RSS
От «Осетии» до «Южной Осетии»: как изменялась этническая география на политическую. Часть II
16.08.2011 13:15
Георгий Чеишвили

(Продолжение. См. часть I)

Для грузинских деятелей начала XIX века исторический край Грузии Двалети (Нара) – был «Овсети», верхний пояс Лиахви – «Овсни», а ущелье Джеджора – всей Рачей.

Изменения происходят и в оронимии: Сехниа Чхеидзе указывает на «гору Овсети», которая находится между Свери и Мугури. Следует предполагать, что эта гора является южной границей распространения осетин по верхнему поясу Большой Лиахви. Действительно, Вахушти говорит, что «Выше Свери… находится ущелье Лиахви..., где нет виноградников, фруктов; населяют эту землю осетины, двалы; Урожаем горноместным и скотом таким же». Горы «Картли-Осети» упоминает также Яков Райнегс.

Что касается русских авторов второй половины XVIII века – деятелей императорского двора, миссионеров или направленных в Грузию офицеров, то они называют «Осетией» только лишь нынешнюю Северную Осетию. Осетинскими краями («мазрами») на территории Грузии они называют только Заху и Нара. Во всех остальных случаях они знают лишь «осетин, проживающих в горах Кавказа», которые являются подданными того или иного господина. Именно поэтому «осетин», а лучше говоря, «населенные осетинами земли («Осетинцы»), полковник Бурнашев вносит в специальную «перепись», созданную к моменту подписания российско-грузинского трактата, и наносит на карту на обратной стороне хребта, в горах.

Исключение составляют «записи» (1770 год) капитана Языкова, в которых говорится, что большая часть Осетии подчиняется Грузии (Картли), а царь Эрекле вместе с Картл-Кахети и Казах-Борчало владеет и частью Осетии.

Гюльденштенд первым из известных нам авторов объединяет осетин, проживающих по обе стороны Кавказа, под названием «провинция/страна Осетия, хотя там же указывает, что «южная часть» или исток реки Джеджора вместе верхним поясом и истоками рек Большая и Малая Лиахви, истоками рек Ксани, Арагви и Терги (Терек) находились под властью грузин. Описывая Грузию, немецкий путешественник не упоминает «Осетии»; он знает только «осетинские» села или села, «населенные осетинами», и «осетинские края», которые принадлежали царю или князьям.

В одном из писем Гюльденштедт отмечает, что кавказские народы, и в том числе осетин, он сгруппировал по языковому признаку.
Русский резидент Райнегс отдает предпочтение нейтральному термину – «осетины». По его сведениям, «Осетины также населяют весьма большую равнинную часть севернее Кавказа и распространены также до юга. Много родов этого народа полностью независимы; другие, пока они получали жалованье, называли себя подданными императора России; а остальные принадлежат Георгии или Иберии».

Еще один немец, состоявший на службе русского государства, Йоганн Бларамберг, творивший в первой четверти XIX века, также употребляет термин «Осетия» и под этим названием объединяет 14 ущелий: Рачу, Кударо, Кешелта, Лиахви-Меджуду, Магран-Двалети, Жамуру, Куда и Гуда, Трусо, Нару, Зрамага, Дигори, Валагири, Куртати, Тагаури. Если сравнить его сведения со сведениями Гюльденштедта, то увидим, что территория южнее Кавказкого хребта объединена под понятием «Осетия» за счет Рачи.

На карте Кавказа, составленной 1841 году, Дюбуа де Монпере объединяет осетин, проживавших севернее Кавказского хребта и на его южных склонах, под названием OშშEთH, хотя и для него исходной точкой была лингвистическая ситуация, и Осетии, обозначенной зеленой каймой, он дает в легенде такое разъяснение: ”Fამილლე Pერსანნე”.

В трудах Бламбергиса и Дюбуа нашло отражение и мнение русских чиновников.
С начала XIX века, после присоединения Грузии к России, в официальных российских документах термин «Осетия» укореняется не только применительно к Северной Осетии, но и как термин, означающий новые осетинские поселения в Грузии. «Осетия, т.е. поселение свободного горского народа», - так пояснял этот термин генерал Ермолов. «Осетия», в основном, употреблялась применительно к осетинскому населению Малой и Большой Лиахви. В «Заметках о Грузии» (1806 г.) капитан-адъютант Лофицкий упоминает о походе на «Осетию», предпринятом Цициановым, чтобы наказать осетин из-за нападения на полк Рышкина. Сам Цицианов известил императора, что направляется на выручку казачьего полка Рышкина от «грузинских осетинцев», которые проживают в Большой и Малой Лиахви». При противопоставлении этих выдержек выявляется, что к началу XIX века слово «Осетия» для русских чиновников является собирательным термином, который употребляется для названия осетинских поселений, расположенных в горной области Восточной Грузии, в ущельях Большой и Малой Лиахви.

«Осетия» была в подчинении капитан-исправника Гори.
Лиахвская «Осетия» была зародышем будущего «Осетинского округа». С запада с ней граничили горы Рачи. Эти же горы Теймураз Батонишвили знает под названием «Лиахвских гор». На юго-западе граница проходила через Черную гору, т.е. через тот отрезок Лиахвского хребта, который разделяет истоки рек Джеджора и Лиахви. И это несмотря на то, что по переписи 1802 года, оказывается, южнее хребта были расположены осетинские поселения. К 1818 году ущелье Корниси считается «Осетией», хотя оно осталось за пределами созданного в 30-х годах Осетинского округа.
На юге граница с «Осетией» проходила у села Свери. В русских документах оно упоминается то как «грузинское», то как «осетинское» село. По переписи 1802 года в Свери вместе с грузинами жили и осетины. На Малой Лиахви «Осетия» начиналась выше Белоти. А согласно другим документам – с Ванати. На юго-востоке вдоль Лиахви и Меджуды проходил водораздельный гребень. Слова И. Бларамберга о том, что горы Накалакеви частично граничили с осетинской общиной Лиахви-Меджуды, можно понять так, что определенные осетинские села ущелья Меджуда также входили в «Осетию». Русские чиновники подтверждали и то, что «Осетия» не была чисто осетинским краем; что там также жили и грузины. По данным 1802 года, население Ванати, Сацхениси, Белоти, Снекви, Чареби и Ацерисхеви было грузино-осетинским. В книге удельных земель 1803 года в Ацерисхеви указано 11 грузинских и 3 осетинских двора, в Белоти – 27 грузинских.

Когда термин «Осетия» употребляется применительно к осетинскому населению, проживавшему только лишь в ущелье Лиахви, то он противопоставляется с другими ущельями, населенными осетинами. Напр., «Осетия» и «осетины Арагви». А в широком понимании «Осетия» или «осетинские земли» включает в себя «осетин Арагвского ущелья» и исток реки Ксани, который считается одним из мест обитания осетин.

В русских документах часто отдельно друг от друга упоминается «Осети» и «Картли»/»Сакартвело», что создает иллюзию того, что якобы это два равновесных термина и, соответственно, независимые единицы. На самом деле, конечно, это вовсе не так. Из переписки русских чиновников прекрасно явствует, что «Осети» является частью «Картли» или «Сакартвело». Поэтому в официальных документах часто встречаются термины: “Грузинские Осетинцы”, “осетинцы , принадлежащие к Грузии”, “подвластные Грузии осетинцы”, “Осетинцы северной Карталинии, на южной стороне Кавказских гор”. После покорения Имеретинского царства появляется термин “Имеретинские Осетинцы”. Эта терминология основывается на географическом расселении осетин, правовом положении и административно-политической принадлежности. В одном документе под названием “Объявление Осетинцам, имеющим жилища свои у рек Большой и Малой Лиахвы и Паци и в уездах Арагви и Нара”, датированном 1802 годом, сказано, что власти России намерены со всей строгостью восстановить «надлежащий порядок, некоторые из ваших злоумышленников, еще при жизни последних Грузинских царей, которым вы издревле подвластны, покусились нарушать (АКАК, I, с. 582).

К 1830 году, после карательных экспедиций против осетин, осетины, проживавшие в горных краях Грузии, фактически подчинились российским властям. Эта победа была одной из самых значительных в истории кавказских войн. У русских чиновников и военных укрепилась вера в то, что эта, покоренная русским оружием «Осетия» должна была быть казенной собственностью, а не владением грузинских князей. Тем более, что до появления русских солдат, особенно в Магран-Двалети, Тлиши, Гвидиси, Чипрани и Кного, там царил настоящий каменный век, и якобы не было никаких следов грузинского господства. Спустя несколько десятилетий эти претензии превратились в красивый миф: “Этим закончилась экспедиция генерала Ренненкампфа. Войска наши проникли так далеко и прошли через такие места, где не только не была нога русского солдата, но куда не доходили даже грузинские цари, владевшие Осетиею целыя столетия... Так совершилось покорение южной Осетии, навсегда утратившей свою независимость”. Именно таким образом русский официоз и историография постепенно создавали «Осетию», «Южную Осетию» и ее «независимость».

Исходя из стратегических интересов, императорский двор считал необходимым ввести чрезвычайное единое правление во всех населенных осетинами ущельях по обе стороны Кавказского хребта. “Один взгляд на карту удостоверяет, что земля сия во многих отношениях заслуживает особенного внимания правительства. Прочное владычество наше в Осетии решительно разрежет хребет гор Кавказских на две части”, _ докладывал господин Розен военному министру Чернышеву.
Понятию «единая Осетия» открыли дорогу, как мы убедились выше, военные и естественно-научные топографические экспедиции, осуществленные на Кавказе еще в конце XVIII века. Все эти труды создавались по специальному заказу, с тем чтобы научное исследование, при необходимости, превратилось бы в практическое пособие русской реалполитики.

Одним из продуктов этого плана был созданный в 1840 году Осетинский округ, который включал в себя всю горную часть Шида Картли, начиная от истоков реки Большая Лиахви и включая истоки Терека. Но для правителей России очень скоро стало очевидно, что округ был искусственным объединением высокогорных ущелий, разделенных между собой труднопроходимыми хребтами, и большую часть года всякая связь между ними была прекращена. Поэтому спустя два года Осетинский округ разделили на Осетинский и Горный округ. Горный округ объединял участки Хеви, Мтиулети и Ксани, в который входили не только населенное осетинами Жамурское ущелье, но и грузинские села, расположенные у истоков Ксани. К нему же присоединили Нарский участок, входящий в Горский уезд. С 1847 года, когда была создана Кутаисская губерния, западную часть Двалети, в частности, Мамисонское ущелье включили в Рачинский уезд. Значительные изменения были осуществлены в 1859 году: участки Нара и Мамисони отторгли от Тбилиской и Кутаисской губернии и присоединили к Осетинскому военному округу левого крыла Кавказской линии; а оставшуюся территорию Осетинского округа сделали участком и подчинили Горскому уезду.

Как видим, в середине XIX века для сел, населенных осетинами, создаются отдельные административные единицы с этнонимическими названиями, а Двалети административно отторгнута от Грузии и присоединена к Осетии. Непреодолимые препятствия на пути еще более далеко идущих шагов создавал Кавказский хребет.

Но этот же географический фактор способствовал созданию термина «южные осетины» (к 30-м годам XIX века) и «Южная Осетия» (середина XIX века), которые уже к концу XIX века укоренились в лексике как русских, так и грузинских деятелей. Только лишь после Февральской революции 1917 года в России, и особенно после большевистского переворота, для большей части грузинской общественности стало очевидно, что эти безвредные географические факторы таили в себе также и политическую опасность. Именно поэтому представители правительства Демократической Республики Грузия разъясняли своим русским коллегам: «…В границах Грузии существует не Южная Осетия, а находящиеся на территории Грузии осетинские поселения…» Абсурдность существования Южной Осетии как политической единицы хорошо понимали и грузинские большевики. «Южной Осетии, как единой географической единицы, не существует. Есть только населенные осетинами отдельные районы, которые не имеют никаких отношений друг с другом ни географически, ни экономически. Каждый из этих районов в отдельности представляет собой неделимую органическую часть различных географических и хозяйственных провинций»,- читаем мы в заключении Народного комиссара внутренних дел. Абсурдность идеи понимали и сами осетины. Именно поэтому их лидеры с таким ожесточением требовали присоединения равнины Шида Картли, Цхинвали и прилегающих к нему сел, поскольку в противном случае, по их же признанию, Южную Осетию ожидал полный культурный и экономический крах. В оккупированной и советизированной Грузии набирали силу политические соображения, и была создана Юго-Осетинская автономная область, которая и по занимаемой территории и по своему статусу намного превышала «Осетию» и «Осетинский округ».

Такую трансформацию претерпел термин, ставший краеугольным камнем сепаратисткой идеологии в начале XX века.
 


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна