RSS
Отношение России к независимости Грузии (1918-1921 годы) (Часть VIII)
05.01.2011 14:35
Васил Квирикашвили

(продолжение, начало см.)

…Армения была советизирована только лишь 29 ноября 1920 года. Прежде чем приступить к осуществлению действий по плану, предложенному генералом Г.Квинитадзе, руководство Грузии должно было заручиться гарантиями безопасности грузинской армии азербайджанцев и армян. Получить гарантии азербайджанцев было невозможно, по той простой причине, что они сдали большевикам свою страну без боя.

Что же касается Армении, то при первой же благоприятной возможности она попыталась бы захватить ставшие «спорными» грузинские земли. Исходя из этого, поддержка грузинской армии со стороны азербайджанцев и армян уже исключалась уже с самого начала. А для Грузии выполнение функции «освободительницы» Закавказья было связано с большим риском. На заседании 25 июня 1920 года В.Тевзая заявил в адрес оппонентов: «Освободить азербайджанский народ от вражеских сил… Грузинская Республика не пойдет на осуществление такой цели… Тот, кто думает, что надо вмешаться в чужие дела… войти в столицу и изгнать всех его союзников… - республика никогда не имела и не может иметь такой цели».

По этому же вопросу Акакий Чхенкели заявлял: «Наше положение сложное, мы окружены со всех сторон, … даже наше правительство не проводило политики, связанной с риском, и все, о чем тут говорил г-н Вешапели, это политический риск. Мы не пойдем на риск, пока чувствуем ответственность перед своим народом, перед демократией».

Вне поля зрения «сторонников продолжения войны» оставался самый важный вопрос: смогла бы экономика Грузии покрыть расходы длительной войны, и в каком положении могли оказаться финансы страны. Тем более что, 14-дневная война обошлась бюджету Грузии миллиард с половиной грузинских бонн. Вместе с тем, чтобы добиться «де-юре» признания страны на международной арене, следовало учесть попытку сохранить имидж нейтрального и борющегося за мир государства, российско-турецкий альянс, направленный против Грузии, восстания, устроенные большевиками в Цхинвали в начале июня, и факты нападения на Хулойский гарнизон. Кроме того, надо было взять во внимание и горький урок защиты интересов Армении и Азербайджана в 1918 году.

На заседании национального совета 16 сентября 1918 года национал-демократ И.Мачавариани оценил этот политический курс как неопределенную политику и строгим тоном указал правящей политической партии: «Прекратите эту неопределенную политику, встаньте на путь реальной политики, прекратите заботиться обо всем мире… Таков наш ответ по поводу внешней политики».

В случае поражения, правящая политическая партия оказалась бы в аналогичном положении. Но с уверенностью можно сказать одно: ни один из влиятельных лиц оппозиционных партий и высокопоставленных чиновников военного ведомства не представил правительству какого-либо документа, обосновывающего возможный успех этого плана или ответственность за предполагаемые результаты. В этой ситуации грузинские власти стали действовать так, как этого требовали интересы государства, чего нельзя сказать о грузино-азербайджанском договоре, подписанном в Акстафе 12 июня 1920 года. Чтобы полностью осмыслить положительные или отрицательные стороны этого документа, в первую очередь, следует учесть, что упомянутая выше война была вооруженным нападением на Грузию советской России, прикрывшейся именем Азербайджана. Это значит, что фактически мы имели дело с российско-грузинским конфликтом и, естественно, мирный договор тоже походил на договор между Россией и Грузией. Тем более, основой ему служил договор от 7 мая. По поводу этого А.Асатиани вполне справедливо высказал критику в адрес властей: «Этот договор исходит из договора с Россией. Я думаю, что такое положение дел нетерпимо».

Нашей целью не является полное обсуждение указанного документа. Мы обратим внимание только на два основных вопроса: 1) стало ли возможным урегулировать пограничный спор и 2) вопрос о частичной выплате ущерба, нанесенного войной. Что касается первого вопроса, то он был сформулирован в статьях I, II, III, IV, V и VI. Грузино-азербайджанская пограничная полоса была установлена вдоль старой административной линии, проходящей между Тбилисской и Гянджской губернией. Печально, но факт, что одержавшая победу Грузия не смогла воспользоваться реальным шансом вернуть Закатальский округ. Согласно указанному договору, она фактически предстала в роли проигравшего государства. Поскольку в лице азербайджанской делегации фактически выступала Россия, то удовлетворение ее требования о передаче вопроса Саингило смешанной комиссии и функций председателя комиссии представителю московского правительства представляло собой политическую ошибку. Г.Вешапели был совершенно прав, когда считал неприемлемым статью VI договора. «Что касается VI статьи, - говорил он, - здесь есть одно совершенно неприемлемое обстоятельство... Эта статья основывается на заключенном с Россией договоре… С другой стороны, неприемлемо и то, что арбитром в решении спорного вопроса является Россия, в то время как Азербайджан представляет официального союзника России и фактически является ее провинцией. Недопустимо, чтобы Россия была бы арбитром в собственном деле».

Такое негативное отношение оппозиции было обусловлено тем, что интересы государства-победителя фактически были игнорированы, и пограничная полоса претерпела только лишь «косметические» изменения в пользу Грузии. Но тут следует учесть один чрезвычайно важный нюанс. В частности, Г.Вешапели допускает ошибку, когда объявляет, что основное положение статьи VI указанного договора исходит из дополнительной части договора, заключенного с Россией 7 мая 1920 года…

Продолжение следует

Статья написана по материалам труда
Шота Вадачкориа «Демократическая Грузия и
агрессивная политика России в 1918-1921 годы»
 


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна