RSS
Отношение России к независимости Грузии (1918-1921 годы) - Часть X
02.02.2011 13:57
Васил Квирикашвили

(Продолжение. Начало см.)


… Интересный материал, свидетельствующий об организованности антигосударственной деятельности большевиков в Грузии, содержится в заявлении правительства «Контрреволюционные выступления коммунистов», опубликованном в газ. «Эртоба». В нем обращено внимание на три основных вопроса: 1) о фактах использования большевиками негрузинских элементов, которые «мечтали о восстановлении российского господства», в деятельности, направленной против руководства Грузии; 2) о военно-технических комиссиях, избранных губернскими конференциями тбилисских и кутаисских большевиков (август-сентябрь 1919 год) с целью организации и устройства восстаний; 3) об аресте руководящего ядра устроителей восстаний в результате операции министрества внутренних дел и обнаружении плана восстания, предусматривавшего широкомасштабные выступления большевиков в республике. Этот факт достон внимания, поскольку осуществление указанного плана должно было совпасть со вступлением в Грузию военных частей Деникина и предусматривал втягивание Грузии в гражданскую войну в России.

Подтверждением этому является заявление Н. Рамишвили, сделанное им на заседании Учредительного собрания (29 сентября 1919 г.). Он специально привлек внимание членов законодательного органа на начатые широкомасштабные действия, направленные против независимости Грузии, и пытался объяснить их основную цель. «Главнейшая цель,- говорил он,- состоит в том, чтобы втянуть нас в гражданскую войну, идущую в России… Наши противники пытаются тем самым сделать свое дело… Если они достигнут цели.., то почва для нашей созидательной работы будет уничтожена и наш политичекий организм будет подорван… Мы невольно стали участниками тех беспорядков, которые имеют место в России и предвещают нациям России взаимное уничтожение».

Одним из обязательных средств для осуществления действий, направленных на успешное претворение в жизнь полученных из Москвы указаний и достижение намеченной цели, большевики считали восстания на границах Грузии, в крайнем случае - осуществление террористических актов. Это хорошо подтверждает нападение на генерала добровольческой армии Н. Баратова в Тбилиси.

Н. Рамишвили все эти мероприятия считал действиями сил иностранных государств, направленными против Грузии, и напоминал участникам заседания Учредительного собрания 31 октября: «В этом деле действует рука иностранных государств. С нашей независимостью ведут борьбу, с одной стороны, - представители черной реакциии, а с другой, – авантюристы, опирающиеся на красные штыки. Эти две внешние силы хотят уничтожить наше независимое государство». Тут ясно сказано о силах, которые угрожают стране не только дестабилизацией, но и разрушением. Если Грузии удастся избежать реальной опасности, то это следует приписать разумной и предусмотрительной политике действующих властей, особенно министерства внутренних дел. Что касается отношения к антигосударственной деятельности большевиков и ее оценки, то позиция центра и региональных социал-демократических организаций в этом вопросе совпадала. Примером этому могут быть материалы заседания Гурийского комитета от 3 июля 1920 года. Согласно принятому постановлению, большевики были объявлены предателями.

Газета «Эртоба» превратила этот вопрос в предмет специального обсуждения. В этом смысле особый интерес вызывает передовая статья «Коммунистическая партия Грузии». В ней к большевикам выдвинуты следующие требования: 1)прекратить поддерживать прямое вмешательство сил Советской России во внутренние дела Грузии. В данном случае газета имела в виду попытку иностранного государства навязать Грузии внутреннюю и внешнюю политику: в частности, - наступательные операции частей Красной Армии Советской России со стороны Северного Кавказа и Азербайджана, осуществляемые при пособничестве грузинских большевиков (4 мая 1920 г.). «В этом и состояла главная причина нашей непримиримости с большевиками», - писала газета; 2) прекратить приобретать оружие на деньги, ввезенные из России, раздавать его населению и устраивать восстания против существующих властей.

«Мы требуем от коммунистов Грузии,- писала газета, - чтобы отныне они действовали как граждане Грузии и отказались от тех политических средств, от которых, с точки зрения гражданственности, отдает государственной изменой. Если наши коммунисты откажутся от этих условий, то грузинская демократия посчитает, что они хотят вмешательства чужих сил… во внутренние дела государства. В этом случае наша демократия отнесется к местным большевикам так, как до этого относилась ко всяким насильникам». Правда, здесь поставлен вопрос об обязательности использования форм идейной борьбы, характерных для цивилизованных стран. Но для грузинских большевиков он был неприемлем. Они прекрасно понимали, что такого рода деятельностью они не добьются поддержки широких масс. Поэтому стремились к использованию силовых методов в противостоянии с властями. Поскольку все это осуществлялось неприкрыто, о руководители правящей политической партии Грузии еще раз напомнили большевикам: «Вы хотите идейной борьбы? Откажитесь от чужих штыков… Откажитесь от ввезенных из-за рубежа миллионов, и честно идите в ряды рабочих… Вам на всех собраниях напомнят о предательском поведении, под которым подразумевается ваша опора на штыки иностранцев».

Отмеченное означает, что грузинское население фактически объявило большевикам бойкот не потому, что они были членами большевистской партии, а потому, что принадлежали к ненациональному течению. Это и неудивительно, так как вооруженная борьба грузина против дела строителства национального государства была связана с большим невежеством, или предательством родины. Именно в этом контексте рассматривал А. Чхенкели деятельность грузинских большевиков и проводил параллель с коммунистическими партиями государств Западной Европы. По его утверждению, ни один из европейских коммунистов, несмотря на противоборствующие течения, не поднял оружия против национального государства. «Большевизм в Европе..,- говорил А. Чхенкели, - разделяет и рабочий класс. Но не существует большевизма, отрицающего независимость нации.., да и не может существовать там. Но если таковой все-таки существуют среди нас.., то он унижает нацию, которая, по нашему представлению, является культурной нацией. А среди культурноой нации не должно быть места такому некультурному явлению, как отрицание самого себя, своей индивидуальности».

При таком подходе к проблеме, в первую очередь следует ответить на вопрос: почему же грузинские большевики не выражали интересов нации?...

Продолжение следует…

Статья написана по материалам труда Шота Вадачкориа
«Независимая Грузия и агрессивная политика России в 1918-1921 гг.»
 


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна