – лидер абхазских сецессионистов подчеркивает: Абхазия – независимое государство и должно жить согласно нормам международного права.

А нормы международного права, как известно, касаются не только имущественных споров.

Нормы международного права возлагают на государство - если оно действительно является субъектом международного права - множество обязанностей и ответственность, что выражается в подписании двусторонних и многосторонних договоров с зарубежными государствами и их выполнении. Тот же принцип действует и для членов международных организаций – государство, как субъект международного права и член той или иной международной организации (скажем, ООН, ОБСЕ и т.д.), обязано подчиниться требованиям устава этой организации.

Власти Абхазии и "Южной Осетии" не считаются ни с одним из принципов, ни с одним из норм, ни с одним из требований международных организаций, ни с одной из резолюций. И это факт. Причина же проста - они не являются независимыми государствами, и исходя из этого, уровень их ответственности очень низок.

Такое поведение не является цивилизованным поведением независимого государства, в их основе лежит безнаказанность, обусловленная надеждой на кого-то и поддержкой со стороны.

Именно поэтому констатация Сергеем Багапшем независимости Абхазии и защиты норм международного права выглядят довольно сомнительно. Явно, что за фасадной, фальшивой независимостью скрыта истинная картина – полной зависимости от России. А если говорить более понятно, то в Абхазии и Цхинвальском регионе действует российский оккупационный режим, а самозваные республики являются определенным выражением квазигосударства.
Не исключено, что какому-нибудь абхазскому, осетинскому или русскому читателю такая точка зрения будет неприятна.

Давайте, для выяснения терминов и положений обратимся к теории и практике международного права: что означает оккупация, каковы критерии, которые позволяют ее зафиксировать, каковы международно-правовые механизмы признания, и, под конец, – являются ли Абхазия и "Южная Осетия" субъектами международного права?

Оккупированные территории или субъекты международного права?

В современном международном праве дано довольно четкое объяснение понятия "оккупация" и обстоятельств, связанных с ним. Оккупация (латин. – "захват") временное занятие чужой территории вооруженными силами какой-либо страны, которая им не принадлежит. Оккупационный режим определен Женевскими Конвенциями 1899, 1907 и 1949 годов. Значительнейшими характеристиками оккупации эксперты считают существование государства–агрессора и государства-жертвы, что вызвано произошедшим между ними военным конфликтом, войной. Во время оккупации на территории государства – жертвы расположены вооруженные силы государства – противника (агрессора), которые активно вмешиваются в дело управления и контроля занятой территории. Во время оккупационного режима государство-агрессор, чтобы замаскировать свои агрессивные намерения, часто создает местные "правительства", хотя их статус призрачен и символичен.

Является ли Грузия государством–жертвой агрессии России? Конечно, да:
а) отдельные боевые подразделения вооруженных сил России были введены на территорию Грузии – в Абхазию - еще в 1992 году. Правда, позднее их сменили т.н. миротворческие силы, но фактически они все-таки выполняли оккупационные функции. Несанкционированное дополнительное введение российских войск в Абхазию в 2007-2008 гг. резко понизило уровень безопасности региона и окончательно вызвало эскалацию противостояния;

б) почти то же самое повторилось и в "Южной Осетии": в трехсторонних миротворческих силах, дислоцированных в Цхинвальском регионе, правда, был и грузинский контингент, но российская армия всегда доминировала. В августе 2008 года в результате войны, произошедшей на территории Грузии, окончательно подтвердилось: Россия, согласно международному праву, является государством - классическим агрессором и оккупантом, а Грузия – государством-жертвой.
Сегодня, после черных дней августа 2008, мы, грузины, Абхазию и "Южную Осетию" называем территориями, оккупированными Россией. Россия же – называет их независимыми государствами, а Запад... Правда, отколовшиеся сецессионные регионы Запад по-прежнему считает юридически в составе Грузии, но иногда он лавирует, казалось бы, проявляет нерешительность, не проявляет жесткости, предпринимая конкретные шаги... Действительно, положительные процессы, наметившиеся в последнее время в этом вопросе, стоит лишь приветствовать. И с этой точки зрения, можно сказать, произошел "прорыв": сначала пресс-службы Белого дома, затем госсекретарь Хиллари Клинтон во время визита в Тбилиси назвали грузинские регионы - Абхазию и "Южную Осетию" территориями, оккупированными Россией. Но, к сожалению, подобного не сделал Европарламент, когда этот термин исчез из окончательной версии принятой резолюции.

Но если учесть светлые и темные стороны международной политики, то такая позиция вполне понятна – Европу в большей степени заботят собственные интересы, чем положение Грузии.

Что это, двойная политика? Да, это так. Европейские государства –"тяжеловесы" сочувствуют Грузии, выражают "тревогу", поддерживают на словах, но избегают принимать санкции против Кремля. Лидеры Франции, Германии, Италии и других западных стран считают тандем Путин-Медведев дружественным себе... А Москва прекрасно чувствует себя в этой ситуации. Что поделаешь, Россия пока что очень нужна и европейцам, и американцам. Давайте вспомним, как сказал об этом Барак Обама на пресс-конференции с Дмитрием Медведевым в Вашингтоне: "Правда, у наших стран по-прежнему различные точки зрения по определенным проблемам, например, как ситуация в Грузии. Мы откровенно говорили о разных подходах, но должны идти вперед в тех сферах, по которым наши точки зрения совпадают... Я увидел в президенте Медведеве солидного и надежного партнера". Возможно, Барак Обама проявил политкорректность и не стал называть своего российского коллегу прямо, всенародно "оккупантом", но, несмотря на такой лояльно-примиренческий фон политической "перегрузки", не станем терять надежды на то, что вышеупомянутый начатый прорыв станет динамичным и необратимым.

Может, наступит то время, когда Белый дом пригрозит Кремлю за Грузию санкциями и заставит вернуться в свою берлогу вышедшего из спячки русского медведя.

Такова реальность, такова дипломатия нашего времени. Двойной стандарт в международной политике всегда был, есть и будет. А если говорить откровенно, то, наверное, не исключено, что при необходимости, в определенной ситуации и мы можем обратиться к двойному стандарту в политике, но тщательно соблюдая при этом осторожность. Бескорыстные действия, благотворительность и меценатство - довольно редкие явления в дипломатии. Может, мы и не замечаем, но за каждым, казалось бы, добрым тактическим шагом скрыта далеко идущая прагматическая стратегия.

Но давайте вернемся к вопросу правосубъектности Абхазии и "Южной Осетии".

В международном публичном праве существуют две теории признания государства: декларативное и конститутивное признание.

Согласно декларативной теории, государство является суверенным в том случае, если оно удовлетворяет следующим критериям: а) имеет постоянное население; б) имеет определенную территорию; г) имеет правительство; д) имеет способность к вступлению в отношения с другими государствами. Как видим, в критериях государственности вообще не упомянуто, что вновь созданное государство должны признать уже существующие другие государства. Более того, в третьей статье Конвенции прямо написано: "Политическое существование государства не зависит от того, признает его или нет другое государство".

Декларативная теория основывается на Конвенции, подписанной на 7-ой панамериканской конференции в Монтевидео в 1933 году. Интересен тот факт, что "Конвенцию Монтевидео" тогда подписали 18 государств Северной и Южной Америки, в том числе и США.

Сегодня эксперты считают критерии декларированной теории недостаточными. Соответственно, "Конвенция Монтевидео" устарела, и ее почти никто не использует в практике международных отношений, конкретно – во время признания независимости того или иного государства.

Согласно конститутивной теории признания, несмотря на то, что у государства есть население и правительство, оно имеет территорию и желание установить связь с другими государствами, оно может стать субъектом международного права, если его независимость признают другие государства.

В международной политике нынешнего времени во время признания независимости какого-либо государства, т.е. когда оно становится субъектом международного права, применяют именно принцип конститутивной теории.

На первый взгляд кажется, что правовое положение Абхазии и "Южной Осетии", желающих отколоться от Грузии, удовлетворяет требованиям конститутивной теории, но это только кажется.

Давайте обсудим. Если абсолютное большинство государств мира - 188 членов ООН из 192 - считают оба "непокорных" региона частью Грузии, если они оккупированы иностранным государством и их "независимость" зиждется на штыках иностранного государства (России), если эту их "независимость" "признали" только государство-оккупант (Россия) и три далеких государства одиозных, взяточнических и диктаторских режимов (Никарагуа, Венесуэла, Науру) – то можно ли в подобной ситуации считать Абхазию и "Южную Осетию" субъектами международного права? Конечно же, нет.

Недоразвитые государства


История дипломатии сохранила нам много фактов создания и признания недоразвитых государств в период оккупации: например: в 1941 году после вторжения войск Третьего рейха в Югославское королевство и его оккупации немецкие оккупанты способствовали созданию усташского государства Хорватия и признанию его субъектом международного права. Германия вынудила свои сателлиты – Италию, Японию и др. установить дипломатическую связь с оккупированной якобы независимой частью Югославии. Но так продлилось только четыре года. Примерно такая же ситуация повторилась в китайской провинции Манджурии, когда в 1933 году ее оккупировала Япония и создала независимое государство Манджоу-Го. Интересен тот факт, что Манджоу-Го признали 23 из 80 государств того периода, в том числе, и Советский Союз. Несмотря на солидное количество желающих признать это государство, в 1945 году Манджоу-Го исчезло с политической карты мира – была возвращена Китаю.

Вспомним кипрский прецедент, когда в 1974 году Турция под предлогом защиты от греков своих соотечественников высадила на остров свои войска, оккупировала его северную часть, затем способствовала объявлению независимости "Турецкой Республики Северного Кипра", а в 1983 году – установлению с ней дипломатических отношений. Сегодня в Анкаре открыты консульство и посольство "Турецкой Республики Северного Кипра", а в Лефкосии (Никосии - турецкой части столицы Кипра) – турецкого посольства, к тому же там находится многотысячный контингент турецких оккупационных войск, дислоцированных на военной базе. Ошибка руководителей Турции, допущенная ими в 1983 году, и сегодня создает Анкаре определенные проблемы. Реджепу Эрдогану довольно часто напоминают, что его руководство незаконно и поддерживает сепаратистов Северного Кипра в нарушение норм международного права.

Вместо заключения

Перечисленные и рассмотренные выше примеры дают возможность сказать, что государственность, "независимость" Абхазии и "Южной Осетии", их правосубъектность – эфемерны, и то, как долго они просуществуют, зависит только от международно-политической конъюнктуры. Если говорить на медицинском языке, жизнь сухумского и цхинвальского режимов, быть может, еще можно будет продлить на несколько лет с помощью искусственного дыхания и других питательных инъекций, но летальный исход все-таки неизбежен.
 


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна