RSS
Модель политического поведения Грузии и очередная попытка России исказить историю Грузии – Часть I
10.05.2011 17:54
Давид Мерквиладзе
доктор исторических наук, профессор, старший научный сотрудник Института истории и этнологии им. И. Джавахишвили

В начале 2009 года на сайте «Агентства Политических Новостей» была опубликована статья российского эксперта Андрея Епифанцева «Была ли Грузия союзником России? Политическая модель выживания грузинского государства». Статья написана в характерном для российского политика имперском стиле. Автор, своеобразно интерпретируя исторические факты, пытается добиться решения заранее определенной политической задачи. В свое время указанная статья вызвала большой ажиотаж среди российских читателей, ее проимперски настроенной части доставила удовольствие такая интерпретация вопроса экспертом.

Материал был довольно обширным и требовал соответствующего аргументированного ответа, опирающегося на исторические факты. Что и было сделано в грузинских научных кругах, о чем нам стало известно недавно. Считаем, что рассматриваемый вопрос и сегодня не теряет своей актуальности и компетентный научный ответ на него должен быть известен не только заинтересованному читателю, а, в первую очередь, самому господину Епифанцеву. Ему мы советуем вообще оставить в покое историю Грузии и не тратить понапрасну силы и энергию на ее фальсификацию. Исходя из актуальности темы и несмотря на то, что со дня опубликования статьи Епифанцева прошло почти два года, предлагаем данный материал

*** 

В последнее время и особенно после российско-грузинской войны августа 2008 года в российском обществе тоже все чаще раздаются упреки в адрес нынешних руководителей России, которые своей недалекой и преступной политикой (оккупация грузинской земли, запрет на ввоз в Россию грузинского вина и минеральных вод и т.д.) привели к потере своего самого верного союзника на Кавказе в лице Грузии. Именно ниспровержению подобных взглядов служит обширное аналитическое исследование, посвященное истории Грузии, под названием «Была ли Грузия союзником России? Политическая модель выживания грузинского государства». Оно было опубликовано на интернет-сайте (http://www.apn.ru/publications) российского «Агентства политических новостей» (АПН). Как об этом явствует из титульного листа, исследование является «проектом Института стратегических исследований» России.

Автором исследования является Андрей Епифанцев, который перед российской общественностью обычно предстает как писатель и независимый эксперт, чаще – как «эксперт по вопросам Кавказа». О писательском даре Епифанцева ничего сказать не могу – не знаю, но его «независимость» как «эксперта» - довольно сомнительна, настолько схоже его политическое мировоззрение с «великодержавным» политическим мировоззрением нынешнего руководства России. А как эксперта по вопросам Кавказа, думаем, вдумчивый читатель сумеет его оценить после того, как ознакомится с вышеупомянутым, перегруженным новыми идеями трудом, который и является предметом нашего обсуждения.

Автор статьи и его заказчики (несомненно, из кремлевской политэлиты) пытаются доказать, что Россия вовсе и не теряла Грузию как своего потенциального стратегического политика на Кавказе, поскольку Грузия никогда не была союзницей России и на руководстве России нет никакой вины в нынешнем грузино-российском противостоянии. Для достижения этой цели они стремятся опорочить имя Грузии и грузинской нации путем создания ложного представления о них. Для этого, как ни странно, они решили использовать историю грузинской нации. На основе «глубокого» анализа этой истории, опираясь на известную теорию модели поведения государства и нации, они «обнаружили» уникальную «историческую модель» поведения грузинского государства и грузинского народа, которая, оказывается, в неизменном виде повторяется на протяжении последних 450-500 лет. Оказывается, и межгосударственное противостояние обусловлено только этой моделью поведения грузинской нации.

Упомянутое обширное письмо (тут мы намеренно не упоминаем слово «научный», настолько далеко оно от науки) посвящено попытке аргументировать это совершенно странное поведение и действия грузинского государства и грузинской нации. Если говорить кратко, то читателя хотят убедить в следующем: последние пять веков Грузия (или грузинские царства-княжества) не то что никогда не были независимыми, но и никогда не боролись за свою свободу, по той простой причине, что у них на это никогда не было никакого желания. Наоборот, они всегда находились в поисках сильного «хозяина», были охвачены стремлением получить от них разного рода выгоду. Те, кого мы считали врагом и поработителем, оказывается, неутолимо, бескорыстно заботились о Грузии. А абсолютно неблагодарные грузины выступали против такого заботливого хозяина, когда у него не было возможности по-старому проявлять свою заботу, и искали ему новую замену в лице более сильного и более заботливого покровителя, который дал бы возможность поживиться и расшириться за счет бывшего заботливого хозяина. И этот процесс, оказывается, нескончаемо длится и продолжается по сегодняшний день соответственно геополитическим изменениям…

Но Епифанцев не довольствуется оскорблениями в адрес грузинской государственности вообще или только правящих верхних слоев государства. Свою желчь и ненависть он выливает на всю грузинскую нацию. Именно поэтому, отмечая «недостойный поступок правителей», он то и дело отмечает: мол, то же самое начинает делать «весь грузинский народ». С моральной точки зрения подобные действия не что иное, как предательство, бессовестность, неблагодарность, трусость, подлость и т.д. Фактически именно эти свойства приписывает автор грузинам. Правда, в то же время он пытается выставить себя безэмоциональным, объективным «экспертом»: что, мол, поделаешь, это просто «своеобразная и специфическая модель», которая доказала свою эффективность и дееспособность, поскольку гарантировала грузинам их выживание как нации и винить в этом Грузию не стоит так же, как рыбу-прилипалу. Но он все-таки приводит и свою оценку: некоторые могут считать такое поведение предательством и проституированием» (стр.18). Действительно, в чем вина грузин, если «выгодничество» и предательство – их естественные качества…

Справедливости ради следует отметить, что автор, действительно, много поработал над вопросами истории Грузии. Он называет целый ряд исторических фактов и личностей из истории Грузии позднего средневековья, новой и новейшей истории. Хотя невольно складывается впечатление, что эти выводы сделаны не на основе глубокого анализа истории Грузии, как этого требует обычное научное исследование, а наоборот, пытается подогнать конкретные исторические события под заранее выработанные положения. Поскольку история Грузии не дает автору никакого основания сделать свои выводы, ему постоянно приходится обращаться к недостойному для любого историка (и не только для него) методу: специально исказить и переставить во времени исторические факты, создать неверное представление об известных исторических деятелях и т.д. Говоря иначе, этот его труд (а точнее, результат творческих потуг) представляет собой типичный образец бесстыдной демагогии.

В вышесказанном можно легко убедиться при анализе рассуждений и аргументов автора. Чтобы аргументировать свою теорию, он делит историю Грузии последних веков на три части и рассматривает каждую в отдельности. По мнению автора, начало этой модели поведения грузин, с поразительной точностью повторяющейся по сегодняшний день, было положено в средние годы XVI века и продолжается на протяжении 250-и лет: «Тогда территория, что мы сейчас называем Грузией, была поделена между двумя странами-лидерами того времени – Турцией и Ираном». Ясно, что здесь подразумевается (хотя автор не называет это) Амасский мирный договор, заключенный в 1555 году между Османской Турцией и Ираном, силой которого эти два государства поделили между собой сферы влияния на востоке (в том числе, на Кавказе). Западная Грузия «досталась» Османской Турции, а Восточная – Персии.

Хотим напомнить автору: этот договор вовсе не означал того, что грузинские царства-княжества автоматически оказывались в составе этих государств. Турция и Персия фактически поделили между собой страны, которые хотели захватить в будущем, подобно тому, как, например, в августе 1939 года нацистская Германия и коммунистический Советский Союз поделили государства Восточной Европы - по «пакту Молотова-Риббентропа». (Между прочим, тогда Польское государство тоже нагло, заранее было поделено между этими двумя империями-агрессорами. Подписав этот договор, Сталин зажег «зеленый свет» гитлеровской агрессии против Польши и, соответственно, развязыванию Второй мировой войны). Но если Германия и СССР в кратчайшие сроки «освоили» свои части (за исключением Финляндии, которую Красная Армия, несмотря на усердную попытку, не смогла оккупировать полностью, а поэтому ей пришлось довольствоваться лишь участком пограничной территории), то для Ирана и Турции покорить грузинские государства оказалось делом не из легких.

Таким образом, первая часть статьи: «Грузинские княжества в Турции и Персии». Все усилия автора направлены на то, чтобы чего бы это ни стоило убедить читателя в том, что под Турцией и Персией грузины чувствовали себя прекрасно. Иранские шахи и турецкие султаны только и думали о том, как доставить грузинам как можно больше наслаждения: давали им множество привилегий, обеспечивали в финансовом плане, уменьшали налоги, защищали от нападения врагов и т.д. Имеющие хоть малейшее представление об истории Грузии, не удивляйтесь, услышав подобные «блестящие открытия». И чтобы читатель не подумал, что я преувеличиваю, давайте детально рассмотрим содержание обсуждаемого исследования, в котором правда и вымысел переплетены, как лианы в тропическом лесу.

Приведем последовательно слова автора, «факты», мнения, оценки и противопоставим им соответствующую реальную историческую картину. Таким образом, автор пишет:

«Положение грузин в турецком и особенно в персидском государствах, было далеко не всегда и не во всем похоже на положение несчастных, обираемых и угнетаемых колоний. Более того, по крайней мере, в Иранском государстве картвельские княжества и по сути, и по форме не были колониями, а являлись частью персидского государства – его провинциями, такими же как коренные ираноязычные регионы Хорасан, Балх или Фарс. Ими правили по тем же законам, что и в основной Персии, а назначаемые шахом чиновники практически всегда были картвельского происхождения – омусульманенные грузинские князья и дворяне. Считалось, что князья находятся у шаха на службе, они получали жалование, им дарились дорогие подарки и имения, как в Персии, так и в Грузии». (стр. 2)

Даже в этой небольшой выдержке очень много различного рода ошибок, допущенных намеренно или по незнанию:
1. Автору трудно различить друг от друга «царство» и «княжество». Если он разбирается в истории Грузии, то должен знать, что Имерети, Картли и Кахети в тот период представляли собой царства и поэтому их неоднократное упоминание как «княжеств» указывает только лишь на дилетантизм автора. Хотя вполне допустимо, что автор делает это намеренно, для уничижения статуса грузинской государственности.

2. Искаженная и полная множества ляпсусов (здесь и в дальнейшем) ситуация, описанная Епифанцевым, когда Картли и Кахети правили «омусульманенные грузинские князья и дворяне», длилась не «на протяжении 250 лет», или, как это желает представить автор, с середины XVI века (1555 год, Амасский мирный договор) до «присоединения Россией Восточной Грузии в 1801 году, а менее половины этого периода, а именно - с назначения Ростом хана Багратиони правителем Картли в 1632 году, до благословения на царский престол Картли и Кахети отца и сына Теймураза II и Эрекле II по христианским правилам.

3. Что касается «назначаемых шахом чиновников» - т.н. «омусульманенных грузинских князей и дворян», то следует отметить следующее: в тот период шах, при условии принятия ислама, назначал только правителей страны, а не «чиновников» вообще. Как правило, на должность правителей шах назначал омусульманенных представителей грузинской царской династии Багратиони. Эта должность официально называлась «гюрджистанский вали», хотя передавалась обычно по наследству (нового кандидата, естественно, назначал шах). В Грузии они по-прежнему носили титул царя. Но попытка передать Кахети в правление иранским ханам все-таки несколько раз была предпринята. Но она не принесла Ирану желаемого результата: грузины не смирились с иностранными правителями и отказывались подчиняться им. А представители грузинского дворянства, занимавшие различные должности на государственной службе, на эту должность назначались не шахом, к тому же, как правило, никто их особо не принуждал принимать ислам (другое дело - некоторая часть верхнего слоя, которая, испытывая иранское влияние, принимала исламскую веру).

4. Шах платил жалованье только «гюрджистанскому вали» как своему чиновнику, а не как представителю грузинского дворянства вообще. То же самое можно сказать и о передаче в дар имений. Но тут следует подчеркнуть еще одно обстоятельство: на самом деле эта привилегия была кажущейся. По понятным причинам шах, передавая в дар имения в Персии, стремился сделать грузинского царя-вали материально и экономически зависимым от себя и еще больше привязать его к иранскому миру. Кроме того, тем самым шах подчеркивал верховенство своей власти – в феодальном мире обычно сюзерен одаривает вассала при условии выполнения им определенной услуги (напр.: одним из выражений установления господства Англии в Шотландии - вместе с тем одним из методов – была передача английскими царями доходных имений Англии правителям Шотландии). Но в Грузии шах не раздавал имений, так как у него их просто не было – власть Ирана не сумела превратить все земли Картли в собственные государственные земли. Здесь имения уже давно были распределены между представителями грузинской знати. Что касается подарков, то это было обычной нормой в дипломатических отношениях государств, выражавшей доброжелательность одного субъекта по отношению к другому (ведь иранские шахи не раз посылали российским царям дорогие подарки через своих послов).

5. Несмотря на то, что в этот период Картли и Кахети при ханском дворе рассматривались в качестве составной части Ирана, они пользовались широкой автономией при решении внутренних вопросов и вовсе не управлялись по иранским законам. Грузинское феодальное землевладение, хозяйственная и социальная система, традиционный христианский быт существенно отличался от исламо-иранского. Поэтому здесь действовали законы, приспособленные к грузинской действительности: как древнегрузинское церковное, так и светское право. Одним из новых, к тому же, самых популярных в масштабах всей Грузии прав, было грузинское феодальное право, разработанное именно в эту эпоху, в начале XVIII века, грузинским царем Вахтангом VI.

6. Автор, проявляет свое немного странное представление о сущности колонии, когда отмечает, что покоренные Ираном «грузинские княжества» не были колониями, так как они представляли собой провинции в составе иранского государства. Мы уже отмечали, что царства Картли и Кахети, в отличие от обычных провинций Ирана, пользовались широкой автономией, и этот их статус был обусловлен рядом политических, социально-экономических или религиозно-культурных причин, а не «особой любовью» шаха к грузинам. Но давайте отставим это. Интересно мнение автора, когда иностранное, сильное государство захватывает другое, более малое государство и превращает его в свою составную часть – провинцию, разве это не колониальное положение для захваченной нации? В политической терминологии это носит название аннексии, которая, как правило, следует за оккупацией. К чему клонит наш автор - догадаться не трудно: мол, Грузия, позднее захваченная Россией, не была колонией, ведь она и тогда была составной частью империи, была превращена в ее губернию (это еще более явственно проявляется в соответствующем месте статьи).


(Продолжение следует…)


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна