RSS
О добровольном вхождении Абхазии в Россию не может быть и речи
18.11.2010 12:52
Автандил Сонгулашвили
Доктор исторических наук, профессор

Отзыв на статью Андрея Епифанцева «К вопросу о добровольности вхождения Абхазии в Россию»

Государство должно иметь четко выраженную международную функцию, а не просто быть для сильного государства средством осуществления им своих целей. Только в этом случае будет твердой и стабильной его цена на международном рынке, только тогда станет оно настоящим государством. Именно поэтому нет будущего у псевдо-государств: Турецкой Республики Северного Кипра, Карабаха, Приднестровья, Абхазии и т.н. «Южной Осетии», несмотря на то - признало ли их независимой страной государство-покровитель или нет. Если государство, как таковое, никому и ни для чего не нужно, тогда оно теряет свою функцию и роль и лишается мировой арены.

Правда, Россия признала Абхазию, гарантировав ей полную ассимиляцию и исчезновение. Сегодня абхазы прекрасно понимают, что настало время, когда решается вопрос: быть или не быть. Поэтому возникает надобность в определенных реверансах, что и пытается сделать Андрей Епифанцев. Автор статьи представляет дело таким образом, будто речь идет о двух суверенных государствах и научная общественность двух государств пытается выяснить закономерность захвата Абхазии.

Абхазские ученые, в отличие от российских авторов, в последнее время объективно оценивают события прошлого и отмечают, что многочисленное и насильственное переселение их соотечественников в Османскую Турцию было актом агрессии со стороны России. Парламент Абхазии в 1997 году оценил эти события актом геноцида. Эти события не отвергает и сам Епифанцев, но он предлагает другую оценку. По его мнению, «добровольным было вхождение в Россию или нет – это не важно». Главное для него, и это вполне справедливо, что «в любом случае, какой бы ни была реакция абхазов и что бы ни делала сама Россия, рано или поздно Абхазия в нее все равно бы вошла». «Вопрос о добровольности присоединения – это в принципе не историческая тема, а фактор современной политики~, - говорит Епифанцев и для укрепления этого аргумента приводит цитату В. Ленина. Думаем, комментарии излишни. Просто Епифанцев тут говорит о присоединении, а не захвате – ведь Россия играла только «прогрессивную» роль в развитии покоренных народов. Любое европейское государство – Франция, Англия и т.д. – захватывало страны и превращало их в колонии, где местное население испытывало страшное угнетение и эксплуатацию. Россия же захваченные территории присоединяла, отменяла их государственность, называла аборигенное население неполноценными «туземцами» и это, оказывается, было счастьем для этих народов.

Отставшая, родоплеменная и клановая Абхазия развивалась только в составе России. Это и есть лейтмотив статьи. Автор критически упоминает абхазских историков, которые национально-освободительную борьбу против поработителей считали положительным явлением. По Епифанцеву часть абхазского народа «воевала не столько против России и не за независимость, а против прогресса и за возможность продолжать вести свой архаичный уклад жизни», и, какой цинизм: «Когда стало понятно, что отстоять свой мирок не удастся, эта часть народа приняла решение добровольно уйти в Турцию и воспроизвести дедовские обычаи уже там».

По мнению автора, оказывается, не столь важно - имел ли Асланбей народную поддержку или нет, был ли правомочен Сефербей писать прошение императору или нет, травил ли царизм абхазских князей или нет?! Все это является второстепенным. Главное, что Абхазия оказалась в раю… Акт, имевший место 10 июля 1810 года, нельзя назвать добровольным присоединением Абхазии к России. Захват Сухум-Кале силой оружия был первым шагом захватнической политики царизма в Абхазии. Российским властям понадобилась еще полувековая борьба, чтобы окончательно утвердиться там. Борьба между Сафарбеем и Асланбеем, в первую очередь, представляла собой противостояние двух государств - Турции и России за господство в этой части Грузии. Взятие Сухум-Кале было не победой Сафарбея над Асланбеем, а победой России над Турцией в борьбе за Абхазию. Сафарбей, чья власть опиралась на российские штыки, не заслуживал уважения народа (см. О. Бгажба, С. Лакоба История Абхазии, Сухуми, 2007, с.205).

В то же время в статье А. Епифанцева дело представлено так, что Абхазия была обречена, но появился добрый русский, который протянул руку помощи и спас ее. Совершенно ничего не сказано о том, что Абхазское княжество было таким же образованием на территории Западной Грузии, как Гурийское, Мегрельское и Сванское княжества, которых постигла та же участь, что и всю Грузию, а позднее – весь Кавказ. Более двухсот лет оккупационный режим России борется за захват Грузии. Для подтверждения этого достаточно привести российскую агрессию в августе 2008 года. Россия отняла у нас 20% нашей территории (12 тысяч квадратных километров) – вместе с Цхинвальским регионом исконно исторический край Грузии – Абхазию. Естественно, в рассматриваемой статье об этом совершенно ничего не сказано.

 


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна