RSS
Отношение России к независимости Грузии (1918-1921 годы) ч. II
18.10.2010 14:26
Васил Квирикашвили

(продолжение, см. начало.)

… Следует учесть один значительный фактор, в частности – идентичность политических устремлений большевиков и царской России. Грузинское государство имело четкую позицию в этом вопросе. Прекрасным примером тому является передовая статья - «По поводу приближения Красной Армии к Кавказу», напечатанная в газете «Ертоба».

Несмотря на то, что политико-идеологическя линия царской России и советской России противостояли друг другу, указанная статья признавала их идентичность. Одним из примеров этого газета называла отношение к «инородцам». Как отмечалось в статье, обе России игнорировали желания и устремления нерусских народов и считали приемлемым проведение захватнической политики. Она напоминала общественности: «Какими бы пряностями не заправить политику большевиков, пусть даже эта пряность называется «коммунизмом», нации все равно должно быть горько от нее, как было горько от политики старой России, так как она несет для наций принуждение, грозит им сломом и культурным спадом». В качестве второго основного аргумента та же газета называла «ближневосточную политику» России и указывала на ее двойную природу и маккиавелизм. В то же время, газета переносила внимание на попытку скрыть политику царизма под маской «углубления социальной революции». «Российская империя,- писала газета,- вступила в Грузию под лозунгом «большой России». Возможно, что Советская Россия под лозунгом «коммунизма» попытается ввести «Красную Армию» в пределы наших границ… Наш народ… хорошо знает, что для него нет никакой разницы, чье войско вступает в Грузию с принудительной целью - старой России или Советской России».

Русская опасность, действительно, была вполне реальной. О претензиях, высказанных в российских средствах информации по отношению к Грузии, подробно говорится в труде «Коммунистическая Россия», опубликованном под псевдонимом «Товарищ». Его основные положения можно сформулировать следующим образом: а) Грузия является самым сильным и неусыпным врагом Советской России, т.к. Н.Жордания в Грузии «воздвиг стену» и оторвал Советскую Россию от Востока. Помешал правительству Ленина «зажечь пламя революции» на Востоке; б) поражение правительства Н.Жордания лишит российский большевизм подпитки и ускорит его полную ликвидацию; г) Н.Жордания, И.Церетели, К.Чхеидзе и Н.Рамишвили противопоставили Советской России рабочий класс Западной Европы и «благодаря им в Европе на Россию смотрят как на дикую страну».

Так как в роли «барьера», препятствующего политическим устремлениям Советской России, оказалась Грузия, то в высших эшелонах власти Советской России был подготовлен соответствующий план действий, направленных против самиой Грузии. В феврале 1920 года, на одном из заседаний Центрального Исполнительного комитета М.Калинин заявил, что «Тбилиси должен сыграть роль Москвы на Востоке, он должен превратиться во вторую Москву», и там же ставил вопрос следующим образом: «возьмем Грузию если не мечом, так «добровольно». В том случае, если Грузия добровольно не отказалась бы от независимости, то согласно изданной генштабом Советской России карте границ Российской Республики, граница Грузии прошла бы вдоль рек Бзыби и Чолоки. Этот факт советская пресса объясняла следующим образом: «Баку хотим мы, без него нам не выдержать, а Баку без Батуми – ровным счетом ничего, для этого у нас в руках должен быть и ключ. Мы не мешаем вам жить, будьте себе независимыми». Между прочим, Деникин (Антон Деникин – с апреля 1918 года главнокомандующий вооруженными силами Южной России. При поддержке стран Антанты воевал против советской власти) рассуждал именно так. «Гагра принадлежит мне, вам принадлежит территория от Бзыби, а Батуми, естественно, принадлежит России». Российско-грузинская граница на упомянутой карте проходила именно так, как было задумано Деникиным. А это свидетельствовало об идентичности политического курса Деникина и правительства Советской России по отношению к Грузии. В том случае, если бы власти Грузии приняли договор, предложенный Советской Россией и отдали бы предпочтение одному из двух противоборствующих агрессоров, то этот шаг для грузинского государства был бы равносилен самоубийству.

Приведенные нами факты являются бесспорным подтверждением тому, что регион Закавказья, в том числе Грузия, находились перед лицом неизбежной опасности. Начатые в такой сложной ситуации военные действия между Армений и Азербайджаном (март 1920 года), были результатом непредусмотренности процессов, происходящих вокруг региона. Его последующее углубление способствовало активизации Советской России в Закавказье, а также ставило Грузию перед определенной опасностью.

Естественно, что грузинские политики сделали армяно-азербайджанский конфликт предметом обсуждения десятого чрезвычайного заседания Учредительного собрания Грузии (8 апреля 1920 года). Принятая резолюция объявила эту войну губительной для независимости Закавказских республик. А с целью сохранения в регионе стабильности она требовала вынесения спорных вопросов для обсуждения на общекавказскую конференцию и призывала обе стороны к мирному решению существующей проблемы. Это предложение, которое следовало принять в счет, Армения и Азербайджан тогда оставили без внимания. Захватническая политика и действия, направленные на ослабление друг друга, вызвали негативные последствия для обеих государств и завершились они установлением в Азербайджане и Армении советской власти. Что касается нападения на Азербайджан российской армии, то власти Грузии незамедлительно отреагировали на этот факт и даже приняли соответствующее решение (27 апреля 1920 года). Грузинская сторона была намерена выполнить требование о взаимопомощи, предусмотренное первой статьей грузино-азербайджанского военного договора, только в том случае, если население Азербайджана оказало бы врагу сопротивление, а ее правительство официально обратилось бы к грузинской стороне с просьбой о помощи. Грузинской стороне не пришлось выполнять вышеупомнятый договор, т.к. события развернулись иным образом. Об этом Н.Жордания на заседании Учредительного собрания (30 апреля 1920 года) сказал: «Большевики прибыли на скорых поездах… Совершенно незначительными силами - на двух бронепоездах. Повернуть их вспять и захватить поезда могла даже малая сила, но так как желания в этом не было, вторжение большевиков превратилось в простую прогулку». Газета «Ертоба» в своей передовой статье под названием «Большевистский переворот в Баку» описывала этот факт следующим образом: «Здесь не было никакой войны, никакой обороны; большевики вошли с севера так, как обычные пассажиры прибывают на скором поезде. Они не встретили никакого сопротивления, никакое войско не помешало им».

Все это свидетельствует о том, что азербайджанское население и правительство страны поддержало советизацию (28 апреля 1920 года). Этим актом Советская Россия стала соседом Грузии и с востока, чем поставила ее независимость перед лицом более реальной опасности…

Продолжение следует…

Статья написана на основе научного труда
Ш.Вадачкория - «Независимая Грузия и агрессивная
политика России в 1918-1921 гг.»


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна