RSS
Дело Ситникова. Из истории провалов ГРУ - Часть I
01.12.2010 08:37
Леван Кикнадзе
Клуб экспертов

Тема нашего рассказа - арест офицера ГРУ в разгар войны в Абхазии. Александр Ситников был привлечен к ответственности по обвинению в шпионаже в результате операции, проведенной 31 марта 1993 года Информационно-разведывательной службой Абхазии (бывший Комитет госбезопасности Абхазии). Таким образом, «Клуб экспертов» выполняет обещание, данное в «Очередном письме Аслану Кобахия». Наш абхазский адресат упрямо твердил о непричастности России к поражению Грузии. «Клуб экспертов» начинает публиковать, в рамках своего формата и возможностей, материалы, раскрывающие участие России в братоубийственной войне 1992-1993 годов на стороне абхазов.

Начало 1993 года. В Абхазии идут интенсивные боевые действия. Два офицера пограничных войск России явились в дом гражданина Грузии «З», проживавшего в контролируемом сепаратистами Гудаутском районе. Гости передали «З» привет от сестры, проживавшей в Сухуми, и удалились после короткого разговора. А спустя две недели «З» навестил сотрудник спецслужб сепаратистского режима Сергей Пигар и предложил ему работать на абхазскую сторону в Сухуми: добывать и передавать разведывательную информацию. Долго ждать ответа Сергей не стал - под угрозами и давлением он вынудил «З» написать подписку следующего содержания: «Я, (фамилия, имя, отчество), добровольно заявляю о своем согласии сотрудничать с разведкой Абхазии против грузинского фашизма. Обещаю хранить доверенную мне тайну. Псевдонимом выбираю себе имя «Курд». Незваный гость заставил хозяина расписаться в конце текста, а на второй день после посещения Пигара абхазцы подселили к «З» гвардейца, некоего Аргуна, который оставался там в течение месяца.

Зачем это было сделано, «З» никто не говорил, но ответ был очевиден из поведения Аргуна – абхазский гвардеец не скрывал, что внимательно наблюдает за дальнейшими действиями «З». Кроме того, к нему домой периодически приходил один из российских пограничников, посетивших «З» в первый день, и каждый раз предупреждал готовиться к поездке в Сухуми. В середине февраля к дому «З» подъехали двое мужчин на машине марки «КАМАЗ». Один из них, в военной форме, представился как Ахуба. Второй был русским. Ахуба вынул из кармана сложенный лист бумаги, прочел фамилию «З» и сказал: «Это тебе от Чистоусова» (командир дислоцированного в Абхазии российского пограничного отряда). И добавил, что «З» должен срочно отправиться в абхазский штаб, расположенный в Эшера, откуда его перевезут в Сухуми - в распоряжение Чистоусова. «З» не выполнил требования, но никто его даже не упрекнул. В течение некоторого времени «З» даже не беспокоили визитами. Но спустя определенное время к нему вновь явился Сергей Пигар, принесший инструкции и половину разорванной 5-рублевой купюры.

Согласно инструкции, после переезда в Сухуми, каждый четверг и воскресенье с 11 до 12 часов, «З» должен был приходить на автобусную остановку перед школой №14, расположенную возле МВО (санаторий Московского военного округа). Он должен был держать в левой руке свернутую газету и стоять на остановке в течение указанного времени. «З» надо было дождаться появления человека, который назовет пароль «здравствуй, Курд» и предъявит вторую половину разорванной пятирублевки, которую следовало сопоставить с первой частью. В случае совпадения частей «З» должен был войти в контакт с этим человеком и выполнить все его поручения. Если же у «З» появилась бы какая-нибудь важная и срочная информация в другие дни, то ему следовало явиться в расположенный в районе «Маяка» российский пограничный отряд, к полковнику Сайганову (заместитель командира российского погранотряда, дислоцированного в Абхазии), сказать ему, что прибыл от Пигара, и передать информацию. В случае же захвата Сухуми абхазами «З» надлежало явиться к Сайганову с тем, чтобы тот обеспечил безопасность ему и семье его сестры.

Проинструктировав «З», Пигар пообещал ему, в случае предательства, расстрелять оставшегося в Новом Афоне брата… И тут же дал «З» следующее задание: выяснить количество батальонов, дислоцированных на территории, прилегающей к т.н. «Даче Гречко»; количество военнослужащих и имеющейся у грузин военной техники; места ее размещения, а также расположение военных штабов в Сухуми. Пигар подчеркнул, что это - первое задание «З». На следующий день, в 10 часов утра, российские пограничники на своем автомобиле «УАЗ», в котором находился и командир той же заставы, вывезли «З» в направлении Сочи. Их сопровождала одна оперативная машина. В Адлере «З» посадили в самолет на Сухуми, где он и обосновался в доме своей сестры.

Как известно, 16 марта 1993 года абхазские сепаратисты вместе с российскими военными подразделениями начали совместное широкомасштабное наступление на Сухуми, завершившееся для них полным крахом. Естественно, перед началом боевых действий в повестку дня был поставлен вопрос о получении разведывательной информации о грузинских армейских формированиях на гумистинском фронте. Судя по всему, именно для подготовки этого наступления и планировали использовать «З» служба безопасности сепаратистов и представители ГРУ. Но, по-видимому, или не смогли организовать дело должным образом, или что-то перепутали. Факт, что «З» был переправлен в Сухуми именно в дни, предшествовавшие наступлению. Переправить то его переправили, но затем…

В ГРУ есть традиция: сроки и качество выполнения задачи, поставленной перед тем или иным подразделением разведки, зависят от должности руководителя, поставившего эту задачу. Не стало исключением и внедрение «З» в грузинские военные формирования. Представители ГРУ приступили к выполнению срочных распоряжений руководства с грубыми нарушениями установленных норм и правил. Что самое главное - ими не был достаточно изучен кандидат на вербовку. С ним не были установлены никакие личные отношения для выявления возможностей вербуемого. Был грубо нарушен сложнейший процесс подготовки и проведени вербовки, суть которого в том, что от кандидата на вербовку должно быть получено добровольное согласие на тайное сотрудничество, вне зависимости от мотивов вербовки. И, наконец, ни одного дня не было уделено элементарному обучению «З» разведывательному делу - хотя бы в той сфере, в которой планировалось его использоваnь… Неудивительно, что и результат оказался соответствующим.

После приезда в Сухуми «З», несмотря на шантаж и угрозы Пигара, обратился 18 марта 1993 года с заявлением в Информационно-разведывательную службу Абхазии. Ему предложили сотрудничать с нами для выявления группы, враждебно настроенной к Грузии, и в условленное время явиться на условленную встречу. «З» согласился. По распоряжению руководства службы была создана оперативно-следственная группа, укомплектованная опытными сотрудниками. А короткое время, оставшееся до встречи, посвятили проведению соответствующих оперативных мероприятий и интенсивной подготовке «З». В день встречи внутренный периметр санатория МВО и прилегающая территория, а также маршрут передвижения «З» внимательно контролировались оперативной группой наружного наблюдения.

«З» дважды являлся на встречу, но никто так и не вышел на связь с ним. Но сколь важное значение придавали спецслужбы сепаратистского режима и находящееся с ними в альянсе ГРУ внедрению «З» в грузинские военные формирования, видно по особому контролю, установленному ими над первой встречей с агентом. В течение того времени, когда «З» безрезультатно стоял на остановке, оперативная группа наружного наблюдения зафиксировала двух мужчин - среднего возраста, русских по национальности, с военной выправкой, в гражданской одежде - которые в условленное время выходили из санатория МВО, направлялись в противоположные стороны и в течение часа «прогуливались», не теряя из виду «З». Они внимательно следили за прилегающей территорией и проходящими людьми. На первый взгляд, в их поведении не было ничего подозрительного, но внимательный наблюдатель мог заметить, что осуществлялась проверка «З» - не сидит ли кто-нибудь у него «на хвосте»? Кстати, и место встречи было подобрано так, чтобы «прогулка отдыхающих у санатория» ни у кого не вызвала подозрений.

В 11 часов 28 марта «З» вновь пришел на автобусную остановку, где в этот раз на связь с ним вышел российский военнослужащий. А перед их встречей оперативная группа наружного наблюдения зафиксировала на внутреннем периметре территории МВО около 15-и мужчин спортивной внешности, одетых в гражданское и передвигавшихся группами по 3-4 человека. Это указывало на то, что для избежания возможного провала российского разведчика был мобилизован отряд спецназначения.

После обмена паролем и сравнения половинок пятирублевой купюры «З» передал связному разведывательную информацию, которая была согласована с грузинскими спецслужбами. Российский офицер дал ему новое задание и назначил очередную встречу на 31 марта, у торгового ларька «Воды и соки» возле сухумского рынка. В случае, если бы встреча не состоялась, «З» должен был явиться на следующий день в то же место и в то же время.

Надо отметить, что в то время официальные представители Москвы, подключенные к урегулированию конфликта в Абхазии, на всех уровнях утверждали, что Россия сохраняет нейтралитет. Но на самом деле российская сторона не только мешала переговорам, но и тайно вооружала сепаратистский режим и помогала ему живой силой, что еще раз подтвердилось при мартовском наступлении на Сухуми через гумистский фронт. Для разоблачения реальной позиции и действий России перед международным сообществом руководство Информационно-разведывательной службы Абхазии прекратило оперативную игру с ГРУ и, согласованно с «З», было принято решение об аресте русского шпиона.

31 марта 1993 года, после встречи «З» с российским офицером, сотрудники Информационно-разведывательной службы задержали при передвижении по прилегающему к рынку периметру: боевого офицера Вооруженных сил России лейтенанта Александра Николаевича Ситникова и гражданина Грузии «З». В тот же день, на основании материалов предварительного следствия, следственное подразделение Информационно-разведывательной службы Абхазии возбудило уголовное дело по статье №66 УК Грузии (сбор информации военного характера) и Ситников был привлечен к ответственности по обвинению в шпионаже.

Продолжение истории Александра Ситникова, материалы уголовного дела и официальные документы «Клуб экспертов» представит в ближайшее время во второй части этого рассказа. Пока же отметим, что беспрецедентный по масштабу провал агентуры ГРУ в Грузии в ноябре 2010 года не оставил без ответа вопрос о том, какие реально цели и сегодня движут Кремлем в отношении нашей страны. Ни на одном этапе грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов Россия не занимала нейтральную позицию и, соответственно, не выполняла функции посредника, мантию которого она коварно, обманным путем примерила на себя. Более того, Россия, с самого начала будучи подлинной стороной конфликта, взрастив и манипулируя сепаратизмом в двух исторических областях Грузии, смогла наделить свои войска статусом «миротворческих сил» - прикрыв их, как фиговым листком, благородной миссией установления мира в конфликтных зонах.

Однако попытки Кремля замять свои преступления, в том числе - преступления перед человечностью в виде ужасных фактов этнических чисток, произошедших не только в Грузии, но и на Северном Кавказе - уже потеряли цену и никто им не верит. Даже поверхностный анализ множества согласованных с РФ и ею же нарушенных резолюций ООН по Абхазии - не говоря о других документах - ясно указывает на то, что в инсинуациях против Москвы нет никакой надобности. Истинная роль России в событиях на Кавказе и, в частности, в Грузии, давно всем ясна.

Продолжение следует…


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна