RSS
ГРУ: Цель всегда оправдывает средства
04.08.2011 12:46
Леван Кикнадзе
"Клуб экспертов"

По мнению российского дипломата высокого ранга Григория Карасина, оказывается, нормализации отношений между Россией и Грузией мешает непрекращающаяся попытка властей Грузии убедить мировое общество и собственное население в том, что якобы Грузия наводнена российскими шпионами и диверсантами. Естественно, Карасин и не может говорить по-другому: он говорит то, что ему поручено. Точнее, в подобных случаях еще с коммунистических времен Кремль всегда имел наготове т.н. «дежурные заявления». Так что, Карасину совершенно не надобно ломать голову над тем, когда и что именно ему нужно говорить. При этом он и его хозяева не понимают, что застряли в двадцатом веке. Они думают, что Грузия по-прежнему изолирована от внешнего мира и ее населению совершенно незнакомы и недоступны происходящие в мире изменения. В основе попытки господина Карасина убедить население Грузии или мировую общественность в том, что спецслужбы России не ведут в Грузии шпионскую деятельность, мягко говоря, лежит большая наивность. А ведь мы совершенно не склонны думать о том, что Карасин или любой российский чиновник, пусть даже его ранга, верит в эти сказки. Они просто не могут смириться с тем, что наши спецслужбы способны выявить и пресечь подрывную деятельность. Им также должно быть ведомо, что грузинские спецслужбы и раньше прекрасно знали об их шпионской деятельности, которая началась не вчера.

Дело в том, что грузино-российские отношения уже давно вышли за цивилизованные рамки, в чем, бесспорно, «заслуга» России, в основном из-за агрессивных и вызывающих форм деятельности ее спецслужб. Точнее говоря, после прихода к власти Путина, Россия ощутимо усилила агентурно-оперативную деятельность в Грузии (и не только в Грузии), и вынудила руководство нашей страны более не скрывать и уличить Россию в вышедшей за все возможные рамки шпионской деятельности. Задумывались ли руководители спецслужб России хоть раз над тем, почему в последние годы так участились случаи выявления и скандального выдворения их агентуры не только из Грузии, но и из других стран. Как известно, нередко выдворение установленной и выявленной агентуры чужого государства не выходило за дипломатические рамки и осуществлялось тихо, без всякого ажиотажа и излишнего шума. Теперь же, если где-то и имеет место выявление агентурной сети и скандальное выдворение агентуры, то она, как правило, оказывается российской.

В цикле публикаций «Клуба экспертов» «Абхазский сепаратизм зародился в лабиринтах КГБ» достаточно четко представлена негативная роль России в грузино-абхазском конфликте. Еще во время войны в Абхазии, и позднее, при осуществлении военным контингентом России т.н. миротворческой операции, мы постоянно получали информации об агентурно-оперативной деятельности российских спецслужб России в зонах конфликта, которая была направлена против Грузии. Несмотря на то, что нами было заведено не одно дело оперативной проверки и оперативной разработки, было установлено и выявлено огромное количество агентов, во избежание раздражения со стороны России, ни одно из этих дел, кроме одного (Дело Ситникова. Из истории провала ГРУ – Часть I, II), не было доведено до конца. По-видимому, это придало Кремлю самоуверенность. На Лубянке поверили в мощь собственных спецслужб и, что самое главное, полностью проигнорировали Грузию и ее суверенитет. Для наглядности приведем один пример.

Согласно оперативной информации, полученной из Сухуми, представители ГРУ (Главное разведывательное управление Генерального штаба вооруженных сил России) и служба безопасности сепаратистского режима обманным путем заманили в Сухуми и завербовали гражданина Грузии, жителя Тбилиси Гурама (по понятным причинам упомянутые в публикации имена вымышлены). По информации источника, Гурам должен был работать в Тбилиси, в посольстве одной из зарубежных стран, но какой в частности - ему было неизвестно. В результате проведенных нами оперативных мероприятий Гурам был установлен и доставлен в здание МВД Грузии.

Гурам не смог скрыть удивления и изумления по поводу нашей информированности. Он даже облегченно вздохнул, потому что самый сложный для него процесс «признания», к которому он внутренне хотя и был готов, но не решался, наконец-то, состоялся с нашей помощью.

Как известно, зона безопасности грузино-абхазского конфликта состояла из 24-километровой зоны, которую на две равные части делила река Ингури - административная граница между Абхазией и Самегрело. Соответственно, восточную 12-километровую зону безопасности контролировал восточный батальон миротворческих сил России, штаб которого был расположен в селе Урта Зугдидского района. А западную 12-километровую зону – западный батальон, штаб которого находился в городе Гали – на территории Абхазии. В Урта служил российский офицер Валерий, который родился в Тбилиси, в семье русского военного. Его мать тоже была дочерью российского военного офицера, служившего в Тбилиси. У этого офицера, кроме матери Валерия, была еще одна дочь, которая была замужем за тбилисским грузином. Таким образом, двоюродным братом русского Валерия со стороны матери был грузин Гурам. После распада Советского Союза семья Валерия, подобно семьям многих других российских военных, на постоянное жительство и для продолжения службы поэтапно переехали в Россию. Его тетя, которая была женой грузина, осталась в Тбилиси. Из-за сложившейся ситуации, естественно, матери Валерия и Гурама общались редко. После того как Валерий для прохождения воинской службы был определен в миротворческий контингент России, в частности в восточную зону, телефонные разговоры с тетей и двоюродным братом Гурамом в Тбилиси обрели частый характер. Во время таких телефонных разговоров Валерию становится известно, что Гурам работает в посольстве одного из иностранных государств в Тбилиси. Этим и была обусловлена заинтересованность Валерия и его начальства Гурамом.

В один из жарких июльских дней, во время очередного телефонного разговора Валерий, под предлогом того, что ему запрещено выезжать в другой регион Грузии, пригласил Гурама в Зугдиди. Тот согласился и в субботу утром поездом прибыл в Зугдиди. Валерий радостно встретил двоюродного брата, которого давно не видел, повел его в ресторан и уже довольно подвыпившему предложил отправиться в Сухуми и освежиться в море. К тому же дал гарантию, что ни один абхаз не остановит автомобиль российских миротворческих сил, а его он отведет в санаторий «МВО» - место дислокации объединенного штаба миротворческих сил. Гурам согласился, но при условии – в воскресенье вечером он обязательно должен вернуться обратно, чтобы отправиться в Тбилиси: должен явиться на работу, тем более что в посольстве не в курсе о его поездке в Зугдиди.

После этого Валерий с Гурамом на автомобиле российских миротворческих сил отправились в Сухуми и разместились в одном из номеров санатория «МВО». В это время Валерию на мобильный телефон поступает звонок. Разговор касается каких-то грузов (Гураму от Валерия было известно, что тот служит в снабжении). Валерий с обеспокоенным выражением лица сообщил Гураму, что вынужден срочно отправиться на российско-абхазскую границу "Псоу", так как из-за какого-то недоразумения абхазы не пропускали груз, принадлежащий российским миротворческим силам. Он предложил Гураму выйти и прогуляться по территории «МВО», искупаться в море, затем, при желании, вернуться в номер. Тем временем Валерий уже присоединится к нему, и они вместе поужинают в ресторане, расположенном на территории "МВО". Гурам, как и посоветовал двоюродный брат, вышел погулять, но спустя короткое время был задержан абхазским военным патрулем. У него изъяли мобильный телефон, личные документы, в том числе пропуск посольства, и как "нарушителя границы" перевезли в здание госбезопасности Абхазии. Здесь его интенсивно допрашивали абхазские и российские сотрудники. В основном его допрашивал человек русской национальности, хотя он и был в гражданской одежде, военная выучка явно выдавала в нем военного. Он особое внимание заострял на специфике работы Гурама, его отношениях с сотрудниками посольства и т.д. Четыре дня Гурама держали в изоляторе госбезопасности, где он подвергался интенсивной обработке. Кроме того, что его ожидало заключение за "нарушение границы" сроком на несколько лет, обещали невыносимые условия в тюрьме, если он не согласится на их предложение.

Гурам не выдержал физического и морального давления, к тому же убедился, что от Валерия помощи не дождаться, и согласился на тайное сотрудничество. После этого с ним были согласованы способы двусторонней связи, которая должна была быть осуществлена через Интернет. Все это делалось в обмен на его освобождение, а по выполнении им очередных заданий пообещали и финансовое вознаграждение. Гурама успокаивали тем, что ему не придется осуществлять тайную деятельность против Грузии, якобы ему будут поручены задания только связанные с посольством, в котором он работает. Его строго предупредили ничего не говорить Валерию, и только лишь после этого позволили двоюродным братьям встретиться друг с другом. Естественно, Валерий хорошо сыграл свою роль: все свалил на случайность и абхазский военный патруль. Он привез Гурама в Зугдиди и отправил в Тбилиси. О случившемся Гурам в семье не сказал ни слова, а опоздание объяснил пищевым отравлением, чего оказалось достаточно, чтобы взволнованные родные успокоились. Как мы отмечали в начале, через несколько дней после приезда Гурам был доставлен в здание МВД. Естественно, мы не станем раскрывать от кого и как получили информацию о вербовке Гурама. Организаторы упомянутой операции, возможно, даже думают, что Гурам по собственной инициативе дал признательные показания и роль спецслужб в этом деле минимальна. Пусть думают, как им заблагорассудится. Главным для нас тогда было выявление и пресечение грязных намерений ГРУ.

Наши комментарии в процессе признания Гурама открыли ему глаза, и он постепенно убеждался, что двоюродный брат, (по всей вероятности сотрудник ГРУ), узнав о том, что он работает в одном из посольств, доложил об этом своему начальству. Вовсе неудивительно, что ГРУ не выпустило бы из рук случая, открывавшего перспективу с территории Грузии с помощью гражданина этой страны проводить разведывательную деятельность в «третьей стране».
Опишем кратко, возможную схему вербовки Гурама.

После того, как Валерию становится известно о месте работы Гурама, он пишет начальству рапорт, в котором детально описывает о своей "родственной связи" и ставит вопрос о целесообразности вербовки. После этого, с согласия руководства, начинается глубокое изучение Гурама в качестве кандидата на вербовку, в чем, возможно, было задействовано тогда еще функционировавшее в Тбилиси посольство России. После подтверждения факта родственной связи, получения материалов, характеризующих Гурама и членов его семьи, Валерий было дано задание почаще осуществлять телефонные контакты с целью доказать семье Гурама искренность своего стремления восстановить родственные связи и еще более сблизиться.

Лишь после этого процесса, что, как правило, подробно было бы отражено в оперативных справках, аккумулированных в соответствующее оперативное дело кандидата на вербовку, руководство ГРУ выдало бы санкцию на проведение операции по вербовке Гурама.

Исходя из этого, все этапы процесса вербовки Гурама: его приезд в Зугдиди; угощение; переезд в Сухуми; размещение в санатории «МВО»; внезапное исчезновение Валерия; появление на территории МВО абхазского военного патруля; задержание и доставка в госбезопасность Абхазии - осуществлялись только лишь по заранее составленному и утвержденному плану. Все нюансы плана были бы рассчитаны на знания и опыт Гурама. Российские спецслужбы были уверены, что многого, особенно того что задержание абхазским военным патрулем было осуществлено по заранее составленному сценарию, Гурам не догадается. Так оно и случилось. Откуда ему было знать, что военному патрулю сепаратистов (если вообще таковой существовал) вообще бы не позволили сунуться на территорию «МВО», не то чтобы осуществлять там патрулирование.

После того, как для Гурама все прояснилось, он, во избежание ожидаемого в будущем шантажа, согласился на наше предложение написать заявление об уходе с работы и по электронной почте сообщить в Сухуми, что посольство аннулировало с ним трудовой договор из за пропуска рабочих дней без уважительных причин.

Естественно, мы продолжили бы оперативную игру с ГРУ, если бы не основные препятствующие обстоятельства. Это было тайное участие в этом деле под именем посольства чужой страны, под которым, в отличие от спецслужб России, мы не подписались бы.

Был и второй вариант. Разгласить обо всем, на что, между прочим, согласился бы и Гурам - настолько он был обижен и оскорблен поступком Валерия. Мы дали бы ему возможность выступить по телевидению и рассказать обо всем. Он детально описал бы всю ситуацию – спектакль, поставленный ГРУ с целью его вербовки. Назвал бы фамилию своего двоюродного брата и т.д. Но мы не сделали этого, опять по той же причине – не хотели раздражать Россию. Уверен, что некоторые средства массовой информации, находящиеся под влиянием российских спецслужб, окрестят сказкой и эту публикацию. Но те, кто готовил вышеупомянутую операцию, более того, давал санкцию на ее проведение, а также т.н. госбезопасность сепаратистского режима должны помнить, с каким размахом отмечали они вместе с представителями ГРУ состоявшуюся вербовку. Но они так же должны помнить и то, как через несколько дней их надежды потерпели полный крах. Ведь они не так уж и наивны, чтобы не догадаться, что именно скрывалось за ответом Гурама. Может именно поэтому посчитали ненужным шантажировать его. Вполне возможно, что они ждали от Тбилиси соответствующей реакции, но как я уже отмечал, мы поступили так, как поступили. Сегодня мы обязательно осветили бы подобный случай, так как Россия своей агрессивной политикой попросту не оставляет нам другого выбора.


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна