RSS
Абхазский сепаратизм зародился в лабиринтах КГБ. Часть X
26.09.2011 11:52
Леван Кикнадзе
Клуб экспертов

(Продолжение. См. части I, II, III, IV, V, VI, VII, VIII, IX)

Неизвестные детали войны в Абхазии. Часть V

На каждом шагу грузино-абхазского конфликта подтверждалось, что война 1992-1993 гг. была спровоцирована и началась без предварительной подготовки грузинской стороны. Особенно бросалось в глаза, что не удавалось наладить координированные действия как между разными военными, так между военными и гражданскими ведомствами. Вместе с тем некоторые руководители высокого ранга, особенно члены Госсовета - в том числе подключенные к процессу переговоров - меньше всего предусматривали, а порой и вовсе игнорировали информацию Службы госбезопасности о планах и замыслах противника. Эти люди считали себя всезнающими и даже достоверная информация, полученная из надежных источников, вызывала у них раздражение, если противоречила их мнению. Они все равно пытались настоять на своем и хорошо, если нам удавалось протолкнуть собственные предложения при вмешательстве вышестоящих лиц - но получалось это не всегда. Так, мы столкнулись с серьезным противодействием при решении вопроса о выводе тяжелых вооружений.

Как известно, Сочинское соглашение от 27 июля 1993 года запрещало ввод в Абхазию дополнительных вооруженных формирований, доставку боевых материалов и проведение военных маневров после прекращения огня 28 июля. Кроме того, перемирие предусматривало поэтапный отвод вооруженных формирований и тяжелого вооружения с линии фронтов. Процесс вывода танков, бронетехники и артиллерии был определен таким образом, что вооружение грузинской стороны вывозилось за пределы Абхазии. Согласно первому варианту соглашения, наша техника должна была быть выведена по ту сторону Энгури, в село Рухи. Владея достоверной информацией, мы – Служба безопасности - категорически возражали против этого, поскольку нетрудно было догадаться, что в таком случае тяжелое вооружение окажется в руках Лоти Кобалиа.1

Маловероятно, что Лоти Кобалиа запасался снарядами именно для этого случая, когда грабил железнодорожные составы (см. часть IX). Но факт, что события развивались в очень подозрительном ключе. Казалось, что ими управляла одна рука – причем все указывало на участие России. Поэтому, в результате нашего активного вмешательства, грузинская сторона приняла очень трудное решение: вывезти тяжелую технику на кораблях в Поти. Это было лучше, чем вовсе лишиться ее. То, что оружие - выведи мы его в Рухи - оказалось бы в руках Лоти Кобалиа, позже подтвердил перехват телефонного разговора между собеседниками в Сухуми и Грозном.

Сухуми:
- Тяжелую технику, вместо Рухи, вывозят в Поти.
Грозный:
- Почему и при чьем вмешательстве изменили решение?
Сухуми:
- Во всем виновато КГБ, что-то заподозрили и вынудили.
Грозный:
- Вы оплошали, нельзя было этого допускать.

По понятным причинам не станем указывать, кто и с кем говорил. Участник этого диалога из Сухуми должен хорошо помнить не только содержание данной беседы, но и другие телефонные разговоры, проведенные в период войны с Грозным, Москвой, Зугдиди и Тбилиси. Эти разговоры - когда он говорил о множестве мирных жителей, погибающих из-за постоянных бомбежек города – свидетельствовали, что он, как настоящий грузин-сухумец, переживал не меньше других. Он спорил - особенно во время разговора с Грозным, поскольку часто не мог убедить собеседника на другом конце провода в том, как варварски обращаются абхазские боевики с мирными жителями только лишь потому, что те - грузины. В подтверждение этого - телефонный разговор, состоявшийся между Грозным и Сухуми 11 февраля 1993 года.

Сухуми:
- Сегодня в Тбилиси состоялась сессия. Выступил Шеварднадзе. Заявил, что в Тбилиси у вооруженных людей надо изъять оружие. В Абхазии трудно с оружием и надо раздать его местным для защиты города. Мол, вошли русские и намерены пойти на Сухуми. И этого, мол, нельзя допускать. И еще говорил что-то подобное. На самом деле он все время спекулирует на Сухуми так, как мы говорили. Если его пошатнет, наверное, даст визу на сдачу Сухуми.
Грозный:
- Какая там ситуация? Что, опасность действительно существует?
Сухуми:
- Да, правда есть. Абхазы собрали около 3000 человек. Если к ним добавится десант русских, авиация, то будет очень большая сила.
Грозный:
- По радио передают, что Китовани намерен перебросить дополнительные силы.
Сухуми:
- Пока что ничего не видно. А так, на что он способен? Во всяком случае, у нас нет никакой надежды. Но стоят сухумцы, местные ребята.
Грозный:
- Чтобы вы знали, все чеченцы предупреждены, чтобы не трогали население. Их главнокомандующий предупрежден, этот, чеченец, он тоже знает.2
Сухуми:
- Да, но… Они не тронут, а абхазцы? Кто их остановит? А он, он выполнит это?
Грозный:
- Главное, что попытается - такой он получил приказ. Они не тронут людей, наших сторонников. Они в Гагре тоже не тронули наших сторонников.
Сухуми:
- Только в одной Гагре знаю трех-четырех людей, наших сторонников, которых убили.
Грозный:
- Наверное, случайно, а то ведь у него приказ отсюда, чтобы не трогали наших сторонников.
Сухуми:
- Да они не разбирают никого, особенно бригада Озгана - это сумасшедшие. В Гагре никого, кроме стариков, не оставили. Молодых грузин всех уничтожили. Активничали наемные казаки, как только видели грузина – так отрезали голову. Они даже собственной матери отрежут голову. Сваливают на абхазов и чеченцев.
Я разговаривал с ребятами - они всячески постараются не уступить город. Его не волнует, что город может быть сдан, а здесь население погибает. Он хочет, чтобы Сухуми пал, чтобы с обеих сторон пойти на Зугдиди. Вот чего он хочет. Это его генеральный план.

Вернемся к соглашению от 27 июля 1993 года. Мы не ставим целью обсуждать достоинства и недостатки этого документа. Хотя даже поверхностный анализ свидетельствует, что целый ряд пунктов - особенно вывод из Абхазии северокавказских боевиков; ввод абхазского полка внутренних войск в состав грузинских внутренних войск; возвращение в Сухуми абхазской части действующих в Гудауте органов власти и возобновление совместной с грузинской стороной деятельности - были настолько нереальны и труднопредставимы в тот период, что этому соглашению, как и соглашению от 3 сентября 1992 года, никак не суждено было претвориться в жизнь.

Это мнение усиливала информация, полученная нами от разных источников - в том числе из Гудауты, Москвы и Грозного - о том, что Ардзинба реально не собирался идти ни на какой компромисс, несмотря на давление со стороны значительной части абхазского общества, четко видевшей разрушительные последствия войны и требовавшей остановить ее, чтобы урегулировать конфликт мирным путем. Напротив - Сочинское соглашение давало абхазской стороне еще одну возможность выиграть время, чтобы при поддержке России лучше подготовиться к штурму Сухуми. Тем более, что к тому времени они уже контролировали высоты в окрестностях города в направлении Шрома.

С другой стороны, формирования Лоти Кобалиа уже начали активные военные действия по установлению контроля над Западной Грузией. Так что ситуация по всем направлениям была крайне тяжелой, и это обусловило наше согласие на неприемлемые пункты Сочинского соглашения.

Рассуждения и споры вокруг этого не прекращаются по сей день. Тогдашнее руководство Грузии обвиняют в подписании якобы проигрышного, предательского документа. Но то, что началось 16 сентября 1993 года и завершилось за 10 дней - было логическим завершением коварного плана Кремля, разработанного в Генштабе российских Вооруженных сил и осуществленного совместными усилиями сепаратистов, регулярных войск РФ, казаков и северокавказских «конфедератов». В этом плане особая роль отводилась «своевременному» развитию событий в Западной Грузии.

О том, что судьба Абхазии была предрешена в Москве, свидетельствует заявление, сделанное в Госдуме начальником Генерального штаба министерства обороны России. Генерал-полковник Михаил Колесников сказал депутатам, что Сухуми якобы уже контролируют абхазы. Сказал заранее, в день нарушения перемирия, за десять дней до падения города.

В той крайне сложной ситуации, когда практически все ресурсы были исчерпаны, у грузинской стороны не оставалось выбора, кроме как подписать соглашение от 27 июля 1993 года. Вместе с тем, с сегодняшних позиций очень трудно дать однозначную оценку факту подписания этого документа. Огорчает сознание того, что мы слепо поверили обещаниям российско-абхазского тандема: следовало требовать больших гарантий и механизмов для осуществления реального контроля над выполнением условий соглашения.

Во время очередных четырехсторонних переговоров в Сухуми, проходивших под эгидой Организации Объединенных Наций, представитель ООН спросил: кто пресечет нарушения, если какая-либо из сторон нарушит соглашение и возобновит военные действия? Представитель России генерал Шойгу без согласования с российской делегацией - в частности, с Пастуховым - не задумываясь, ответил: мы, русские, пресечем все нарушения, с какой стороны они бы ни исходили - в том числе путем уничтожения огневых точек.

Этот ответ не понравился некоторым членам грузинской делегации и они вступили в спор с Шойгу. Удивленные наблюдатели ООН смотрели, не вмешиваясь в полемику. Молчаливо следили за спором и абхазы. В это время Пастухов встал и попросил выйти на перерыв, чтобы посовещаться со своими людьми. Когда члены грузинской комиссии вышли в кабинет Жиули Шартава3, я попросил его, исходя из создавшейся ситуации, убедить членов комиссии наделить российскую сторону правом пресечения нарушений соглашения о прекращении огня . Это было бы поддержано и ООН. Но Шартава не смог уговорить членов комиссии. После возобновления переговоров Пастухов уклонился от поднятой темы и перешел на обсуждение других вопросов. Остальные, в том числе грузины, тоже не стали затрагивать этот очень важный вопрос.

Как известно, 16 сентября абхазская сторона нарушила соглашение от 27 июля 1993 года и начала широкомасштабную военную операцию на Гумистинском, Шромском и Ткварчельском фронтах. В результате 10-дневных неравных боев 27 сентября - ровно через два месяца после заключения перемирия - Сухуми пал. А 30 сентября пала вся Абхазия.

Далее приводятся материалы радиоперехвата - диалога, который состоялся на частоте 4230кГц между Зугдиди (позывные «Одищи») и абхазской радиостанцией (позывные «Альфа-10») 2 октября 1993 года, на пятый день после падения Сухуми.

Одиши:
- «Альфа-10», я «Одиши».
Альфа-10:
- На приеме «Альфа-10».
Одиши:
- Поздравляю с выполнением вашей задачи по взятию Сухуми и Очамчире.
Альфа-10:
- Спасибо, спасибо, и вам также желаем успехов. Какие у вас намерения в дальнейшем?
Одиши:
- Собираемся наступать на Кутаиси.
Альфа-10:
- Тбилиси, Тбилиси?
Одиши:
- На Тбилиси пока очень трудно. А знаете что, вы многих мирных жителей уничтожаете, и наших сторонников тоже. И вообще, взятие Гали не было согласовано.
Альфа-10:
- Я понял, но ты понимаешь, здесь какое дело… Наших бойцов не смогли остановить, очень трудно было. «На Ингури должны выйти», – сказали они. Вот, так было сказано. Как понял?
Одиши:
- Да, да, понял. Остановите ваших бойцов, а то беженцы идут сюда, требуют остаться в Гали. Мы вынуждены помочь им. Это мешает нам выполнять наши задачи.
Альфа-10:
- Кутаиси, что ли, так я понял?
Одиши:
- Да, да, Кутаиси. Многие из наших не знают, что был уговор, поэтому успокойте ваших боевиков.
Альфа-10:
- Хорошо, я понял тебя. Они, видно, не подчиняются. Да, скажите Кобалиа, пускай выйдет на связь. Наш «Второй» здесь требует. Как понял меня?
Одиши:
- Кто, кто?
Альфа-10:
- Я говорю «Второй», «Второй».
Одиши:
- А, понял. Хорошо, передам. А где «Геди»?
Альфа-10:
- Здесь он, здесь.
Одиши:
- Скажите, пусть сюда вернётся.
Альфа-10:
- Хорошо, хорошо. Я передам ему. Когда выйдешь на связь?
Одиши:
- Не знаю. Скажут. Будьте на приеме, на приеме.
Альфа-10:
- Хорошо, конец связи.
Одиши:
- Да, всего хорошего, братишка. Конец связи.

Не хотелось бы бередить старые раны, но народ Грузии должен знать, что происходило в стране в самое трудное для нее время, кто на какой позиции стоял. Правду должна знать и абхазская молодежь, которую вскармливают состряпанными мифами о том, как малочисленные абхазы якобы победили значительно превосходивших их грузин – байками, который они сегодня повторяют везде и всюду при каждой возможности.

В одной из публикаций «Клуба экспертов» я пообещал адресату письма господину Кобахия обнародовать достоверные документальные материалы, подтверждающие участие России на стороне абхазов в братоубийственной войне, и объясняющие реалии, обусловившие поражение грузинской стороны. Я выполняю это обещание время от времени. На этот раз мы хотели напомнить о фронте, открытом Лоти Кобалиа в Западной Грузии - в частности, в Самегрело. Фактически, вместе с Россией он выступал союзником сепаратистов.

Учитывая все вышесказанное, легко объяснить, что втянутому в гражданскую войну руководству Грузии было трудно выдержать боевые действия, идущие сразу на нескольких фронтах. При этом никакого достойного пути выхода из войны не было видно. Все завершилось так, как абхазские сепаратисты в начале войны не могли даже мечтать. С помощью России и при содействии самих грузин осуществилась их сокровенная мечта – из Абхазии было изгнано почти все грузинское население.

----------

1 Командир гвардии, назначенный свергнутым и укрывающимся в Грозном экс-президентом Звиадом Гамсахурдиа. Руководил сконцентрированными в Зугдиди вооруженными формированиями.

2 Имеется в виду Шамиль Басаев, командовавший в Абхазии т.н. «чеченским батальоном». За заслуги в боях с грузинами был награжден званием «Героя Абхазии». Позже командовал восставшими против России чеченцами. Является организатором и непосредственным руководителем терактов на территории РФ, в силу чего разыскивался и был ликвидирован российскими спецслужбами.

3 Председатель Совета министров Абхазии. Взят в плен вместе с группой соратников в павшем Сухуми 27 сентября 1993 года и расстрелян абхазскими боевиками. Посмертно удостоен звания Национального героя Грузии.


 
 
При использовании материала гипперссылка на Expert Club обязательна