RSS
Отношение России к независимости Грузии (1918-1921 годы) часть III
26.10.2010 13:22
Васил Квирикашвили
"Клуб экспертов"

(продолжение, см.начало)

…На этом фоне, несомненно, привлекают внимание слова, сказанные Н. Жордания на заседании Учредительного собрания 30 апреля 1920 года: «Впустить к нам большевизм, установить здесь его господство,- заявил он,- означало бы наше превращение в Азербайджан, установление господства в Грузии большевистско-исламского империализма. Наше становление на путь Азербайджана, принятие его политического верования – означало бы похоронить навсегда свободную и демократическую Грузию. Навсегда оторваться от Европы и оказаться в когтях фанатиков Азии».

Позиция, официально зафиксированная в такой форме первым лицом государства, требовала от законодательного органа принятия соответствующей резолюции. В принятом документе была высказана надежда, что в период испытаний население республики и ее вооруженные силы сумеют объединиться вокруг руководства и встать на защиту интересов независимости Грузии.

Поскольку положение было чрезвычайно серьезным, лидеры Грузинского государства посчитали необходимым поставить об этом в известность международные организации. Согласно постановлению заседания президиума центрального комитета социал-демократической партии Грузии от 27 апреля 1920 года, специальные сообщения были направлены Второму Интернационалу, Бюро международных профсоюзов и социалистическим партиям всех стран. Это имело существенное значение с той точки зрения, что эти организации еще раз официально подтвердили бы общественно-политическое мнение Западной Европы о неприятии большевистской России и поддержки Грузии. Тем более, что вопрос «де-юре» признания Грузии уже стоял на повестке дня. Несмотря на это, существенное значение придавалось отношению населения страны к проблеме, навязанной Россией. Правящая политическая партия считала учет этого обстоятельства одним из непреложных условий практической деятельности. Поэтому отмеченный вопрос стал предметом обсуждения региональных партийных организаций. Одним из примеров этому является III конференция партийной организации Горийского уезда (18 апреля 1920 г.). Как выясняется из стенографической записи, ее участники единодушно поддержали курс, взятый правительством в отношении России, что также было подтверждено соответствующей резолюцией. «Конференция призывает трудовой народ Горийского уезда,- читаем в документе,- единодушно собраться вокруг Учредительного собрания – выразителя приверженцев демократии и ответственного перед ним правительства, и при необходимости вместе с ним защитить границы свободной Грузии от вражеских сил».

Осуществлению намеченной цели служило объединенное заседание ЦК социал-демократической рабочей партии, коллективов социал-демократической партии и всех социал-демократических фракций (30 апреля 1920 г.). В докладе Н.Жордания о политическом моменте вместе с основными причинами переворота в Азербайджане, особое внимание было перенесено на цели и задачи Советской России в отношении Грузии. Была высказана уверенность, что страна сумеет достойно ответить врагу и безболезненно выйти из испытания. Принятая резолюция выражала официальную поддержку правительству. «Совещание полностью одобряет шаги, предпринятые Учредительным собранием и правительством, направленные на защиту границ Республики и призывает всех членов партии энергично вести широкую оборону перед опасностью объединенного большевистско-исламского империализма».

В этот же период были зафиксированы факты нарушения границ Грузии на Рокском переходе. В ноте, направленной на имя Г.Чичерина (29 апреля 1920 г.), Е.Гегечкори на это обстоятельство обращал особое внимание. В то же время, он ставил вопрос о мирных переговорах между Грузией и Россией. «Будущие шаги Грузии в отношении Советской России,- читаем в документе,- будут полностью определены отношением Советской России к Грузии, желанием России признать Грузию. Еще раз повторяю.., что теперь слово за Советской Россией».

Правда, в ответ Е.Гегечкори получил ту копию приказа, датированного 3 мая, который запрещал армейским частям Кавказского фронта нарушать границы Грузии, но он остался пустой бумажкой. XI армия, нарушившая 2 мая границы Грузии и взявшая направление на Тбилиси, не прекратила боевых операций. Напротив, ее командование заранеее прогнозировало взятие Тбилиси. Это подтверждает телеграмма С. Орджоникидзе, направленная им 3 мая в Москву. Датой взятия Тбилиси он называл 15 мая, а в телеграмме, отправленной на второй день - 12 мая.

В то время, когда командование XI армии планировало взятие Тбилиси, в Москве шла подготовительная работа по подтоговке российского-грузинского мирного договора. Мы не станем останавливаться на процедуре создания этого документа, так как в грузинской историографии об этом сказано довольно много. Только лишь отметим, что представитель Грузии Г.Уратадзе имел конкретное поручение от Н.Жордания: чтобы Москва, в первую очередь, признала «независимость Грузии и ее границы», а остальные условия были «второстепенными». В случае, если поставленная задача была бы решена успешно, Грузии предоставлялась возможность «предстать перед ареопагом Европы с этим обязательством» и потребовать более решительно признания независимости страны.

С этим фактом, бесспорно, следует считаться, так как на том этапе государства Антанты медлили с признанием Грузии. Поскольку страна стояла перед неизбежной опасностью, а Европа находилась в ожидании прецедента, то на этом фоне переговоры с Россией, возможно, были бы оправданы. Тем более, «далекая Европа», особенно Англия, вовсе не намеревалась идти на риск в борьбе с кавказской проблемой. В беседе с И.Церетели министр иностранных дел Англии Л.Керзон даже специально указал на это. «Если у вас вражеское отношение с Россией,- сказал он,- Англия не только не окажет вам помощи, но и не сможет дать вам признания, так как для нас было бы компрометацией в таких условиях признать новое государство, если у него не будет будущего».

Как видим, один из лидеров английского руководства будущее Грузии видел в добрососедских отношениях с Россией. Исходя из этого, он предлагал грузинским коллегам «рецепт» построения внешнеполитического курса Грузии на основе согласия с Россией и кавказскими народами. «Наилучший знаток политического нерва Европы,- писал И.Церетели,- предостерегал нас от чрезмерных надежд на европейскеую помощь, так как знал, насколько хладнокровной была к судьбе далеких кавказских народов вся Европа, и в частности, английская буржуазия; и насколько верным было это предупреждение – очень скоро показали шаги ангийского правительства». В 1920 году Англия заключила коммерческое соглашение с большевиками. Правительство Ллойда Джорджа легко уступило России в кавказском вопросе, а это большевикам развязывало руки в деле захвата Грузии.

Как известно, работа, начатая 24 апреля в этом направлении, завершилась 7 мая официальным оформлением российско-грузинского мирного договора. Со стороны России этот документ, с полномочия В.Ленина и Г.Чичерина, подписал Л.Карахан, а со стороны Грузии – член Учредительного собрания Г.Уратадзе…

Продолжение следует…

Статья написана на основе научного труда
Шота Вадачкория «Независимая грузия и
агрессивная политика России
в 1918-1921 годы».
 


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна