RSS
Очередной миф о «геноциде осетин меньшевистской Грузией»
24.06.2011 13:41
Лела Саралидзе
Доктор исторических наук, Старший научный сотрудник отдела Новой и новейшей истории Интситута истории и этнологии Тбилисского государственного университета им. Иванэ Джавахишвили

Ответ на статью Л. Джиоева «91 год геноциду южных осетин», опубликованную в цхинвальской региональной газете «Республика» (8 июня 2011 года)

Известно, что человеческая фантазия безгранична. Но автор статьи «91 год геноциду южных осетин» Л. Джиоев при освещении истории переходит границы допустимого. В статье он отмечает: «В июне исполняется 91 год геноциду южных осетин, учиненному грузинским правительством меньшевиков в 1920 году. В прошлом юбилейном году эта дата прошла как-то незамеченной. Практически без внимания этот исторический эпизод остается пока и в году нынешнем. А ведь геноцид 1920 года куда более очевиден, чем многие преступления, творимые грузинским правительством в последующие «союзные» времена. Собственно, 1920 год стал кульминационным в политике националистического террора по отношению к южным осетинам в Грузии. После провозглашения независимого грузинского государства в 1917 году правительство Ноэ Жордания и не думало предоставлять национальные права народам, включенным в состав грузинских земель царской Россией. А ведь само название «Южная Осетия» более чем конкретно указывало на инородность этого национально-территориального образования в составе нового грузинского государства. Навязывание грузинской государственности встречало понятное неприятие в Южной Осетии. Первый погром в мятежном регионе грузинские власти устроили в марте 1918 года. Следующие вооруженные вторжения произошли в мае и декабре 1919 года. Тогда Южная Осетия была фактически оккупирована меньшевистскими войсками. От Цхинвала до села Уанел везде стояли грузинские гарнизоны, - добавляет Л. Джиоев.

Л. Джиоев говорит откровенную ложь, так как никакой «Южной Осетии» в природе не существует. Термин «Южная Осетия» - совершенно неестественен с исторической точки зрения и, соответственно, неприемлем, поскольку под этим термином подразумевается населенная осетинами историческая территория Грузии – Шида Картли. «Южной Осетией», совершенно незаконно, в обход норм международного права, была названа исконно грузинская земля, которая постепенно была занята осетинами из Северной Осетии. Факт поселения осетин на территории Грузии подтверждают многие грузинские и иностранные авторы.

Начнем с того, что осетинские общины Шида Картли были неотъемлемой частью Картлийско-Кахетинского царства. В 1801 году они вместе с Восточной Грузией вошли в состав Российской империи. После объявления Грузией независимости и в 1918-1921 годы, когда она представляла собой демократическую республику, на населенной осетинами территории Шида Картли, по указке большевистской России, восстания против независимости Грузии были организованы несколько раз. Известно, что большевистская власть Советской России враждебно встретила восстановление государственной независимости Грузии и создание Демократической республики. Затянувшийся внутриполитический кризис и международная обстановка вынудили Россию официально признать вековое стремление грузинского государства к национально-политической свободе. Параллельно большевистское руководство России вело легальную или нелегальную работу по возвращению Грузии в состав империи. Для осуществления этого плана Россия выделяла огромное количество денег, помогала оружием и другими средствами сепаратистским силам, противостоявшим руководству Демократической Республики Грузия, которые управлялись по инструкциям Ленина и Центрального Комитета партии большевиков. Несмотря на то, что согласно Договору между Грузией и Россией от 7 мая 1920 года Россия безоговорочно признавала государственную независимость Грузии и брала на себя обязательство не вмешиваться во внутренние дела государства, большевистское руководство России до этого времени и в последующий период подрывало устои независимости страны.

Л. Джиоев неверно употребляет термин «меньшевистское правительство». Правда, во главе нового Грузинского государства стояли грузинские социал-демократы (т.н. меньшевики), но их было значительно больше, чем большевиков – соответственно, Грузинское государство, которое получило международное признание со стороны множества государств, называлось Демократической Республикой Грузия.

Стремления осетинских сепаратистов, подстрекаемых российским правительством, в свое время жестко раскритиковал уполномоченный министерства земледелия и Союза крестьян А. Фарниев. Он даже опубликовал статью в газете «Эртоба» («Единство»). В ней А. Фарниев обвиняет историка Н. Джиоева и других осетинских сепаратистов, которые требовали отделения от Грузии. В статье А. Фарниев пишет: «…В прошлом году (имеется в виду 1918 год – Л. С.) 5 июня в Джаве, на первом съезде представителей Закавказья, Н. Джиоев нерешительно поставил вопрос об отделении-независимости осетин, на что собрание ответило отказом. Так, будьте осторожны, взвесьте все, не идите на поводу безответственных политиканов, не забывайте, что вы, осетины, не проживаете на одном месте, и не так легко создать отдельное государство и содержать его… Единственной недоступной крепостью наши националисты считают Джавское ущелье. В этом ущелье проживают осетины, которых примерно: в Джавской общине – 700 дворов, в Рокском ущелье – 400 дворов, если в каждом дворе считать в среднем по 10 душ, то всего их может быть 16 000. А в Тбилисской и Кутаисской губерниях проживает не менее 100.000 душ. Так, кому мы доверяем интересы 84.000 осетин, к кому же им примкнуть… Думаю, те, кто мечтают о создании независимого государства осетин, ничего не понимают или специально хотят столкнуть друг с другом грузинскую и осетинскую демократию и погубить то, чего добился народ» (А. Фарниев, Осетины в Грузии (Возможна ли независимость осетин в Грузии, и кто ее требует?), газ. «Эртоба», №119, 11 июня, 1918).

Правительство Демократической Республики Грузия, мероприятия которой Л. Джиоев называет «политикой террора», решало вопросы национальных меньшинств с учетом национальных интересов Грузии. В связи с этим вопросом не лишено интереса мнение тогдашнего председателя Конституционной комиссии Павле Сакварелидзе. На одном из заседаний Конституционной комиссии он заявил: «… Наша задача сегодня – создать единый, крепкий национальный организм и избежать тех причин, из-за которых он слабеет и разрушается. Поэтому мы должны заявить: тут мы не допустим создания другой нации, не допустим создания государства в государстве, мы не допустим ни курий, ни автономий и вообще, организаций публично-правового типа… Мы говорим, что Грузия – национальное государство, здесь грузин 95% и даже больше. Поэтому мы стоим на почве национального государства и с точки зрения его интересов изучаем вопрос национальных меньшинств…. Мы допустим все, но не допустим создания публично-правовой организации».

В мае 1918 года суверенные права Грузии были восстановлены на всей земле грузинской, которая с XIX века находилась под владычеством России, в том числе - в населенной осетинами Шида Картли. Вся эта территория оказалась под юрисдикцией Демократической Республики Грузия естественным образом, грузинское руководство распространило на этой части грузинской территории собственные полномочия законным образом, как на одну из своих исторических провинций.

В связи с мероприятиями, проведенными правительством Демократической Республики Грузия для решения аграрного вопроса в Осетии, член национально-демократической партии Александр Асатиани писал: «Севернее Цхинвали, в горной местности, расположенной у истока Лиахви, расположено около 130-и маленьких осетинских сел, численность населения которых составляет примерно 1500 дворов. Самое большое и значительное село – Джава, где расположена канцелярия районного комиссара. Весь этот район называют районом горной Осетии. Все проживающие здесь осетины – крестьяне. Единственными князьями на этой территории являются Мачабели, собственностью которых и является вся эта земля примерно в 70 000 десятин. В старое время Мачабели жаловались, что якобы осетины были их крепостными, но осетины оказались сильными в защите своих прав. Избрали мужчин, которые неустанно и упорно собирали бумаги и во всех учреждениях доказывали свои права. Добрались даже до самого петербургского сената. Вместе с тем, правительство хорошо понимало, что в тех недоступных местах, где проживали эти осетины, трудно одной только силой подчинить этот упрямый народ и поэтому постановило: объявить осетин свободными крестьянами, назначить всем Мачабели пожизненную пенсию в 5 000 рублей в год при условии, что они откажутся от своих жалоб с требованием признать осетин их крепостными. Мачабели не имеют права изгонять осетин из этих мест, а осетины же обязаны выплачивать Мачабели ежегодно десятую часть всего урожая. Эту десятую часть они должны сдавать на месте, не обязаны относить ее непосредственно Мачабели. Этот последний пункт имел очень большое значение. Из-за бездорожья князья не могли из этих горных районов доставить оброк в село Тамарашени, где проживали сами Мачабели. Поэтому в большинстве случаях натуральный оброк заменялся деньгами, да и то в очень малых размерах. Так, например, село Джавистави выплачивало 97 рублей в год. Часто бывало, что князья вообще не брали никакого оброка… И теперь именно эти земли (Самачабло – Л.С.) согласно закону №24 января 1919 года объявлены полной собственностью проживающих на ней осетин, к тому же совершенно безвозмездно. Эти земли были отняты у Мачабели Демьяновым, Жирновым и другими землевладельцами, которые теперь от работников-осетин не смогут потребовать ни гроша, не то чтобы десятой части. Этим землевладельцам не останется ни пяди земли, а осетинским крестьянам передадут акты, подтверждающие их собственность на эту землю. Так, и кто же создал эти законы? – социал-демократ министр Хомерики; кто утвердил? – парламент Грузии, большинство которого составляли социал-демократы. Осетины Самачабло должны хорошо это запомнить…» (А. Асатиани Аграрная реформа в Осетии, газ., «Эртоба», №32, 9 февраля, 1919).

Л. Джиоев считает такую аграрную политику Демократической Республики Грузия преступлением, которое, по его мнению, вызвало «понятное сопротивление» со стороны осетин.

Несмотря на множество уступок со стороны правительства Демократической Республики Грузия, осетины требовали еще большего и продолжали бороться. Требования о создании автономной единицы на исконной грузинской земле проходили на фоне вооруженных восстаний. Осетины, проживавшие в Цхинвальском и Джавском районах, с оружием в руках выступили против независимой Грузии. Восстание началось 14 марта 1918 года в селе Эредви, 18 марта восставшие заняли поселок Цхинвали и объявили там советскую власть. Восставшие в пытках убили Георгия Мачабели, Сандро Кецховели, Петрэ Ефремидзе, Косту Казиева, Котэ Церцвадзе. Их целью было установить советскую власть, отделить несуществующую «Южную Осетию» от Грузии и присоединить ее к Советской России. 8 мая 1920 года осетины объявили советскую власть в селе Роки, а Советскую Осетию объявили частью РСФСР. Для оказания помощи повстанцам из Северной Осетии прибыли отряды, перешедшие туда после поражения восстания осетин в Шида Картли в 1919 году. Вооруженные силы Демократической Республики Грузия, во главе которых стоял Валико Джугели, подавили восстания осетин. Грубое вмешательство России во внутренние дела Грузии четко проявились в ноте Народного комиссара иностранных дел РСФСР Чичерина правительству Демократической Республики Грузия от 17 мая 1920 года. В ней говорилось: «…Мы с тревогой узнали, что в Южную Осетию, где провозглашена Советская Республика, направлены для уничтожения таковой власти грузинские войска. Мы настаиваем, если это верно, отозвать свои войска из Осетии, ибо считаем, что Осетия должна иметь у себя ту власть, которую она хочет. Вмешательство Грузии в дела Осетии было бы ничем не оправдываемым вмешательством в чужие внутренние дела...".

Именно так был поставлен вопрос перед законным правительством Грузии правительством РСФСР, прозванным внешней, третьей силой, и комментарии в связи с этим, мы думаем, излишни. Приведем лишь ответную ноту правительства Грузии от 20 мая 1920 года. В ней говорилось: "Правительство Грузии крайне озадачено той частью Вашей ноты, в которой говорится о намерении правительства Грузии подавить силой оружия Советскую Республику в Южной Осетии. Считаю своим долгом обратить Ваше внимание на то, что в пределах Грузии нет Южной Осетии, а существуют осетинские села, которые расположены в Горийском уезде Тифлисской губернии. Эти села представляют бесспорную территорию Грузии... Эта территория по договору находится в пределах грузинских границ, и другой власти на этой территории, кроме как власти Грузинской Демократической Республики, допускать нельзя".

Осетины, спровоцированные нотой российского руководства, 7 мая 1920 года взяли Цхинвали. На следующий день на многочисленном митинге был зачитан приказ ревкома «Южной Осетии» следующего содержания: «Восставшие крестьяне изгнали из «Южной Осетии» меньшевистские войска Грузии и объявили советскую власть на территории от Они до Душети». Если бы не вмешательство извне, правительству Демократической Республики Грузия всегда удавалось подчинить осетинских сепаратистов, что становилось предметом критики грузинских руководителей со стороны осетин. Этой перманентной борьбой против Грузии по заданию Москвы руководил Кавказский краевой комитет РКП (б), который издавал приказы о начале или прекращении каждого восстания.

25 февраля 1921 года Красная Армия Советской России захватила Демократическую Республику Грузия, в результате Грузия потеряла свою государственность. Подстрекаемое российским руководством движение осетинских сепаратистов, которое приняло особо выраженный характер с 1917 года, после установления в Грузии советской власти, в апреле 1922 года, увенчалось созданием незаконной т.н. «Юго-Осетинской» автономной области.

Осетинские авторы оценивают историю тенденциозно, односторонне и не учитывают условий, в которых была создана т.н. «Юго-Осетинская автономная область». Они апеллируют только лишь результатами и в качестве материала используют искаженные исторические факты советской историографии. Это облегчает достижение цели и вводит международное сообщество в заблуждение. На самом же деле самим руководителям большевистской России стало трудно задействовать декрет от 20 апреля 1922 года, ценой большой фантазии и усилий им удалось на заселенной осетинами грузинской территории создать новую искусственную административную единицу.

Л. Джиоев лжет, когда заявляет, что «Грузинская армия и тогда не испытывала недостатка ни в кадровых офицерах, ни в боеприпасах, орудиях, пулеметах и бронепоездах, которыми так широко снабжали ее западные союзники». Известно, что 20 марта 1920 года глава Демократической Республики Грузия Ноэ Жордания обратился к дипломатическим представителям Англии, Франции, США и Италии в Тбилиси с заявлением, в котором с горечью отмечал, что Грузия не получила от Запада ни одного патрона для защиты собственных границ и собственными силами сопротивлялась внутренним и внешним врагам.

Л. Джиоев выдвигает очередное обвинение и говорит, что «руководство Демократической Республики Грузия выселяло осетин, а места их проживания заселяло грузин из соседних районов Грузии». Частичное заселение ущелий Рокского и Мамисонского перевалов грузинами служило только укреплению границ Грузии, очистке от ненадежных элементов, замедлению гражданского противостояния и созданию гарантий безопасности страны и было обусловлено недоверием к осетинам, как к ненадежным элементам. Восстания осетин Шида Картли 1918-1920 годов совпали с критическим для Грузии моментом, и центральная власть Грузии посчитала необходимым должным образом укрепить пограничную полосу.
Также преувеличены приведенные Л. Джиоевым цифры, касающиеся т.н. геноцида осетин. По показаниям очевидцев, общее количество беженцев, перешедших в Северную Осетию во время этих событий, достигало 20-и тысяч. (Известия Юго-Осетинского научно-исследовательского института краеведения, вып. II, Сталинир, 1935, стр.122, 127). В воспоминаниях восставших в 1920 году осетинских большевиков, которые были опубликованы в 1935 году, сказано, что «мятежники потерпели незначительные потери, восставшие отступали с боями, прикрывая беженцев, перешли перевалы».

Путем фальсификации исторических фактов Л. Джиоев пытается состряпать «новую» историю, в основе которой лежат частные интересы. Именно такая фальсифицированная история должна встать на службу сепаратисткой политики. Такой путь совершенно неприемлем и губителен. Ошибки прошлого ни в коем случае не должны повториться.


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна