RSS
Осетины в Грузии (часть IV)
28.09.2010 12:18
Васил Квирикашвили

"Незваный гость хуже татарина"
Русская пословица

(Продолжение. См. части III, II, I)

Остановимся подробнее на сочинении знаменитого греческого географа Страбона (64/3 г. до н. э. - 23 г. н. э.). Он первый автор, сообщающий нам о роксоланах и аорсах. Греческий географ упоминает о роксоланах, аорсах и языгах, как о населении, живущем в кибитках. Роксоланы, как отмечает Страбон, самые северные племена (скифы), обитающие в долинах рек Танаис и Борисфен. Они кочуют в поисках пастбищ, зимуют в Меотидской низменности, а лето проводят в долинах (Алемань 2003: 155). Все ученые, комментирующие страбоновские сведения о роксоланах, отмечают, что греческий автор локализует их севернее Чора, между Днепром и Доном. Участие роксоланов под предводительством Таиса в военных походах, предпринятых понтийским царем Митридатом VI Евпатором против крымских скифов, подтверждает движение скифов на юг, когда Страбон помещает их на побережье Азовского моря.

Заслуживают внимания сведения Страбона об аорсах: а) «Согласно этому распределению, первая часть (подразумевается Северная Азия) от областей, лежащих на севере и в сторону к океану, населена некими скифами, номадами, живущими в кибитках; далее в глубине страны — сарматами (также скифами), аорсами и сираками - к югу до Кавказских гор; часть из них — кочевники, часть же — живущие в шатрах земледельцы». б) В конце первой части относительно Кавказа читаем: «Народы же, что следуют далее, между Меотидой и Каспийским морем, уже кочевники: набианы, пагианы и сразу за ними сираки и аорсы. Эти аорсы и сираки, кажется, являются изгнанниками племен того же имени, находящихся дальше к северу, причем аорсы — самые северные из них. Когда Фарнак правил Боспором, Абеак, царь сираков, мог выставить двадцать тысяч всадников, Спадин же, царь аорсов, — двести тысяч, а верхние аорсы еще больше, так как владели более обширной областью и господствовали чуть ли не над наибольшей частью Каспийского побережья, так что вели торговлю перевозимыми на верблюдах индийскими и вавилонскими товарами, получая их от армян и мидийцев; кроме того, живут по течению Танаиса, а сираки — по течению Ахардея, который течет с Кавказа и впадает в Меоти-ду» (Алемань 2003: 156-157). Комментарий А. Алеманя следующий: «Главным источником этих двух пассажей является, по-видимому, Посидоний. Локализация аорсских племен - между Доном и северо-западным побережьем Каспийского моря — более правдоподобна, чем у Птолемея, - около Балтийского моря и Сыр-Дарьи». В то же время автор допускает мысль о наличии двух главных групп аорсов, хотя они не были разделены: «Сираки, также сарматский народ, жили, по-видимому, к северо-западу от Ставрополья, в долине реки Егорлык (притока Маныча), который в свою очередь впадает в нижнее течение Дона» (Алемань 2003: 158).

Аланы не раз упоминаются в латинских источниках VI-IX веков, но последние для нас менее значительны, поскольку авторы этих источников в основном повторяют сведения, уже известные из сочинений предшествующих авторов. Исключение составляют только сочинения Григория Турского и Иордана. После VI века аланы исчезают из поля зрения западных европейцев, поэтому особый интерес у нас вызывает «История готов» Иордана (VI век), бывшего по происхождению готом. Иордан является единственным, после Аммиана Марцеллина, автором, повествующим о покорении аланов гуннами. По его сведению, аланы пришли в Паннонию, оттесненные гуннами, приблизительно в 380-385 годах (Алемань 2003: 189). После битвы близ Недао некоторые группы варваров потребовали у императора места для поселения: «Скиры, садагарии и некоторые аланы со своим вождем по имени Кандак получили Малую Скифию и Нижнюю Мезию» (Алемань 2003: 194). Это произошло приблизительно в 450-460 годах. Историки затрудняются локализовать реку Недао. Предположительно, битва при Недао имела место в 454/5 году, и в ней аланы выступали союзниками гуннов.


Заслуживают внимания латинские литературные памятники XIII—XIV веков. Францисканец Бенедикт Поляк, бывший спутником Плано Карпини в путешествии по Монголии, в Каракорум, в своем кратком отчете пишет: «В апреле 1246 г., после отъезда из ставки принца Бату на берегах Волги, францисканцы покинули земли, населенные команами (т.е. кипчаками)». В записи о путешествии миссионеров через эту область сообщается: «Братья, которые шли через Команию, имели справа от себя землю саксинов, которых мы считаем готами, и которые являются христианами; далее аланов, которые христиане; затем газаров (т. е. хазар), которые христиане; в этой стране находится Орнам, богатый город, который татары захватили, затопив его водой; затем чиркассов (т. е. черкесов), которые христиане; далее, георгианов, которые христиане» (Алемань 2003: 208). По замечанию А. Алеманя, под «Команией» мы должны понимать русские степи между Днепром и Уралом и территории, расположенные южнее Урала. Этот маленький отрывок из отчета Бенедикта Поляка заслуживает внимания с той точки зрения, что в нем, на наш взгляд, с абсолютной точностью определен ареал расселения этносов в Южной Руси в середине XIII века. По пути в Монголию францисканцы прошли земли, населенные кипчаками. Справа от кипчаков, т. е. южнее их, обитали готы, аланы, хазары, черкесы и, наконец, грузины. Предки современных осетин — аланы — локализованы между готами и хазарами. Как известно, готы в те времена населяли Крым и северное побережье Черного моря, а по соседству с ними, т. е. в Приазовье и в степях Северного Кавказа, жили аланы. В северокавказских степях с аланами соседствовали также потомки тюркоязычных хазар, к югу от них обитали черкесы, а еще южнее черкесов, на южных склонах Главного Кавказского хребта, - грузины. Очень важно то обстоятельство, что в указанный период (в 1246 году) аланы-осетины по-прежнему жили в северных долинах и что их поселений вблизи Кавказских гор еще не было.

В сочинении, написанном в 1247 году неизвестным автором, возвращающимся вместе с Плано Карпини из Каракорума, упоминаются аланы. Например, отмечено, что Чингисхан посылает своего старшего сына Джучи на покорение команов (кипчаков), проживавших в западном направлении. В источнике сказано, что команы господствуют над азами (асами). В следующем отрывке аланы упоминаются вместе с газарами (хазарами): «и (Бату) пошел на Оранс, очень болъшой город, полный христиан, а именно газаров и аланов, а также различных сарацин из разных земелъ. Город стоял на реке, которая питала обширный участок моря и пересекала город. Татары запрудили верхнее течение реки, а затем открыли путь бурному течению воды и она затопила город со всем что в нем было» (Алемань 2003: 209). Аналогичное сведение находим в записях Плано Карпини. Таким образом, и в данном пассаже аланы упоминаются как жители равнины (низменности). В указанном источнике есть еще одна интересная информация: среди покоренных татарами народов упоминаются и аланы, «которые называют себя аззами» (Алемань 2003: 210). Подобное сведение имеется у того же Плано Карпини. Исходя из приведенной цитаты, этноним «алан» для аланов являлся экзоэтнонимом (т. е. внешним наименованием, которым их называли другие этносы).

Для локализации страны аланов определенное значение имеет еще один отрывок из данного источника: «И когда сын Угедэя, двоюродный брат Бату, возвратился, тайно узнав о смерти своего отца, то на обратном пути завоевал страны газаров и аланов, затем страну fTh 'et и, наконец, страну тартаров. Это земли христианские, но разных языков, и находятся на юге, близ моря» (Алемань 2003: 210). Из приведенного эпизода явствует, что страна аланов находится по соседству со страной хазар, к югу от нее, у моря. А этим морем, несомненно, является Азовское море, вблизи которого и располагалась страна аланов. Хотя, справедливости ради, следует сказать, что под указанным морем А. Алемань подразумевает не Азовское, а Каспийское или Черное море.

Несколько значительных сведений по интересующей нас проблеме находим у итальянца Джованни дель Пиано Карпини (Иоанна де Плано Карпини), побывавшего в Каракоруме в 1246-1248 годах. Он тоже говорит о затоплении города Орнас: «Этот город был чрезвычайно многолюдный, ибо было много христиан, а именно газар, русских, аланов и других, а также сарацинов; однако власть над городом принадлежала сарацинам» (Алемань 2003: 211). Далее Плано Карпини говорит о покорении монголо-татарами двадцати двух народов, в том числе «аланов и ассов» (Alani sive Assi). Там же он подчеркивает, что некоторая часть аланов все не подчинялась монголам, продолжая оказывать им ожесточенное сопротивление. Заметим, что Плано Карпини является первым автором, упоминающим, наряду с расселенными на низменности аланами, аланов, живущих в горах: «ибо, когда [монголы] приступают к осаде крепости, то осаждают ее много лет, как это происходит ныне с одной горой в земле аланов, которую, как мы полагаем, они осаждали уже двенадцать лет; но те оказали мужественное сопротивление и убили много татарских воинов и вельмож» (Алемань 2003: 212—213). На какой же конкретной территории кавказского нагорья аланы-осетины отбивались от натиска монголо-татар? Вероятно, здесь имеются в виду Центральный Кавказ или Западный Кавказ - территории современных Балкарии и Карачая, где аланы-осетины уже проживали приблизительно с VI—VII веков. Не исключено и то, что в «горной земле» аланов подразумевается какой-либо предгорный участок Северного Кавказа.

Приведем еще один интересный пассаж из сочинения францисканца, в котором опять-таки идет речь о соседстве аланов и команов: «Страна команов (Comania) граничит на юге с аланами, чиркассами, газарами, Грецией, Константинополем, а также с землей иберов, с татами, брутахиями они иудеи и бреют голову, - и с землей зикков [западные черкесы], и с георгианами, арменами, и землей турков» (Алемань 2003: 214). Естественно, у Плано Карпини несколько аморфное представление о народах и странах, расположенных южнее территории расселения команов и аланов, поскольку он перечисляет их на основе свидетельств прежних авторов; однако Карпини фактически не ошибается в отношении кавказских соседей команов, локализуя аланов в том же ареале, на который указывали его предшественники, — в степях Северного Кавказа. Ареал расселения аланов приходился между кипчаками и черкесами, южнее которых жили грузины, хотя последних он упоминает под двумя разными этнонимами - «иберы» и «георгианы».

Фламандский францисканец Гийом де Рубрук был послом французского короля Людовика IX в Монгольской империи. Он оставил нам заметки о своем дальнем путешествии в 1253-1255 годах. По справедливой оценке ученых, записи Гийома де Рубрука имеют определенное значение не только с исторической, но и с антропологической, этнологической и географической точек зрения. Значительное место в них уделяется и аланам.
Первый пассаж: «Татарин Скататай, князь Крымской провинции (Gazaria), спросил у нас, хотим ли мы пить кумыс, то есть кобылье молоко. Ибо находящиеся среди них христиане - русские, греки и аланы, которые хотят крепко хранить свой закон, не пьют его и даже не считают себя христианами, когда выпьют.» (Алемань 2003: 215). Таким образом, согласно сочинению Рубрука, аланы находились в подчинении крымчан (хазар), населяли Крымскую провинцию. Второй пассаж: «В 1253 г. пришли к нам в Крым некие аланы, которые именуются там аас, христиане по греческому обряду, имеющие греческие письмена и греческих священников. Однако они не схизматики, подобно грекам, но чтут всякого христианина без различия лиц. Они принесли нам вареного мяса, прося покушать их пищи и помолиться за одного усопшего их. Тогда я сказал им, что теперь канун столь великого праздника и что в такой день мы не будем есть мяса, и объяснил им этот праздник, чему они очень обрадовались, так как не знали ничего, имеющего отношения к христианскому обряду, за исключением только имени Христова» (Алемань 2003: 216).
Небезынтересно и то обстоятельство, что аланы ничего не продавали на золото и серебро, а только обменивали на ткани продукты питания. Причем, из продуктов аланы предлагали только коровье молоко, которое, по словам путешественника, было кислым на вкус и имело специфический запах.

Третий пассаж: «Из Крыма они (аланы) прибыли в большую степь, в ней прежде пасли свои стада команы, именуемые капчат, немцы же называют их валанами, а область Валанией. Исидор же называет страну от реки Танаида до Меотидских болот и Данубия Аланией» (Алемань 2003: 217). (Для справки: Исидор был епископом Севильи в начале VII века, и в его сочинениях мы находим важные исторические сведения об аланах). Таким образом, некогда господствовавшие в южнорусских степях аланы были притеснены кипчаками, и, соответственно, страна Алания стала называться страной кипчаков.
Четвертый пассаж: «К югу у нас были величайшие горы (Кавказ), на которых живут по бокам, в направлении к пустыне (т. е. степи), черкесы и аланы, или аас, которые исповедуют христианскую веру и все еще борются против татар» (Алемань 2003: 217). В этом отрывке для нас важно то, что в XIII веке аланы-осетины жили в степной полосе и все еще не покорялись монголо-татарам.
Пятый пассаж: «К западу от Каспийского моря находятся Аланские горы, лесги, Железные Ворота и горы георгианов... Вся эта страна от западной стороны того моря, где находятся Железные Ворота Александра и горы аланов, до северного океана и Болот Меотиды, где начинается Танаид, обычно назывались Албанией (ошибочно, вместо Алания!)» (Алемань 2003: 218). Таким образом, в середине XIII века евразийское пространство по-прежнему называлось Аланией. И главное, Кавказские горы названы «горами георгианов» (т. е. грузинскими) и упоминаются отдельно от «гор аланов», следовательно, это совершенно разные горы.
Возвращавшиеся с востока на запад послы французского короля прошли вдоль по течению Волги и побывали в городе Золотой Орды Сарай, в котором жили аланы и сарацины.
Шестой пассаж: «11 или 15 ноября 1254 г. брат Виллем прибыл на Кавказ... Аланы на этих горах все еще не покорены, так что из каждого десятка людей Сартаха двоим надлежало караулить горные ущелья, чтобы эти аланы не выходили из гор для похищения стад на равнине, которая простирается между владениями Сартаха, аланами и Железными Воротами, отстоящими оттуда на два дневных перехода, где начинается равнина Аркакка. Между морем и горами живут некие саррацины, по имени лесги, горцы, которые также не покорены, так что татарам, жившим у подошвы гор аланов, надлежало дать нам 20 человек, чтобы проводить нас до Железных Ворот... » (Алемань 2003:
219).

По справедливому замечанию А. Алеманя, «Железные ворота» — это Дербент на территории Лезгистана. Здесь ни в коем случае не подразумевается «Дарьял», поскольку по прохождении этих ворот никто не попадал в страну виноградников и виноделия…

Продолжение следует

Статья написана по книге Роланда Топчишвили
«Ареал первоначального расселения предков осетин аланов».


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна