RSS
Русская колонизация в Абхазии
31.08.2010 14:10
Гоги Майсурадзе
"Клуб экспертов"

Во второй половине XIX века имперские власти России активно приступили к освоению и колонизации исторических земель Грузии. По нашему мнению, абхазские и русские авторы в своих «трудах» намеренно или ненамеренно отражают этот процесс необъективно или в совершенно искаженном виде. Они считают, что якобы именно в этот период грузины «захватили» Абхазию, «вторглись» в этот регион и якобы именно это обусловило изменение демографической ситуации в пользу грузин: (Г. Дзидзария, С. Лакоба, Х. Бгажба). В действительности, в отмеченный период Россия основала в Абхазии более 35-и сел для русских и других русскоязычных народов. Этого было вполне достаточно для полного освоения и русификации маленького региона. Многочисленные архивные материалы свидетельствуют и о том, как необоснованно преследовали русские чиновники грузин в Абхазии и даже не учитывали их в проекте колонизации.
Ярким выражением истинных целей российской колонизаторской политики является отношение российской администрации к грузинскому населению села Парнаути Сухумского района. Нарушение их гражданских прав явно служило проведению «российских интересов» в Причерноморье. Т.н. «парнаутское дело» нашло отражение не только в грузинской, но и в русской прессе того времени и вызвало большие отклики. Из них явствует, насколько несправедливым было решение правящих кругов и правительства России того времени по отношению к крестьянам села Парнаути.

О событиях, произошедших в селе Парнаути, свидетельствуют многочисленные фактические материалы, из которых видно, что события развивались следующим образом: в 60-70 гг. XIX в. население этого села почти полностью стало жертвой мухаджирства. Это опустевшее от жителей место почти опустело и обезлюдело. Несмотря на то, что село находилось в 11 километрах от Сухуми, эта местность никого не привлекала: земля так одичала, запустела и заросла сорной травой, что в то время мало у кого нашлось бы средств и возможностей, чтобы обработать ее, возвратить ей хозяйственную функцию. Именно по этой причине русские крестьяне-колонисты отказались поселиться в Парнаути. Поселиться на этой земле отказались также и жители центральных губерний империи, организованно привезенные в этот регион, которым было предложено поселиться здесь безвозмездно. Не захотели перебраться сюда и те русские крестьяне, которые поселились в Абхазии еще раньше.[17:57:50] Medea: После всего этого Сухумское лесное хозяйство передало эту землю в т.н. аренду грузинским крестьянам, прибывшим в основном из Зугдидского и Сенакского уездов. Им было обещано, что аренда будет длительной. Хотя, следует отметить, что если русским крестьянам эту землю предлагали бесплатно, то с грузин брали 6 рублей за каждую десятину. Грузины платили также за крупный рогатый скот - 40 копеек в год за каждую скотину. Грузинские крестьяне сами закупили орудие для обработки земли, когда русским переселенцам его предоставляли бесплатно.

Новым поселенцам села Парнаути пришлось пройти сложный путь, проявить большую волю и потратить большую энергию в единоборстве с дикой природой. Тогдашняя пресса в один голос отмечала, что именно благодаря тяжелому труду этих людей совершенно неплодородная, запустелая и поросшая сорняком земля своими цветущими садами с плодовыми деревьями и воноградниками превратилась в одно из избранных мест в окрестностях Сухуми. Люди, оформившие с жителями Парнаути договор об аренде, были русской национальности и представителями русских властей. Как впоследствии выяснилось, арендаторы их обманули, дали возможность обработать землю, превратить это дикое место в цветущий сад, а затем решили создать здесь русское село. Более того, жителей Парнаути к тому же еще окрестили «захватчиками», самовольно вторгшимися на эту землю. Основное население местности поселилось здесь два, а то и три десятка лет тому назад, но среди них были и довольно поздние поселенцы, которых считали новоселами. И правительство хорошо воспользовалось этим обстоятельством: именно этим объяснило незаконные действия чиновников по отношению к жителям Парнаути. На самом же деле «виновность» жителей Парнаути исходила из их национальной принадлежности – грузинской.

В документе, составленном начальником управления по делам переселенцев на Кавказ и затем отправленном в вышестоящие инстанции, они упоминались как насильники и люди, незаконно вторгшиеся в эту местность. Согласно тому же документу, многие грузинские крестьяне, поселившиеся в Парнаути, получили землю от частного владельца, что осложняло дело властям, к тому же границы между частными и казенными землями была нечеткими. Осуществление проекта властей затягивалось, в чем обвиняли грузинских крестьян, и власти посчитали, что необходимо обязательно выселить их, так как якобы этой земли не хватало для русских переселенцев. Выселению подлежали и арендовщики, поселившиеся в Парнаути сравнительно позднее. (1, стр.75).

Русские чиновники хорошо понимали, что это был очень точкий вопрос, рискованный со стороны властей, поэтому они осуществили свой план в политический удобный период, во время свирепствования реакции, последовавшей за жестоким подавлением революции. Председатель управления по делам переселенцев писал наместнику и том, что из-за нехватки земли 95 абхазских семей в Эшерах находятся в тяжелом положении и если мегрелам узаконят землю в Парнаути, то удовлетворить этих крестьян станет невозможно. Несмотря на то, что русский чиновник в данном случае называет эту причину, в других документах он говорил только о расселении в Парнаути русских переселенцев. (2, лист 7).
Парнаусткие крестьяне и не думали, что дело так осложнится, как видно, они надеялись, что смогут узаконить свои благоустроенные участки за определенную цену. Сначала они писали просьбы, жалобы и объяснения через своих представителей, надеялись на то, что добьются справедливости, но обманулись. Кого только не привлекли они, чтобы решить эту проблему – грузинских депутатов русской думы, госсовет, местную и петербуржскую прессу, большая часть которой сочувствовала им, была на их стороне. Но для русских чиновников-колониалистов это не было решающим фактором, с которым следовало бы считаться, но, тем не менее, они не были к этому вопросу хладнокровны. Это видно из того, что канцелярия управления по делам переселенцев пунктуально посылала наместнику царя выдержки из газет, в которых были напечатаны письма парнаутских крестьян.

В телеграмме, направленной царскому наместнику, грузинский депутат российской думы Прокофий Шервашидзе выразил протест по поводу незаконного выселения из Парнаути 45-и мегрельских семей и создания на месте их проживания села для русских переселенцев (4, лист 27).

Русский шовинизм проявился и в том, что ни в одном документе жителей Парнаути не упоминали как грузин, их называли мегрелами. Имперский девиз «разделяй и властвуй» проявился в том, что грузинский народ русские чиновники разделили на сванов, имеретинцев, мегрел, тушин, хевсур, рачинцев и т.д. Жителей Парнаути называли грузинами только в одной демократической русской газете «Новая речь». О парнаутских крестьянах писали и другие русские газеты: «Голос Кавказа» (№971, 1909), «Закавказье» (№242), «Речь», «Баку», «Каспий» и др. Основная мысль статей, напечатанных в этих газетах, почти одинакова: все казенные земли в Закавказье принадлежат русским переселенцам, и туземцы не могут посягать на нее. Таков был подход русской прессы (за некоторым исключением) к колонизации Кавказа.

Очень остро освещала этот вопрос грузинская демократическая пресса. Несмотря на ужасную цензуру в условиях реакции, последовавшей за первой революцией, грузинские публицисты умудрялись бороться с беззаконием, уличали царских чиновников и колониальный режим. Закрывались газеты, наказывали редакторов и смелых публицистов, но статьи все равно писались.

Газета «Голос Кавказа», в отличие от кавказских русскоязычных газет, разделяла точку зрения русской реакционной прессы и оценивала парнаутское дело с позиции правительства: критиковала прессу, выступавшую в защиту парнаутских крестьян, и грузинских крестьян, у которых отняли все, называла захватчиками. И заголовок статьи был соответствующий - «Парнаутский захват»…

Что касается аргументов «Голоса Кавказа», касающихся Парнаути и изгнанных оттуда крестьян, то они следующие: «Посление Парнаути в Сухумском уезде вообще не существует, и те грузинские газеты, которые пишут о таком селе, лгут. Это лесной дачный поселок, который был предусмотрен для русских крестьян – переселенцев 90-х годов, а их захватили мегрелы, прибывшие из Кутаисской губернии в Сухумский округ - сначала взяли в аренду, а затем самовольно поселились здесь». В газете речь идет о захвате мегрелами земель коренного абхазского населения. В то время как абхазы вообще не были предусмотрены в правительственных планах, была сказана следующая фраза: «Обязаностью российских властей является защита абхазов от нашествия мегрелов, результаты которого могут быть очень неприятны» (8, лист 120). Вот вам и проявление наглости русского империализма, который всеми путями осуществляет оккупацию Абхазии, «защищает» абхазов от грузинского «захвата»…

То, как русские чиновники благоволили к абхазам на их собственной родине, видно из множества документов. В выдержке из доклада генерал-губернатора Кутаиси Д. Святополка - Мирского по поводу выселения абхазов и колонизации Абхазии, датированного 1864 годом, говорится, что единственный радикальный путь, который снимет всякую опасность со стороны Сухумского отдела, - это выселение жителей Абхазии в Османскую империю. Если часть абхазов пожелает уйти в Турцию, - пишет он,- мы не должны воспрепятствовать им в этом. Д. Святополк-Мирской пишет, что можно приступать к колонизации Абхазии, поселив здесь казаков, овладение обоими берегами реки Бзыбь даст возможность именно отсюда начать заселение Абхазии русским населением.

Один из наместников Кавказа Баратынский, 1861 год: “Избавить Кавказское плоскогорье от населения ... и открыть этим самым прекрасные и плодородные места для казачьего поселения”. Эту мысль он повторял и после окончания Кавказской войны в письмах императору Александру II.

Подобных материалов можно привести множество.

Что касается жителей села Парнаути, то русские чиновники часть выселенных из него грузин, примерно около 30 семей, поселили в ущелье в верхней части реки Кодори (12, лист 216).

История села Парнаути является четким выражением русской колониальной политики в Абхазии, в ней нашли отражение гонения имперских властей против абхазского и грузинского населения и процесс заселения этого края русскими. Эта история отражает методы, какими Россия пыталась денационализировать Абхазию и полностью ассимилировать ее с имперским пространством.

Статья составлена на основе труда доктора исторических наук, главного научного сотрудника Института истории и этнологии им. И. Джавахишвили Додо Чумбуридзе.

Использованные источники:
1. ЦГАГ, фонд 231, опись 1, дело 417
2. ЦГАГ, фонд 242, опись 1, дело 260
3. ЦГАГ, фонд 242, опись 1, дело 266
4. ЦГАГ, фонд 242, опись 1, дело 266
5. ЦГАГ, фонд 242, опись 1, дело 266
6. ЦГАГ, фонд 242, опись 1, дело 266
7. ЦГАГ, фонд 242, опись 1, дело 266
8. ЦГАГ, фонд 242, опись 1, дело 266
9. ЦГАГ, фонд 242, опись 1, дело 266
10. ЦГАГ, фонд 242, опись 1, дело 266
11. ЦГАГ, фонд 242, опись 1, дело 259
12. ЦГАГ, фонд 242, опись 1, дело 259
 


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна