RSS
Абхазский сепаратизм зародился в лабиринтах КГБ. Часть IV
27.09.2010 13:29
Клуб экспертов

(Продолжение. См. части I, II, III)

«Клуб экспертов» особо отмечал в своих публикациях, что со дня объявления независимости Грузии - после того, как Грузия четко обозначила вектор своего развития в сторону западных ценностей - Кремль всеми имеющимися у него силами и методами пытался сохранить влияние на нашу страну. Это подтверждает последующее развитие событий и анализ материалов, отражающих деятельность российских спецслужб. Начнем с того, что, исходя из ситуации, сложившейся после распада Советского Союза, спецслужбы СССР, курировавшие грузинское направление, были реорганизованы, в результате чего был создан единый Центр. Для своевременного реагирования на происходящие в Грузии процессы и оказания на них желаемого воздействия Центр, на основании анализа поступавшей информации, должен был разрабатывать соответствующие агентурно-оперативные мероприятия. В его непосредственное подчинение вошла новая структура, сформированная союзным КГБ в Закавказском военном округе, которая номинально была подотчетна 4-у сектору «ЗАКВО» (куратор - подполковник Цурика). Подразделение имело свои филиалы в Ереване и Баку. Основной задачей данной структуры было осуществление агентурно-оперативной деятельности в Закавказье, в частности - в Грузинской ССР, с учетом новых реалий, что предусматривало проникновение с оперативной целью в законодательные и исполнительные органы, силовые структуры (МВД, госбезопасность, оборона, национальная гвардия), в Союз ветеранов-афганцев, политические партии и общественные движения. Для этого, параллельно с другими мероприятиями, было признано целесообразным:

- Восстановление связей с агентами, которые проживали в Грузии, Азербайджане, Армении и во время прохождения ими воинской службы были «приобретены» особыми отделами в воинских частях, дислоцированных в разных регионах Советского Союза.

- Создание агентурных позиций среди действующих и бывших военнослужащих ЗАКВО и их консервация на случай, когда советские войска покинут территории Грузии, Азербайджана и Армении.

- В агентурно-оперативной деятельности особое внимание следовало уделить разработке механизмов для установления контактов с представителями национального движения, заслуги которых в формировании общественных настроений и создании независимой республики были велики, и часть которых, в силу разных причин, противостояла З. Гамсахурдиа. Акцент делался на оставшихся без должностей лиц - т.н. «обиженных», которые пользовались авторитетом в национальном движении и могли управлять определенными процессами. Допускалась «разработка» тех лиц из окружения З. Гамсахурдиа, которые оказывали противодействие его политике и которые, при соответственной материально-финансовой заинтересованности, могли бы принести пользу в осуществлении планов России.

Особо интенсивной была работа оперативных сотрудников подразделения, направленная на привлечение на свою сторону сотрудников КГБ негрузинской национальности, чего они и достигли в определенной степени. В кратчайшие сроки были укомплектованы новые структурные отделы (разведки, оперативно- технический и др.).

Полностью была укомплектована и приступила к работе информационно-аналитическая группа, оснащенная новейшей для того времени компьютерной техникой. Данная группа анализировала оперативную и открытую (пресса, телевидение) информацию, и регулярно передавала ее в центр. На основании полученной информации Центр планировал соответствующие активные мероприятия, которые должны были способствовать созданию искусственной напряженности политической обставновки в Грузии, углублению существующего противостояния, разжиганию вражды между нациями, компрометации руководства и др.

Как отмечалось выше, это подразделение подчинялось непосредственно Москве и было подотчетно Центру. Кроме того, в его функцию входила координация агентурно-оперативной деятельности в автономиях Грузии (Абхазии, Южной Осетии и Аджарии), а также в бывших закавказских республиках СССР.

Как отмечал «Клуб экспертов» в одной из своих публикаций, национально ориентированное, но неопытное и чрезвычайно самоуверенное, амбициозное руководство Грузии не оценило и не проанализировало должным образом сложившуюся чрезвычайно тяжелую ситуацию и вызвавшие ее причины. Что не менее важно, это касалось и возможностей чрезвычайно опасного правоприемника советского КГБ – российских спецслужб. С помощью своей агентуры (см. Абхазский сепаратизм зародился в лабиринтах КГБ. Часть II) они активно воздействовали на происходящие в Грузии процессы. Более того, было допущено много неисправимых ошибок, в результате которых российским спецслужбам легко удалось свергнуть правительство Гамсахурдиа.

Как оказалось позднее, Кремль также не благоволил Э. Шеварднадзе. Но в тот период трудно было сделать ставку на кого-либо иного в качестве альтернативы З. Гамсахурдиа и, по принципу «из двух зол выбирают меньшее», выбор вновь пал на давнего соратника Ельцина. «Национальные» силы, свергнувшие З.Гамсахурдиа, не разрешили Э. Шеварднадзе, пришедшему к власти в результате государственного переворота, вступить в СНГ. Недовольная этим Россия спровоцировала войну в Абхазии и ввергла Грузию в неравную войну, которая шла более года. Да, Россия начала войну и нанесла нам поражение. И пусть никто не питает иллюзий по поводу того, что в тот период у Грузии был хоть малейший шанс победить в этой войне - или хотя бы достойно выйти из нее. Предлагаем читателю краткий экскурс в недавнее прошлое и напомним, как развивались события…

Как известно, состав Верховного совета Абхазии был определен 65 депутатами гна основании двустороннего соглашения. Из них должно было быть 28 депутатов-абхазов, 26 - грузин, и еще 11 представителей других национальностей. Другое дело, насколько справедливой была такая пропорция. Но даже при таком проигрышном варианте можно было найти выход, который состоял в том, что в первом туре мы смогли избрать 26 человек и среди 11 не грузин и не абхазов выбрали бы семерых лиц, лояльно настроенных к грузинам. Факт, что к ситуации, в которой каждый голос в будущем Верховном Совете имел бы решающее значение, грузинская сторона должна была отнестись с большей ответственностью. Сначала мы не смогли выбрать в первом туре и тех 26 человек, в то время как абхазы выбрали всех 28. Затем, правда, из 11 лиц другой национальности 6 человек мы провели по нашей квоте - но, как оказалось, напрасно. Кроме Этери Астэмировой и Ольги Нагарниной, четверо из них - один русский и трое армян - предали нас на первой же сессии и перебрались к абхазам. Что это было - халатность грузинской стороны или предательство? И одно, и другое.

Дело в том, что постепенное усиление сепаратистских настроений среди абхазского населения и разные антигрузинские радикальные проявления во второй половине 80-х годов постепенно создали условия для усиления грузинского национального заряда. В связи с этим национально-освободительное движение в Абхазии в определенной степени испытало трансформацию и переросло в общенародное движение. Естественно, в такой обстановке каждый трезво мыслящий грузин, несмотря на партийную принадлежность и прошлое, начал объединяться под одной идеей. Таким образом, национальные силы, вольно или невольно, попали под влияние местных грузинских партийных или других номенклатурных функционеров. А среди них было много таких, которыми двигала одна цель – понравиться З.Гамсахурдиа, чтобы сохранить или получить желаемую должность. (Один даже в бункер полез вслед за Гамсахурдиа, но поняв, что поражение неизбежно, предал его, сбежал и позже доказывал свою преданность Э.Шеварднадзе). Кроме того, как известно, окружение Гамсахурдиа состояло из противостоящих друг другу групп, которые отдельно друг от друга пытались навязать президенту собственное мнение. В результате решения принимались соответственно тому, какая из групп опережала. Исходя из этого, принимаемые решения часто носили неадекватный, в ряде случаев противоречивый характер. Таковы были и решения по Абхазии...

Это было время, когда пришедшие к власти в Грузии, находящиеся в эйфории национальные силы очень просто подходили к абхазскому вопросу и не считались с нашими советами. Не думали уступать и чрезмерно ангажированные лидеры абхазских сепаратистов, подстрекаемые российскими спецслужбами.

При выборах упомянутых выше 11 лиц из негрузинского и неабхазского населения службу безопасности не только близко не подпустили, а даже не обсудили предложенные нами кандидатуры. Нам даже не представилась возможность изучить - кем были, что из себя представляли отобранные ими люди? А у организаторов всего этого не только не возникло желания взять на себя ответственность, но даже выразить сожаления в связи с полученным результатом, который является не только следствием халатности, но и равноценен предательству. Именно мы, своей бестолковостью, отдали в руки В.Ардзинба большинство, с помощью которого он принимал неприемлемые для грузинской стороны законы.

Ситуация осложнялась еще и тем, что представители грузинской стороны часто не имели единой позиции по отношению к тому или иному вопросу, чем очень хорошо пользовались сепаратисты. Для подтверждения этого достаточно вспомнить ажиотаж, поднятый вокруг назначения председателя Совета министров Абхазии. Как известно, по предварительному соглашению с абхазской стороной премьер-министром должно было быть назначено лицо грузинской национальности и, что самое главное, эту кандидатуру должна была представить грузинская сторона. Кроме того, во избежания какого-либо недоразумения, кандидатуры председателя Верховного совета и премьер-министра должны были рассматриваться в одном пакете. Грузинская сторона не смогла достичь единого мнения по кандидатуре премьер-минстра. Желающих на эту должность появилось очень много, их лоббировали разные группировки из окружения З.Гамсахурдиа. Сроки истекли и, поскольку грузинская сторона не определилась по кандидатуре премьер-министра, она была вынуждена пойти на уступки. В. Ардзинба был избран председателем Верховного совета Абхазии почти единогласно. Борьба за пост премьер-министра продолжилась и не было видно ей конца, что было только на руку Ардзинба. Под конец он нарушил соглашение и заставил парламент избрать премьер-министра.

Не стоит забывать, что он уклонился от открытой конфронтации и назначил премьер-министром не абхаза, а верного себе человека, грузина Зарандиа. Это было показателем того, что пока еще не все потеряно. Хотя так это видится сегодня, а тогда все события воспринимались нами эмоционально и мы допускали ошибку за ошибкой. Вся Грузия находилась в эйфории. Лелеемое годами желание свободы и полученная независимость лишили нас осторожности и мы легко попали в расставленную врагом ловушку.


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна