RSS
Растаял ли лед в сердцах русских, и что упустил из виду Кремль
09.09.2010 12:42
Натия Вердзеули
"Грузинское слово"

Если т.н. Южная Осетия покорно без слов подчиняется приказам из России, то в Абхазии уже давно поняли, что их независимость эфемерна и в перспективе ничего хорошего ожидать не следует. Как заявил президент «Клуба экспертов», экс-министр госбезопасности Абхазии генерал-майор Леван Кикнадзе в беседе с корр. издания «Картули ситква», в выходящих в Абхазии газетах увеличилось число статей, выражающих протест, в которых журналисты открыто говорят об этом. Молчит оказавшаяся в тени интеллигенция, по-видимому, именно таким образом выражая свой протест.

- В последнее время российско-абхазские отношения достигли напряженности, имею в виду известные заявления Шамбы. По Вашей информации, каково положение в оккупированной Абхазии, и насколько сильно то крыло абхазов, которое пытается спастись от России?

- Напряженность в российско-абхазских отношениях и ее предполагаемый рост обозначились еще тогда, когда сепаратистский режим Багапша согласился оформить с Россией кабальные соглашения. Если они полноценно заработают, то это станет концом т.н. независимости.

И давайте не станем обольщаться и думать, что какое-либо заявление какого-либо чиновника из окружения Багапша, пусть даже известное заявление Сергея Шамбы, имеет какое-либо отношение к созданию этой напряженности. Шамба уже сформировавшийся политик, к тому же довольно тонкий, и он прекрасно знает что говорить, чтобы не обидеть Москву. Хотя, возможно, что он думает совсем наоборот. Что касается главного оппозиционера марионеточного режима генерала ФСБ и фаворита Путина Рауля Хаджимбы, то его активность и заявления о том, что якобы правящий режим способствует созданию напряженности в российско-абхазских отношениях, обусловлены стремлением утвердить имидж непримиримого оппозиционера. Он тоже хорошо знает, что это его оппозиционерство очерчено строгими рамками и Кремль не даст ему вольничать.

После того, как эйфория от «независмимости» угасла и в Абхазии прошли т.н. президентские выборы, Россия начала оккупацию Абхазии по всем направлениям, и ее имперские амбиции стали проявляться все явственней. Часть прагматично мыслящей абхазской интеллигенции оказалась на перепутье. В издающихся в Абхазии газетах возросло число статей, в которых выражается протест. Их авторы открыто говорят о призрачной, эфемерной независимости. Если журналисты робко и со страхом, но так или иначе все-таки говорят о незавидном будущем абхазского народа, то оказавшаяся в тени и охваченная испугом интеллигенция пока молчит, хотя выраженная молчанием настроенность на протест очевидна, и в различных слоях общества время от времени в различной форме все- таки проявляются тенденции к его усилению.

- Распространилась информация, что Россия намерена переселить пострадавших во время пожара людей в Абхазию. Насколько это реально в условиях, когда этническим русским в Абхазии отказывают в узаконивании квартир, принадлежавшим им до грузино-абхазского конфликта? Какая опасность грозит Абхазии, если это все-таки произойдет?

- Наверное, слух о переселении в Абхазию пострадавших во время пожара россиян связан с тем, что в Абхазию на отдых привезли детей из пострадавших семей. Об этом пока ничего неизвестно. Что касается опасности, то опасности и без того больше чем достаточно. Сегодня ни для кого не секрет, что наилучшими курортными местами в Абхазии завладевают россияне. Правда, действующее в Абхазии законодательство запрещает продажу недвижимого имущества гражданам другой страны, но Багапш пообещал решить этот вопрос и внести в закон соответствующие изменения. Поэтому переоформление недвижимого имущества на российских граждан остается только вопросом времени. Хотя интересно, какого рода изменения намерены внести в закон сепаратисты, чтобы под «российскими гражданами» не подразумевались грузины?
Как известно, формулировка «восстановление имущественных прав российских граждан», вошедшая в концепцию, разработанную совместной российско-абхазской комиссией, вызвала большие страсти и страх перед возможным возвращением грузинских беженцев, так как в данном случае под гражданами России, естественно, подразумевались и грузинские беженцы, принявшие российское гражданство. Это еще раз убедило нас в том, что образ врага-грузина пока еще имеет большое влияние на население Абхазии.

- Представитель министерства иностранных дел Нестеренко заявил, что руководство Грузии целенаправленно притесняет тех людей, которые в последнее время предприняли поездку в Абхазию и Южную Осетию. Как, по-Вашему, чему служат подобные заявления со стороны России?

- Пусть господин Нестеренко не забывает, что в Абхазии и Цхинвальском регионе действует оккупационный режим, который активно вмешивается в управление и контроль над занятой территорией. Оккупация (лат. «захват») – означает временное занятие вооруженными силами какого-либо государства чужой территории. Поэтому, лучше было бы этому господину говорить о тех многочисленных преступлениях, которые Кремль совершил против Грузии. О них свидетельствует новейшая история, история последних 20-лет. Поэтому это абсурдное заявление Нестеренко даже не стоит комментировать. Разве имеет кто-либо право без разрешения грузинских властей войти на территорию, которая является неотъемлемой частью Грузии?! Это будет незаконным пересечением границ Грузии при любых обстоятельствах, и по действующему законодательству это действие наказуемо. А подобные заявления со стороны России служат единственной цели – ввести в заблуждение международное содружество, показать какие мы, грузины, плохие и как нарушаем права человека.

- Социологический опрос, проведенный в России, показал, что число сторонников независимости Абхазии и Южной Осетии сократилось. Чем это было вызвано, и что упустил из виду Кремль?

-По-моему, сокращение числа сторонников независимости Абхазии и Южной Осетии больше говорит о падении рейтинга тандема Медведева-Путина, чем о том, что лед в сердцах россиян растаял, и они повернулись к нам лицом. Падение рейтинга само по себе означает рост недоверия и, конечно, в первую очередь, недоверия к проводимой ими политике. Следует отметить, что мы не так уж плохо выглядим в информационной войне, и все это вместе взятое, и что самое главное, наша правда, доведенная до очень малой (следует это признать) части населения России, вызвало сокращение числа сторонников независимости Абхазии и Южной Осетии.

- Каковы Ваши прогнозы с учетом всего этого? Как будут развиваться события в Абхазии, сможет ли часть этнических абхазов открыто выразить свой протест?

- Я уверен, что это кажущееся спокойствие не будет долгим. Надежду вселяют акции протеста прагматично мыслящей абхазской интеллигенции, имевшие место в Абхазии еще в 1999 году. О том, до чего довела абхазов политика Ардзинбы, в 1999- 2000 гг. впервые всенародно заговорил известный абхазский политик бывший вице-председатель сепаратистской организации «Айдгылара» Зураб Ачба. Он открыто критиковал Ардзинбу и политику российского руководства, но в то же время он не стеснялся критиковать и грузинское руководство. В своих выступлениях Ачба говорил, что Россия способствовала личной конфронтации Ардзинба с Тбилиси. Ачба был уверен, и говорил об этом во всеуслышание, что у абхазского народа, если он не найдет общего языка с грузинской стороной, нет никакого будущего. Он также допускал возвращение всех беженцев на территорию всей Абхазии на определенных условиях, против чего по выдуманным причинам выступали и выступают другие лидеры сепаратистов. Этой смелости Зурабу Ачба тогда не простили, и в 2000 году он был убит в Сухуми. Но остались его единомышленники, которые считают, что можно было избежать кровопролития и найти общий язык с Тбилиси.

Я уверен, что наступит время и абхазский народ честно оценит губительные результаты политики не только Ардзинбы, но и тех, кто в той или иной форме продолжает его политику.

- В последнее время в связи с беженцами поднят большой ажиотаж. Власти заявляют, что вопрос абхазских беженцев уже решен, и ведомство под руководством Субелиани лишь занято улучшением условий их жизни. Оправдано ли выселение беженцев из столицы?

- Вопрос беженцев очень болезненный, и любой, кто соприкасается с ним, обязан уважать их честь и достоинство, которые и без того задеты, оскорблены на этом долгом, нескончаемом пути беженства. В первую очередь, пусть никто не забывает, что они не по своей воле покинули свои очаги, у большинства из них не зажили - и никогда не заживут- раны от потерь - сыновей, мужей, родителей или близких родственников,. Многие из них в надежде на возвращение в Абхазию свыклись с невыносимым бытом. У нормального человека сердце разорвется при виде условий жизни беженцев в некоторых местах компактного заселения. И что бы ни сделали для них власти, пусть не ждут от них слов благодарности и дифирамбов в свой адрес. Эти люди по сегодняшний день существуют надеждой на то, что вернутся к былому образу жизни, вернутся в родные дома, к соседям, друзьям, могилам близких, морю, и не дай Бог им потерять эту надежду.
Теперь о том, что касается вопроса расселения беженцев в различных районах Грузии.

Сегодня уже хорошо видны ошибки, допущенные властями уже тогда, когда начался процесс хаотичного заселения беженцев. Конечно, тогда трудно было говорить о каком-либо планомерном расселении беженцев, ведь они шли из Абхазии несколькими потоками. После падения Гагры пришлось решать проблему расселения десятков тысяч беженцев, падение Сухуми увеличило их число до трехсот тысяч. Не стоит забывать и гальские события 1998 года, в результате которых число беженцев увеличилось еще до тридцати тысяч, большинство из которых расселили в Тбилиси.

Ничто не мешало властям принять решение чуть позже, осуществить перепись вынужденно переселенных лиц, и беженцев, проживавших в селах Абхазии, перераспределить их в различные районы и села Грузии, беженцев – городских жителей – в различные города Грузии. Понимаю, что проведение таких мероприятий было связано со многими трудностями, но ясно, что сегодня мы не оказались бы в такой сложной ситуации. В результате, у нас в Тбилиси уже проживает большое количество адаптированных к городским условиям беженцев, которые в результате огромного труда и мучений так или иначе устроили свою жизнь, привыкли к местным условиям. Пусть никто не забывает и о том, что прошли 17 лет, выросло новое поколение, многие из них учатся в вузах и работают в различных местах. А их вынуждают жить в деревне, что для них означает стать беженцем во второй раз.

Я хорошо понимаю, что среди упомянутой категории беженцев есть и такие, кто получил денежную компенсацию и незаконно занял другую жилплощадь. К сожалению, имели место факты, когда определенная категория беженцев захватывала государственную площадь и ее перепродавала ее. Это даже стало для них «ремеслом». Что поделаешь, среди беженцев из Абхазии есть и непорядочные люди.

Исходя из этого, к каждому беженцу нужен конкретный подход, чем и должны быть заняты соответствующие структуры, имею в виду министерство по беженцам и легитимные власти Абхазии. Уверен, что если бы они компетентно изучили этот вопрос и сделали бы соответствующие выводы, то такого шума и ажиотажа не возникло бы.


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна