RSS
Заговор от абхазских блоггеров
28.02.2011 19:30
Гиорги Циклаури

Неожиданная отставка Даура Тарба с должности «вице-премьера» абхазского режима вызвала множество пересудов в Сухуми. Дело в том, что он всегда считался не просто соратником, а фигурой, особо близкой к Сергею Багапшу. Именно Тарба составлял костяк багапшевской команды и возглавляет его партию «Единая Абхазия». Сохранит ли он партийный пост – пока неизвестно. Единственный комментарий, сделанный Тарба после отставки – это дежурные слова об уходе с должности по собственному желанию.

Но по Абхазии поползли слухи, вылившиеся в абхазскую блогосферу и на интернет-форумы. Согласно этим слухам, уйти в отставку от Тарба потребовал сам Багапш, возмущенный поведением своего протеже. Причиной возмущения называют заговор, направленный против главы марионеточного режима. Якобы в этом заговоре участвуют Даур Тарба, «вице-президент» Александр Анкваб и «министр внутренних дел» Леонид Дзяпш-ипа. Об этом стало известно Багапшу, и он указал доверенному кадру на дверь.

Другие говорят, что никакого «заговора» не было, а состоялся обыкновенный, но нелицеприятный для абхазского «президента» разговор с участием перечисленных и еще третьих персон. Что, следует отметить, в придворных интригах обычно означает одно и то же, или нечто очень близкое по содержанию. Кто-то из присутствующих записал эту беседу и дал послушать запись Сергею Багапшу. Или же просто донес в устной, но убедительной форме. На что последовало реагирование, и Тарба не менее убедительно попросили покинуть насиженное место.

А оно было насиженным. Только согласно справке агентства «Апсныпресс», Даур Тарба курировал в абхазском руководстве вопросы развития абхазского языка, науки, экономики, курортов и туризма, транспорта, связи, экологии, репатриации и работу местных органов управления. А также координировал работу минэкономики, комитета по репатриациии, фонда репатриации, комитета по курортам и туризму, комитета по приватизации, комитета по экологии и природопользованию, дорожного фонда, экологического фонда и фонда развития абхазского языка.

Конечно, речь идет лишь о слухах и пересудах. Но следует учитывать, что этот вид распространения информации в условиях Абхазии является одним из самых информативных. Нынешнее абхазское общество – это очень маленький замкнутый социум. А специфика внутреннего политического устройства заключается в том, что за каждым более-менее влиятельным чиновником стоит собственный клан – конкретные люди, объединенные на основе теснейших родственных, фамильных и местечковых связей. Таким образом, абхазское общество, пронизанное множеством горизонтальных коммуникаций, практически полностью причастно к политике и неплохо ориентируется в происходящем - даже на уровне разговоров «на кухне». И здесь более, чем где либо, оправдана поговорка о том, что нет дыма без огня…

Однако представленная версия рождает один существенный вопрос: ладно Тарба, но почему санкции не коснулись Анкваба и Дзяпш-ипа? Ведь и они тогда должны быть отправлены в отставку? На первый взгляд, это было бы логично, но следует учитывать, что данные лица – фигуры совсем другого порядка. Анкваб – ветеран абхазской политики, политический тяжеловес, образующий с Багапшем нечто вроде тандема. Он многие годы стремился к власти и вполне может «копать» под того, с кем ее сегодня приходится делить. А для Багапша избавиться от Анкваба – слишком серьезный и радикальный шаг с трудно прогнозируемыми последствиями. Это совсем не то, что отправить в отставку пусть влиятельного, но своего личного нукера, решившего перебежать в другой лагерь.

Схожая ситуация и с Дзяпш-ипа, хоть эта фигура и не является столь же внушительной. Относительно новое лицо в абхазской политике, он, однако, начал быстро набирать авторитет благодаря ощутимому прогрессу в наведении порядка в подведомственной ему структуре. При этом главный абхазский милиционер пользуется имиджем принципиального, делового и современного человека. На него уже посматривают как на влиятельную и самостоятельную фигуру в местной политической кухне, способную серьезно усилить тот лагерь, к которому он решит примкнуть.

Таким образом, если муссируемые в Абхазии слухи имеют под собой основание, то получается, что Багапш «показал характер», отыгравшись на самом слабом из предполагаемых «заговорщиков». Если же Даур Тарба действительно подал в отставку, как он утверждает, по собственному желанию, то это не первый его неожиданный поступок за последнее время. 21 января чиновник оказался в центре политического скандала вокруг лидера абхазской оппозиционной «Народной партии» Якуба Лакоба. Произнеся сакраментальные слова о «врагах народа», Тарба навлек на себя волну осуждения абхазской общественности, заговорившей о желании властей ввергнуть Абхазию во времена сталинских репрессий. А спустя пять дней он удивил всех, поехав в Гудаута на встречу сторонников оппозиции. И, вяло оправдываясь, выслушал от них массу неприятного.

Этот шаг можно трактовать, как попытку восстановить свое реноме в кругах, которые Тарба слишком задел, чересчур рьяно отстаивая позиции абхазской власти. А желание пойти на такой шаг выглядит вполне логичным, если экс-«вице-премьер» разыгрывает определенную политическую партию. Либо свою собственную, либо командную и на оппозиционном поле. Так, сухумский журналист, главный редактор газеты «Чегемская правда» Инал Хашиг говорит, что Даур Тарба – это «фигура достаточно влиятельная, но молодая и амбициозная». Он связывает его отставку, прежде всего, с «конфликтом интересов внутри самой власти», которая уже сейчас активно готовится к предстоящим в 2014 году «президентским» выборам.

«Для президента Багапш это последний срок, - отметил Хашиг в эфире радио «Эхо Кавказа». - И сейчас в самой власти президентское кресло примеривают к двум таким тяжеловесам, которые есть в этой власти - это вице-президент Александр Анкваб и премьер-министр Сергей Шамба. Но я думаю, что Даур Тарба человек из той категории, которую подталкивает новая волна политиков внутри самой власти, которая как бы уже устала от тяжеловесов и, возможно, нынешняя отставка - это возможность сыграть свою игру. Может быть, это будет игра Даура Тарба, может быть это будет игра другой какой-то фигуры из «Единой Абхазии»».

На этом фоне особенно интересно, сохранит ли Тарба за собой пост главы «партии власти». И если нет, то какую реакцию повлечет его уход внутри самой крупной политической силы в Абхазии, которая заявляет, что имеет в своих рядах около 10% от нынешнего населения региона.


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна