RSS
От «Осетии» до «Южной Осетии»: как изменялась этническая география на политическую. Часть I
05.08.2011 14:37
Георгий Чеишвили

Укоренение или засилье чужих племен в исторических краях Грузии, длившееся на протяжении веков, обычно находило свое отражение в историко-географической терминологии. На пограничной территории страны появлялись географические наименования этнонимического происхождения: «Сомхити», «Борчало», «Осети» и др., которые хорошо демонстрируют происходившие в жизни Грузии этнические и политические изменения.

Понятно, что укоренение понятия «Осетия» должно было быть связано с переселением осетин в раздробленную и опустошенную от населения горную Грузию в XY-XVIII века. Результаты миграции осетин впервые испытала на себе Двалети. По достаточно четким показаниям (сведениям) Вахушти Багратиони «После того как Овсетия была опустошена и овсы поселились в горах Кавказа ... жители Кавказа стали называться от пришельцев Овсетией. Да и теперь знатных людей называют осами, а незнатных — двалами». Массовое переселение осетин в горную часть Центрального Кавказа ученый Батонишвили определяет XV веком и отмечает, что кавказцы и двали в его время (“ныне”) назывались «осетинами».

Когда же «Двалети» была названа «Осетией»?

Рассказывая о политических перипетиях Картлийского царства, Вахушти, обычно упоминает «двалов» и «Двалети», хотя четко видно, что для него «Двалети» это «Осети» - «Осетия», т.е. населенная осетинами страна.

Согласно одному из сведений Вахушти Батонишвили, «А Вахтанг, правитель Картли … выступил с войском на Осети, вступил и разрушил 80 башен, поджег и, пленив непокорных, прошел Зрамаг и Жгельცкую лощину и перешел Кедела и прибыл в Кударо и из Кударо [возвратился] с победою в Картли лета Христова 1711, грузинского 399. [После] захватил Двалети и наложил [на жителей] дань ...».

Из приведенного фрагмента видно, что якобы Двалети, которая политически Картли, в то же время является этнографически «Осетией». В верности подобной интерпретации убеждают нас «Хроники» Вахушти, где среди других сведений, датированных 1711 годов, сказано: »Вахтанг пошел на Осетию в августе». Как видим, в этот раз речь идет только об осетинской кампании, т.е. «Осетия» охватывает «Двалети».

Расширение понятия «Осетия» подтверждено уже в начале XVIII века. В одной записи, датированной 1711 годом, мы читаем: «Царь Вахтанг, ... этот новый Горгасали… собрал войско грузинское и выступил [на Осети]. Когда прошел Ворота Осетии, победил и сокрушил [врага], разрушил их башни и вернулся с миром». Вне сомнения, что панегирист Вахтанга Габриел Сагинашвили рассказывает о том же походе, который описан в приведенном выше сведении. Особое внимание привлекает то обстоятельство, что и здесь речь идет только об Осетии.

Интересно, что во второй половине XVII века грузинские деятели пока еще отличают друг от друга Двалети и Осетию: «Мы, государь Багратиони, сын великого царя Шахнаваза, царь Гиорги, пожертвовал эту колоколь св. Отцу и покровителю страны Осетии Дигори и Двалети» (надпись 1674 года на колоколе из Рекоми); а брат Георгия XI, Арчил, в своей «автобиографии» предает нам, что «... пришел в Двалети, оставив там царицу, спустился в Имерети (1680 г.) и в течение восьми месяцев оставался в Чхери. Опять вернулся в Двалети (1681 г.), а оттуда перешел в Осети, Паикоми». Во второй половине XVII века цари и князья Западной Грузии называются «государями» Осетии и Двалети, а католикосы Абхазии носят титул «владыки осетин и двалов» даже в XVIII веке.

Звучный титул царей Имеретии имел реальную основу. В 1601 году, согласно малым хроникам, «... царь Имерети Ростом покорил всю Двалети и Осети и взял крепости и села». Зависимость дигорских осетин от Рачинского саэриставо подтверждает и Вахушти Батонишвили: «... дигорцы отчасти подчиняются рачинскому эриставу, так как владеет он Рачой. Все это так до сегодняшнего дня».

Форму политических отношений обуславливала физическая и экономическая география. Описывая быт горцев Центрального и Восточного Кавказа, Вахушти Батонишвили отмечает, что «Они вынуждены повиноваться своим соседям черкесам и платить им дань, чтобы получить от них пищевые продукты, одежду и соль». Что касалось конкретно осетин, то он пишет: «В здешней стране нет соли, нет льна, конопли, хлопка и шелка, чтобы из всего этого приготовить себе одежду; и потому большая часть овсов обходится овечьими шкурами, да и это привозят из Карталинии, Рачи и Черкесии. По этой причине, и особенно пищи, покоряются они пограничным соседям».

На жизненно важном значений соли у осетин указывают и другие авторы. А Гюльденштедт свидетельствует, что «В Они ... армяне и евреи торгуют железным товаром из Цедиси, хлопчатобумажными материями из Картли и солью и пшеном, поэтому сюда приходят осетины из Двалети и Дугор; Балкары, Басиани, а также и Свани».

То, что власть имеретинского царя распространялась также на Двалети и часть Осетии подтверждает и восточный источник. Искандер Мунши сообщает, что во время похода 1614 года шаху, который расположился лагерем «в окрестностях Гори” доложили, что ”На той стороне есть один вилайет, прозванный Усой, жители которого являются последователями Христа… неверными и хотя они считаются подчиненными Баши-Ачуки, из-за непроходимости дорог, недоступности тех мест и (большой) высоты переплетенных с Ялбузом гор... горделивые (и обнадеженные), не подчиняются даже царю. Шах… послал против них один отряд войска, борцов за ислам. Сильным воинам пришлось перенести много несчастья во время перехода через покрытые снегом дороги и ущелья. (Местные), кто вышел сражаться, не избежали меча и копья доблестных войнов… а те, кто искал убежища в лесах и горах, в их жилищах устроили погром (кызылбаши), примерно 500 человек взяли в плен и захватили около двух тысяч коров и овец и победителями вернулись в лагерь шаха».

То, что под «Уса», о которой говорится в приведенной выдержке, подразумевается «Осетия», видно из сочинения Парсадана Горгиджанидзе. Эти же события грузинский историк описывает следующим образом: «Шах прибыл в Никози и оттуда послал отряды разорять Осетию. А царю Георгию он написал грозное письмо...»

Таким образом, выясняется, что к началу XVII века имеретинскому царю номинально подчинялась «Уса» или «Осетия». Как свидетельствуют хроники и приведенные Вахушти Батонишвили сведения, можно предположить, что под «Осетией» подразумевается не только «Двалети, но и ущелья самой Осетии. Это подтверждают, с одной стороны, рассказы дигорцев, валагиров, куртатинцев о походе шаха Абасса и сражениях у Галиати, Нузали, Дзигвиси, Хилаки; взятии крепостей и сожжении церквей и монастырей, а с другой стороны, «Предание о грузинской короне»: «Дигория была под властью грузинского падишаха Эрекина»,- так начинается интересное для нас осетинское предание. Эрекине, как видно, это царь Эрекле II (известно о его тесных отношениях с северокавказцами, в том числе с осетинами), в его лице персонифицированы несколько грузинских царей. Это видно из одного отрывка этого предания, в котором говорится, что Эрекле, в знак милосердия, принял золотую корону, которая передавалась грузинским царям из поколения в поколение до периода объединения с Россией.

Таким образом, в результате миграции осетин и денационализации двалов Двалети постепенно начинает восприниматься как часть «Осетии». По некоторым признакам, этот процесс начался уже в начале XVII века (Искандер Мунш, Фарсадан Горгиджанидзе), но завершился не ранее начала XVIII в.; хотя в середине того же века пока еще они сохраняли свои национальные черты: «Язык у них древний, двальский, и ныне говорят на собственном - осском…», сообщает Вахушти.

В последующий период понятие «Осетия» употреблялся также применительно к территории Шида Картли. Термин «Осетия» для обозначения горных общин Шида Картли впервые подтверждается в сочинении Папуны Орбелиани. «Амбавни Картлисани» (Вести Картли) свидетельствует, что термин применялся не для обозначения всей горной Шида Картли, а отдельных ущелий, населенных осетинами. Для летописца «Осетия» то “Эриставские осетины”, то “ осетины ущелья Трусо», то “Арагвские осетины”, то “ осетины Ксанских Эриставов”, то “ осетины обоих эриставств”.

В одном месте Папуна Орбелиани пишет, что войска, высланные против восставшего Шанше Эристави, «разделили на три части, одну передали Эриставу Арагви и выслали на Ломиса, второе войско вошло в Ксани и третье – в Лиахви… разорили Ксани...”; затем боевые действия переместились на Малую Лиахви: враг «разрушил крепость Ацери, т.е. где ни были крепости = все полностью разрушил; выслали карательный отряд авганцев, и всех пленили и выслали до Осетии...”. Это единственный случай, когда наш автор при упоминании «Осетии» не приводит синонима, хотя описывает настолько детально, что интересующий нас топоним предположительно расположен у истоков Малой Лиахви или близ него.

Те же события Вахушти Батонишвили передает следующим образом: «После того возвратился шах Надир из Индии... Послал войска, и напали на Шанше, вывели они из крепости Ацерисхеви семью Шанше и многих пленных... А Аликули-хан, начальник войск и Тбилисский хан, вступил в Магран-Двалети, разорил его и горы [принадлежащие] Шанше, однако жамурские осетины обратили хана в бегство и побили его войска».

Если противопоставить эти два сведения, то видно, что «Осетия» Папуны Орбелиани соответствует «жамурским осетинам» Вахушти Батонишвили; почти ясно и то, что не подвергшаяся разорению “Осети” не покрывает разоренную Магран-Двалети и Кного (= “ горы [принадлежащие] Шанше”?). Можно также предположить и то, что укоренение термина «Осетия» относится ко второй половине XVIII века.

Из других нарративных, а также документальных источников выясняется, что новые поселения осетин упоминались в рамках тех сеньорий, территориально-административных единиц или ущелий/стран, где они проживали: «Казенные осетины Нара, Шпа и Кударо», “Арагвские осетины Заха, Трусо, Чвриви, Хада и Гуда”, “Ксанские осетины”, “ осетины Мачабели” или “ осетины Самачабло”, “кударские осетины”. Применялись более общие термины «осетины, проживавшие по эту и по другую сторону». Под осетинами, проживавшими по эту сторону, подразумевались осетины, жившие южнее Главного Кавказского хребта, в верховьях рек Арагви, Ксани, Малая и Большая Лиахви. А под осетинами, проживавшими по ту сторону, т.е. за хребтом, подразумевались осетины, проживавшие севернее хребта, в верховьях Терека и Ардон-Мамисони. Порой осетин, проживавший по ту сторону, подразумевал северокавказских осетин.

Таким образом, «Осетия» Шида Картли представляла собой не территориальную или административную единицу, а это был собирательный термин для обозначения сел осетин, поселившихся в различных краях Грузии. Термин «Осетия» предположительно укореняется во второй половине XVIII века. Во всяком случае, примечательно, что Вахушти Багратиони он неизвестен.

Продолжение следует


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна