RSS
Исторический обзор: От Ермолова до Хлопонина
17.11.2010 14:56
Гоча Гуниава
"Клуб экспертов"

Рубрика: Так было 200 лет назад, так продолжает быть сегодня, что будет завтра?

В сентябре 2010 года в столице новосозданного Северо-Кавказского федерального округа Пятигорске был поставлен памятник генералу Алексею Ермолову, возведенному в герои кавказских войн. Ранее, в 2008 году, ему был возведен памятник и в городе Минеральные Воды.

Северный Кавказ утопал в крови. Одним из зачинщиков этого продолжающегося вот уже 200 лет кровопролития был Ермолов. От других генералов он отличался своей беспощадностью, коварством и ненавистью к кавказским народам. С его именем связано сожжение тысяч городов и сел, физическое уничтожение сотен тысяч кавказцев и изгнание их с родины. Силы, охваченные имперской болезнью, поставили ему памятники во многих городах Кавказа. Но при каждом благоприятном случае эти памятники разрушали и отводили им место на свалке истории.

Памятники Ермолову ставят не случайно. Продолжается реанимация его кавказской политики, что выражается в жестокости, натравливании народов друг на друга и попытках их полной ликвидации.

Общество, пребывающее в ожидании цивилизованного решения нескончаемых кровавых проблем, получает в ответ восстановление памятников тиранам и их нечеловеческой политике. Происходит восстановление тех традиций и практики, опираясь на которые генерал Ермолов и его наследники довели многие народы до грани исчезновения.

Памятники ставят людям, которые во всеуслышание заявляли: «Чеченцы - народ, перевоспитанию не поддающийся. Только уничтожению».
- Никакого компромисса с вооруженными повстанцами, они должны быть полностью ликвидированы! – посылают директивы нынешние лидеры России.
- Непокорных боевиков закопать в землю, на глубину двух метров, или навсегда запрятать в тюрьму! - вторят им их местные пособники.
- Кавказ - неделимая часть России, и она никогда не уйдет из этого региона, - грозится премьер-министр страны.
- Надо ускорить рост количества русскоязычного казачьего населения на Кавказе. Только казаки могут установить там порядок. Все непокорные и противники власти должны быть строго наказаны, - соглашается полномочный представитель президента России в Северо-Кавказском федеральном округе, любитель политики генерала Ермолова Александр Хлопонин.

Сжигают дома близких ушедших в лес боевиков, арестовывают и похищают их родственников.

У реанимированной Хлопониным ермоловской политики не так уж и мало последователей в нынешней России, хотя их было немало и среди его современников.

Ермоловская политика жестокости и беспощадности по отношению к кавказцам вместе с казачьими атаманами и генералитетом ввела в заблуждение и элитарных представителей общества. Хлопонины, охваченные имперскими амбициями, глубоко пустили корни в российскую историю. Они оказали влияние даже на гениев.

«Смирись Кавказ – Ермолов идет», - сказал великий русский поэт Александр Пушкин. В этом всеобъемлющем, хотя и состоящем из четырех слов, возгласе, он подчеркивал свое одобрение грубой, силовой политики имперского правления по отношению к кавказцам, и выражал свое агрессивное отношение к проживающим на Кавказе народам.

Выражением большого уважения к личности генерала Ермолова следует считать и надпись на обелиске, возведенном на месте бывшего дома генерала в Орле: «Из Москвы поехал я на Калугу, Белев и Орел, и сделал таким образом, двести верст лишних, зато увидел Ермолова. А. С. Пушкин».

Пушкин, в свое время подумывавший о военной карьере, не скрывал радости и удовлетворения от успехов российской армии на Кавказе.

В письме своему брату он говорит: «Видел я берега Кубани и сторожевые станицы, любовался нашими казаками - вечно верхом, вечно готовы драться, в вечной предосторожности». И далее: «Хотя черкесы нынче довольно смирны, но нельзя на них положиться; в надежде большого выкупа они готовы напасть на известного русского генерала. И там, где бедный офицер безопасно скачет на перекладных, там высокопревосходительный легко может попасть на аркан какого-нибудь хищника».

Выражая свое восхищение неповторимой красотой кавказской природы, Александр Сергеевич продолжал делиться впечатлениями с братом и с поэтическим пафосом сообщал о последующем расширении Российской Империи на юг, до самой Индии включительно: «Кавказский край, знойная граница Азии, любопытен во всех отношениях. Ермолов наполнил его своим именем и благотворным гением. Дикие черкесы напуганы, древняя дерзость их исчезла; дороги становятся час от часу безопаснее, многочисленные конвои излишними. Должно надеяться, что эта завоеванная страна, до сих пор не приносившая никакой существенной пользы России, скоро сблизит нас с персиянами безопасной торговлей, не будет нам преградой в будущих войнах, и, может быть, сбудется для нас химерический план Наполеона о завоевании Индии…»

Путешествуя по Кавказу, Пушкин близко познакомился с боевым духом русской армии, в частности – казаков. Вместе с частями генерала Раевского он лично участвовал в нескольких столкновениях.

Даже гениальный поэт не смог избежать духа своей эпохи. Усиление империи и расширение ее территорий за счет других народов стали главной основой его восхищения. Пафос, на котором воспитаны поколения, и сегодня в определенной степени сказывается на их отношении к Кавказу и кавказцам.

Интересно, был ли знаменитый русский поэт Александр Пушкин знаком с мнением о кавказцах своего современника, гениального философа Георга-Вильгельма Фридриха Гегеля (1770-1831), который говорит: «Только в кавказских народах Дух приходит к абсолютному единству с самим собой, абсолютной независимости. Он достигает самоопределения, саморазвития и тем самым оказывает влияние на ход мировой истории. Прогресс в мировой истории осуществляется только благодаря кавказской расе».
 


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна