RSS
Модель политического поведения Грузии и очередная попытка России исказить историю Грузии – Часть IV
08.06.2011 13:52
Давид Мерквиладзе
доктор исторических наук, профессор, старший научный сотрудник Института истории и этнологии им. И. Джавахишвили

(Продолжение. Начало см.)

а) Свои абсурдные заключения Епифанцев пытается навязать читателю множеством методов и разного рода примерами: по его словам, якобы «Жизнь Грузии в составе Персии и Османской Империи была не так уж плоха и если представить, что каким-то фантастическим образом грузины очутились бы в границах какой-либо другой сверхдержавы того времени, их ждали бы такие же, а может быть даже и худшие отношения». Прочитав этот «гениальный» вывод автора, так и захотелось воскликнуть: да здравствует фантазия Епифанцева! Но тут же вспомнил - ведь не так-то легко отделить его богатую фантазию (или фантастику) от бьющей через край бессовестности. Но, скажем, если под этой «сверхдержавой» (так «по-родному» звучащей для русского имперского сознания) автор подразумевает свою великую родину, то в этих его словах, действительно, есть какая-то доля истины.

Изображая таким образом, что якобы жизнь грузин под гнетом персов была идеальной и протекала чуть ли не в «тепличных» условиях, Епифанцев сталкивается с трудной задачей: вынужденный признать многочисленные факты жестокости и насилия иранских захватчиков в отношении грузин, он должен всему этому найти такое объяснение, которое бы не опровергло им же «подтвержденной» благожелательности иранских властей к грузинам. И автор находит выход: в средние века жестокая расправа была принятым методом. «Проблемы, которые мы сейчас решаем судебным порядком, нотами протеста, да, в конце концов, просто грозным окриком центральной власти тогда приводили к войнам и кровавым расправам. В то время так относились к людям, к целым провинциям, к решению вопросов вообще. Причем властители сплошь и рядом поступали жестоко не только по отношению к иноверцам или к подчиненным народам, но и к своим же собственным соплеменникам». По утверждению Епифанцева, не отставали от восточных деспотов и европейские монархи. И он приводит множество примеров этому. Исходя из этого, автор преподносит как «обычное» явление карательное мероприятие, осуществленное шахом Аббасом в маленьком Кахетинском царстве: 100 000 истребленных людей (включая женщин и детей) и 200 000 насильственно переселенных вглубь Ирана, что в общей сложности составляло 2/3 населения этого царства. Ни один из фактов жестокости, имевших место в истории России и Европы, не сравнится с этим злодеянием. Епифанцев должен знать, что эти действия шаха на современном юридическом языке носят название геноцида и этнической чистки. За этими действиями последовало заселение наполовину опустошенных земель Кахетии тюркскими кочевыми племенами. Таким образом, тут налицо жесточайший метод преднамеренного изменения этнического состава, осуществленный против местного, коренного населения.

В связи с вышеуказанной позицией автора возникает вопрос: почему же Россия не попыталась решить создавшуюся проблему в судебном порядке, дипломатическими или другими цивилизованными средствами, когда вместе с абхазскими или осетинскими сепаратистами провела аналогичную этническую чистку грузин в Абхазии, на исходе XX века, или в Шида Картли – в начале XXI? Ведь средние века уже давно стали частью истории. Ответ один – политическое руководство России по сегодняшний день мыслит и действует согласно имперским нормам средневековья, и указанная проблема была искусственно создана ею для осуществления своих имперских планов в отношении Грузии.

Указанное действие заботящегося о грузинах шаха (в этом случае, шаха Аббаса I) было частью плана, который предусматривал не только полное уничтожение грузинского государства, но и насколько возможно высвобождение Восточной Грузии от грузинского этноса. В противоположность «теории» Епифанцева, шах Аббас прекрасно знал, что свободолюбивая грузинская нация никогда не смирится с гнетом, и окончательная инкорпорация грузинских земель в иранскую империю станет возможной только после изменения этнической картины – грузин, всегда готовых защитить родную землю, должны были оторвать от своих корней, а на их родной земле – на полях Картли и Кахетии поселить более благонадежный народ тюркского происхождения. Шах принялся к осуществлению этого плана с самой восточной окраины Кахетинского царства. Несмотря на ужасающие итоги, о которых мы говорили выше, многочисленная армия империи оказалась бессильной перед несломимым грузинским духом, самоотверженностью и геройством защитников Родины. Между прочим, жертвой этого плана шаха Аббаса I стала половина его армии (примерно 60 тысяч воинов), специально созданной и обновленной, армии, которая несколько раз нанесла поражение могущественной Османской империи. Если добавить к этому освобождение Кахетии от переселенных на Алазанскую долину тюрков во время т.н. Бахтрионского восстания - в период правления шаха Аббаса II, - становится ясно, почему было несуждено осуществиться антигрузинскому плану, разработанному при дворе шаха Аббаса I.

Епифанцев прав в одном: действия шаха Аббаса в Грузии, действительно, не были исключительным явлением. Автор приводит множество примеров, но не упоминает о событии, которое почти идентично действиям шаха. Это этническая чистка, проведенная Российской империей на Кавказе. По масштабам и беспощадности выделяются военно-политические операции империи, осуществленные против черкесско-адыгских народов во второй половине XIX века. В результате тысячи кавказских сел были сожжены и сровнены с землей, истреблены сотни тысяч людей, а большое количество оставшихся в живых выселены в Османскую империю (огромное количество т.н. мухаджиров погибло в дороге). Общее количество жертв этнической чистки, по некоторым данным, превышает миллион человек. На местах их проживания российская власть создавала новые, казачьи станицы. Казаки должны были обеспечить российское господство на Кавказе. Читатель не может не согласиться – знакомая схема. Ну и что, что XXI век – это не средние века. Время и эпоха ничего не значат для осуществления российских имперских целей, так же, как степень жестокости и количество жертв. Оправдывая шаха Аббаса, российский автор пытается оправдать мероприятия, проведенные во имя интересов империи, конечно же, это делается, чтобы оправдать имперские действия России. Так оно и есть – для людей, подобных им, цель оправдывает средства, тем более что целью является могущество и расширение империи.

В знак того, что в действиях шаха Аббаса в отношении грузин, с учетом порядков того времени, не было ничего особенного, Епифанцев напоминает: «И все это… не помешало шаху Аббасу запомниться современникам просвещенным человеком своего времени, тонким дипломатом и сторонником нововведений в науке и технике». И тут же добавляет, что на его стороне сражались и представители грузинской знати, каким был Великий Моурави - Георгий Саакадзе.

Пусть автор поинтересуется, каким же помнит Грузия злополучного шаха Аббаса и в каком контексте упоминают о нем сегодня. А выдающегося грузинского военноначальника Георгия Саакадзе к шахскому двору привела злая судьба, по той причине, что по ряду обстоятельств ему не было места на собственной родине. И пусть Епифанцев знает - это тот Георгий Саакадзе, который был единственным главнокомандующим иранского войска, направленного против грузин, пожертвовал своим горячо любимым младшим сыном, оставленным в заложниках у шаха Аббаса, связался с соотечественниками и 25 марта 1625 года разгромил врага на Марткопском поле, уничтожив 30-тысячное войско. Это была его последняя битва против шаха Аббаса. Так это было, господин эксперт, прошлое надо изображать не односторонне, а полностью, чтобы не погрязнуть в болоте демагогии.

На фоне обсуждения целей и планов иранских властей ошеломляет заявление Епифанцева о том, что «Персия довольно спокойно относилась к грузинским территориям». По утверждению автора, выражалось это в том, что Иран, правда, упразднил грузинские государства (подразумевается Картлийское и Кахетинское царства), но сделал их «своими равноправными провинциями». «А Турция изначально и не ставила целью уничтожение грузинских княжеств, удовлетворившись признанием ими вассальной зависимости и ежегодной данью».

Мы уже говорили о задачах Ирана в отношении грузинских государств, так же, как уже отмечали причину того, почему Османская Турция не смогла полностью подчинить себе Западную Грузию (Имеретинское царство, Мегрельское и Гурийское княжества). Что касается целей Османской империи, то она никогда не отказывалась от полного или частичного присвоения земли чужих государств. Более того, Османская империя как государство полностью была создана за счет захваченных территорий, и ее последующее расширение было результатом агрессивной политики. Естественно, у нее и не могло быть особого отношения к грузинским царствам-княжествам. То, что автор лжет, четко подтверждают следующие факты: во второй половине XVI века Османская Турция, как только это ей удалось, полностью захватила княжество Самцхе (Южная Грузия). Упразднила княжество и ее территорию, составлявшую одну треть грузинской земли, превратила в Османский пашалык. Османская империя и впоследствии не отказалась от аннексии грузинских земель – в XVIII она захватила и Нижнюю Гурию.

Давайте, обратимся к Епифанцеву: «Нахождение между двух центров силы даже давало грузинским царям определенные преимущества – зачастую, хотя и не всегда успешно, в борьбе за свои интересы они сталкивают лбами персов и турок, получают для себя лично и для своих земель привилегии, которых не было в других колониях и провинциях. Главным же преимуществом такого положения был тот факт, что союз части Грузии с Ираном давал гарантию от нападения турок и, наоборот, союз её другой части с турками давал гарантию от нападения персов. Установился паритет - сложная, многосторонняя, но эффективная система, которая действовала больше 200 лет и во многом помогла грузинам выжить как нации».

После того, как Грузия была разделена между Османской Турцией и Ираном, политическая ситуация на Кавказе вовсе не была неизменчивой. Существующий «политический паритет» не гарантировал ненападений со стороны врага даже провинциям Грузии, как это хочет изобразить автор. Окрепшая Османская империя не раз попыталась пересмотреть условия договора за счет Ирана. С этой целью османы не раз предпринимали поход против Восточной Грузии и даже несколько раз сумели на короткий период подчинить ее себе.

Но «обвинять» в ирано-османском противостоянии грузинских царей – это уж слишком. Эти два государства и без вмешательства грузин воевали друг с другом за господство на Ближнем Востоке. Но то, что грузинские политические деятели в борьбе за суверенитет своего государства всегда старались использовать это противостояние в свою пользу – это другой вопрос. Такой политический метод – вполне закономерное и естественное явление, и на международной политической арене найдется тому много аналогов. В экстремальной ситуации, в постоянной борьбе грузин за самосохранение именно суверенитет был той главнейшей целью, которую русский автор называет «привилегией».

Но это вовсе не означает, что сложная геополитическая ситуация создавала для грузин благоприятную ситуацию. Наоборот, борьба двух азиатско-деспотических империй за установление своего влияния над грузинскими царствами-княжествами стала непреодолимым препятствием, мешавшим делу объединения Грузии на протяжении двух веков. Что это, как не цинизм, когда некий «эксперт» такую тяжелейшую геополитическую ситуацию преподносит как гарантию спасения грузинской нации. Это напоминает о лжи, которая изображала захват Грузии Россией как «спасение грузинской нации от физического уничтожения».

(Продолжение следует…)
 


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна