RSS
Отношение России к независимости Грузии (1918-1921 годы) Часть XV
04.04.2011 14:38
Васил Квирикашвили

(Продолжение, см. начало)

Сложной политической ситуации, сложившейся между Россией и Грузией, касалась нота министрества иностранных дел Грузии от 17 декабря 1920 года. В ней внимание российских руководителей обращалось на конкретные факты провокаций агентуры Советской России на границах (вторжение в пограничные села, набеги и грабежи населения, концентрация армейских подразделений в нейтральной зоне и т.д.). В связи с этим газета «Эртоба» в передовой статье «Мы и Россия» писала: «Неужели Москва, которая перед всем миром публично уверяла, что … признает де-юре независимость Грузии, не имеет такого влияния на своих местных агентов, чтобы заставить их отказаться от подобных опасных провокационных шагов? Московское правительство должно принять меры для восстановления добрососедских отношений и разрядить сложившуюся тяжелую атмосферу. Народ Грузии никоим образом не виновен в создании этой атмосферы. У грузинского правительства нет никакого намерения нарушать благожелательные отношения с Россией. Теперь слово за «коммунистическим» Московским советским правительством».

Как видим, лидеры грузинского руководства были уверены, что официальная Москва находится в неведении по поводу процессов, протекающих у границ Грузии. Именно поэтому, чтобы восстановить нормальные отношения между странами, они только лишь требовали от подчиненных Москвы проведения конкретных мер по пресечению происходящего, которое на самом деле было одной из составных частей преднамеренно составленного советского плана. Активный участник тех событий, грузинский офицер В.Тевзадзе в связи с этим пишет: «Осенью 1920 года мы захватили и отсняли план командира большевистского XI отряда Левандовского, который был утвержден начальником вооруженных сил Северного Кавказа, Азербайджана и Армении Геккером, а также комиссаром этих территорий С.Орджоникидзе. В плане были предусмотрены все направления по ликвидации независимой Грузии и состав вооруженных сил, которые были призваны осуществить нападение на Грузию».

Исследователь Л.Тоидзе посвятил этой теме специальное исследование и пустил в научный оборот почти все ставшие ему доступными документы, сопроводив их соответствующим анализом. В нем четко отражено, с каким усердием готовили руководители России нападение на Грузию. Отметим, что исполнители инсценировки «восстания» 11 февраля в Лоре были военные части расположенной в Армении Красной Армии и ее офицерство. По халатности грузинского командования, «восставшие» сумели взять Шагальский мост, разоружить грузинскую регулярную пограничную армию и объявить в Борчалинском уезде совесткую власть. Весь этот процесс был осуществлен за 2-3 дня. В связи с этим фактом И.Лазян в своих воспоминаниях пишет: « В районе восстания находилось более 7 000 человек регулярной меньшевистской армии, вооруженной различного рода оружием. А силы восставших не превышали довольно примитивно вооруженных 10 000 крестьян… Ночью 11 февраля началось восстание. В тот же день был взят мост, меньшевистская армия была разоружена до последнего солдата. За 2-3 дня восставшие заняли всю окрестность зоны и дошли до Шулавери (ныне Шаумян)».

Поскольку эти воспоминания написаны в 1936 году, И.Лазян в воспоминаниях следует версии, официально принятой совесткой властью и 10 000 русских солдат–красноармейцев объявляет армянскими крестьянами. Достоверность случившегося подтверждает тогдашний главнокомандующуй Грузии генерал Одишелидзе. Поражение грузинской армии он связал со следующим обстоятельством: «Главной причиной отстранения меня от должности главнокомандующего, - писал он позднее, - была неожиданная катастрофа, произошедшая у Шагальского моста… Знаете, что случилось? Вражеские агенты устроили пирушку для находящихся на Шагальском мосту солдат и напоили их. А ночью незаметно сняли нашего постового у моста, перешли через мост и без единого выстрела захватили в плен почти все наши силы, которые в это время находились в пьяном сне».

Но это была явно очень слабая формулировка оправдания, так как немыслимо напоить 7 000 солдат так, чтобы они потеряли боеспособность. Можно допустить лишь одно, а в частности - пьянство только нескольких (пусть даже 20-ти) постовых солдат. На основании рапорта, представленного Одишелидзе председателю правительства, Н.Жордания в своих воспоминаниях о причинах поражения грузинской армии, пишет: «Я тут же вызвал Одишелидзе и потребовал отчет об этом позоре. Он мне дал следующие разъяснения:
- Армия потерпела поражение потому, что была разобшена, не успела объединиться, …
- Я перешел в наступление… - как это разъединена, мы готовились к войне, а вы разбросали войска!
- Причем тут я, … это все сделал председатель военной комиссии Учредительного собрания Акакий Чхенкели!...
- Я обиделся: - кто тут командует армией – вы или Чхенкели!...»

Эта выдержка и приведенные выше факты указывают на то, что грузинским командованием, пребывающем в ожидании войны, не был разработан стратегический план обороны. Части грузинской армии, расположенные в нейтральной зоне, были бессистемно рассредоточены по разным направлениях. С другой стороны, пьянство постовых на Шагальском мосту, безболезненное взятие моста стратегического значения и разоружение 7 000 грузинских солдат за 2-3 дня указывают на царившую в рассеянных частях армии бесконтрольность и никчемность военного руководства.

К сожалению, эта ошибка оказалась роковой для грузинского народа. Этот факт положил начало широкомасштабной военной операции Советской России против Грузии. С другой стороны, это поражение нанесло морально-психологический удар по грузинскому воинству. На этом фоне, на начальном этапе войны грузинское руководство предприняло попытку замаскировать настоящего агрессора и объявить текущий процесс грузино-армянской войной. О том, какое большое значение придавалось распостранению этой информации, направленной на сохранение боеспособности грузинского воинства, читаем в воспоминаниях Н.Жордания: «Разгорелась война: Москва объявила по радио на всю страну, что в Грузии началось восстание, а на Кавказе же она заявила - советская Армения напала на меньшевиков и требует присоединения к Армении Борчало. Чтобы поддержать народ, мы ухватились за эту версию, а потом еще к армянам «привязали» азербайджанцев, а когда среди пленных оказались русские – стали говорить, что русские помогают армянам и т.д. Эта агитация была очень нужна: народ был возмущен, мол, как посмели эти ничтожества напасть на нас. А истинное положение дел – то, что с нами воюют русские войска, а не армяне и азербайджанцы, - широкой общественности пока еще было неизвестно. Тем более, что оно верило - война идет только у границ с Арменией»…

Продолжение следует…

Статья написана по материалам Шота Вадачкориа - «Независимая Грузия и агрессивная политика России в 1918-1921 годы».
 


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна